Статус в гис гмп что это такое

Единая система - Электронный бюджет - замкнет электронный цикл закупок

Единая система "Электронный бюджет" замкнет электронный цикл закупок

С 1 января 2016 г. все сведения, необходимые для осуществления государственных и муниципальных закупок, должны будут размещаться в единой информационной системе "Электронный бюджет" (ЕИС). Оператором системы является Федеральное казначейство. О том, какими полномочиями оно обладает, а также об основных принципах действия ЕИС рассказывает наш эксперт.

Что входит в сферу полномочий Федерального казначейства как оператора ЕИС?

Согласно Постановлению № 996 Федеральное казначейство наделено полномочиями:

  • по созданию и развитию ЕИС в соответствии с функциональными требованиями (за выработку этих требований несёт ответственность Минэкономразвития России);
  • по обслуживанию и ведению ЕИС (за исключением поддержки её пользователей);
  • по установлению порядка регистрации в системе и её использования.

Такой подход к распределению полномочий позволит максимально эффективно использовать информационно-технологическую инфраструктуру Федерального казначейства, сократить сроки и стоимость реализации проекта по созданию ЕИС за счёт использования программно-аппаратного комплекса общероссийского официального сайта закупок, а также – обеспечить поэтапный запуск ЕИС с минимальными потрясениями для внешней среды.

При этом ЕИС должна быть встроена в общую структуру информационных систем в сфере бюджетных правоотношений?

В соответствии с требованиями Закона № 44-ФЗ информационное обеспечение контрактной системы должно осуществляться посредством взаимодействия ЕИС с иными системами, включая Электронный бюджет.

Это позволит интегрировать бюджетные и закупочные процессы: от инициации потребности, планирования и осуществления закупки до заключения в электронной форме контракта, принятия работ и оценки результата исполнения контракта согласно принципам, заложенным в Законе № 44-ФЗ.

В настоящее время бюджетные и закупочные процессы на технологическом уровне являются разрозненными. Заказчики вынуждены работать в нескольких информационных системах, перенося данные из одной в другую или даже дублируя их.

Новации по взаимодействию ЕИС "ЭЛЕКТРОННЫЙ БЮДЖЕТ" и ЗАКУПОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ учреждений в экспертных материалах:

- Единая информационная система в сфере закупок Посмотреть в демо-версии >>
- Обеспечение закупочной деятельности в Электронном бюджете Посмотреть в демо-версии >>

Отсутствие единых справочников и классификаторов в бюджетных и закупочных системах требует дополнительных трудозатрат для обеспечения непротиворечивости данных. Так, например:

  • размещение информации о госзакупках осуществляется на официальном сайте;
  • электронные торги проводятся на электронных площадках;
  • автоматизация деятельности заказчиков осуществляется в региональных и муниципальных системах;
  • контролирующие органы в плане автоматизации используют собственные системы;
  • через единый портал бюджетной системы осуществляется ведение реестров контрактов и банковских гарантий;
  • бюджетное планирование, неразрывно связанное с закупочным процессом, осуществляется в системах управления общественными финансами.

В рамках развития подсистем Электронного бюджета заполнение единых формуляров электронных документов по мере их продвижения в бизнес-процессе и обеспечение юридической значимости данных позволят использовать их для регистрации финансово-хозяйственных операций в учёте.

Все статус в гис гмп что это такое сформированные в подсистемах Электронного бюджета сведения, подлежащие согласно требованиям законодательства размещению в открытом доступе, будут размещаться в ЕИС.

Осуществлены ли сегодня какие-либо конкретные действия по интеграции информационных систем?

В Электронном бюджете уже начата реализация таких важных для обеспечения закупочной деятельности процессов, как: бюджетное планирование; формирование и доведение лимитов бюджетных обязательств; формирование информации о закупках; осуществление контроля по ч. 5 ст. 99 Закона № 44-ФЗ; санкционирование оплаты выполненных работ по государственным контрактам.

Все данные, необходимые для объединения бюджетных и закупочных процессов, будут доступны в структурированном виде федеральным и региональным заказчикам в личных кабинетах Электронного бюджета и через интеграционный шлюз ЕИС.

Каких результатов в итоге вы планируете добиться?

В рамках взаимодействия ЕИС с системой «Электронный бюджет», а также региональными и муниципальными информационными системами в сфере закупок и использования централизованных справочников и классификаторов, включая единый каталог товаров, работ и услуг, будет обеспечена возможность сквозного контроля на всех этапах контрактной системы.

Посредством структурированного ведения электронных формуляров документов будет обеспечена однократность ввода информации. Максимальное структурирование и опубличивание информации позволит обеспечить открытость закупочного процесса.

При этом ЕИС будет обеспечивать информационное взаимодействие всех участников закупочного процесса, выступать системой для раскрытия информации за счёт предоставления удобных сервисов для поиска, сбора, обобщения и систематизации информации об осуществлении закупок.

Помимо этого, ЕИС также предоставит возможности для формирования и размещения органами власти, уполномоченными на осуществление функций по контролю и аудиту в сфере закупок, информации, предусмотренной Законом № 44-ФЗ.

Вы упомянули о том, что Федеральное казначейство будет осуществлять контроль, предусмотренный ч. 5 ст. 99 Закона № 44-ФЗ. Что входит в данный процесс?

В рамках указанной статьи Федеральное казначейство, используя сервисы Электронного бюджета, будет осуществлять автоматический контроль документов, подлежащих размещению в ЕИС, на соответствие ключевым финансовым показателям. Это, в частности:

1) соответствие информации об объёме финансового обеспечения, включённой в планы закупок, информации об объёме финансового обеспечения для осуществления закупок, утверждённом и доведённом до заказчика;

2) соответствие информации об идентификационных кодах закупок и об объёме финансового обеспечения для осуществления данных закупок:

  • в планах-графиках – информации, содержащейся в планах закупок;
  • в извещениях об осуществлении закупок, в документации о закупках – информации, содержащейся в планах-графиках;
  • в протоколах определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) – информации, содержащейся в документации о закупках;
  • в условиях проектов контрактов, направляемых участникам закупок, с которыми заключаются контракты, – информации, содержащейся в протоколах определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей);
  • в реестре контрактов, заключенных заказчиками, – условиям контрактов.

При этом размещение документов в ЕИС будет возможно только после успешного прохождения указанного контроля.

Данный механизм позволит минимизировать риски возникновения кредиторской задолженности при исполнении обязательств по оплате государственных контрактов.

Подсистема управления закупками будет обеспечивать формирование, согласование и актуализацию заказчиками документов в рамках всего закупочного процесса с целью организации автоматизированного контроля по ч. 5 ст. 99 Закона № 44-ФЗ.

В настоящий момент в подсистеме управления закупками Электронного бюджета уже реализован функционал ведения реестров контрактов и банковских гарантий.

В полной версии интервью вы узнаете:

  • В чём заключается функционал ведения реестров?
  • Каким требованиям должны соответствовать региональные и муниципальные системы?
  • Какие объёмы информации по предварительным прогнозам планируется интегрировать в ЕИС?

Есть вопрос? Наши эксперты помогут за 24 часа! Получить ответ Новое

Куда идет ИТ-бюджет Росказны?

Куда идет ИТ-бюджет Росказны?На фоне политики жесткой экономии Минфин направляет громадные средства на финансирование ИТ-проектов, за которые отвечает Федеральное казначейство. Между тем, отмечают СМИ, расходование этих денег вызывает серьезные вопросы.

12:55, 19.11.2015 // Росбалт, Бизнес

Главный айтишник Федерального казначейства Сергей Гуральников «пилит» бюджет по старинке?

На рассмотрение в Госдуму РФ внесен проект бюджета на 2016 год, вызвавший, пожалуй, самые жаркие споры за последние годы. Самое серьезное сокращение грозит ЖКХ — на 41,4%, с 132,3 млрд до 78,8 млрд рублей. На 10,9% урежут финансирование «Здравоохранения» (с 531,4 млрд до 473,7 млрд рублей), почти на 8% - «Образования» (с 629,3 млрд до 579,8 млрд рублей), при этом в бюджете индексация стипендий не заложена. Повышение пенсий на 4% не дотянет даже до прогнозируемого уровня инфляции, а это значит, что пенсионерам придется еще такое туже затянуть пояса.

Кроме того, может быть рассмотрена возможность не индексировать это пособие работающим пенсионерам. Минфин также предлагает заморозить пенсионные накопления на 2016 год, а это 342,2 млрд рублей. Регионы пострадают тоже, если в следующем году не повысить бюджетные кредиты. Минфин заложил на них 140 млрд рублей против 310 млрд в 2015-м. Но и это проблемы не решит: субъекты Федерации страдают от низкой бюджетной обеспеченности и требуют равных условий, которые, по их словам, достижимы, если к существующему фонду финансовой поддержки дополнительно добавить триллион рублей. А сегодня весь фонд составляет 500 млрд.

На фоне объявленной Минфином политики жесткой экономии бюджета и борьбы за каждую копейку, когда сокращаются расходы по самым жизненно важным направлениям, включая оборону страны, само ведомство проявляет удивительную щедрость, направляя громадные средства на финансирование государственных информационных систем (ГИС) и других ИТ-проектов, за которые отвечает подведомственное министерству Федеральное казначейство.

По оценкам специалистов, ежегодно расходы Росказны по ИТ-направлению достигают почти 9 млрд рублей. Анализ сайта госзакупок показывает, что отдельные проекты ведомства регулярно поглощают миллиарды казенных средств, при этом точные сроки их внедрения, пожалуй, не назовет даже само Казначейство. Не раскрывает точных данных и первый заместитель руководителя ведомства Сергей Гуральников, который, собственно, и курирует информатизацию. Пять лет он находится при должности, осваивая бюджет, который растет, так же как и доходы самого Гуральникова. В 2011 году, менее чем через год после поступления на службу в центральный аппарат Казначейства, он задекларировал 27 млн рублей. Тогда как в 2010 году чиновник смог заработать в десять раз меньше — только около 2,5 млн рублей.

Обогащается не только ИТ-казначей, но и аффилированные с ним структуры — активные участники государственных тендеров Росказны. Из них выделяются, как минимум, три фирмы — ООО «Ситоника», ООО «Мобтехнолайн» и ООО «Мегар». Первые два учреждены Альбертом Моргуновым — в недавнем прошлом неизменным членом тендерных комиссий Управления Федерального казначейства по Краснодарскому краю, которое ранее возглавлял Гуральников. С его переходом в Москву Кубань покинул и Моргунов. Одним из совладельцев «Мегара» выступает то же лицо, которое по совместительству является гендиректором «Мобтехнолайна».

В сентябре прошлого года именно «Мобтехнолайну» достался лакомый заказ на модернизацию системы видеоконференцсвязи центрального аппарата Федерального казначейства на сумму 28,6 млн рублей. Стоимость отдельных видов оборудования и услуг в рамках этого госзаказа выглядит явно завышенной — начиная от проводных микрофонов за 17 тыс. рублей каждый и точки беспроводного доступа в Интернет за 46 тыс. рублей и заканчивая установкой оборудования за 2 млн рублей. И это только по официальным данным. По другим источникам, многие заказы Казначейства оседают в аффилированных с Гуральниковым структурах в обход сайта госзакупок.

Тот же «Мегар» прочно «сидит» на одной из главных статей расхода ИТ-бюджета Росказны — доработка и сопровождение Автоматизированной комплексной системы исполнения сметы органов Казначейства («АКСИОК»). Только за прошлый год «гонорар» фирмы составил по ней 341,4 млн рублей. А всего, по некоторым данным, ведомство выплатило «Мегару» за поддержку программного обеспечения почти полмиллиарда рублей. При том что «АКСИОК» уже давно и успешно разработан совсем другой компанией — ООО «Рассвет» — и, судя по сайту разработчика, постоянно дополняется и обновляется. Среди других близких к Гуральникову структур — ЗАО «Сириус», тоже родом из Краснодарского края и занимается поставками Казначейству аппаратного и программного оборудования. За два прошедших года компания получила госзаказ на 162,6 млн рублей.

В одном из интервью Сергей Гуральников мечтательно заметил, что масштабы информатизации Росказны «безграничны, как Вселенная», и зависят только от глубины погружения в проекты. Похоже, чиновник так глубоко погрузился в недра бюджета электронного, что никак не может достичь дна бюджета реального, который по отдельным статьям ИТ-расходов растет в геометрической прогрессии.

Налицо парадокс: с одной стороны, внедрение информационных технологий всячески поддерживается властью как эффективное средство противодействия коррупции; с другой стороны, сфера ИТ считается одной из самых коррупционноемких. Чиновничьи должности, имеющие отношение к распределению ИТ-бюджетов, считаются наиболее «кормовыми». И заполучить их не так-то легко. Нужно иметь связи и влиятельных покровителей, размер «отката» которым тоже нужно учитывать при формировании заявок на закупки.

К примеру, предшественника Гуральникова - Алексея Попова - в свое время продвинула в Казначейство могущественная ИТ-компания IBS. А покровителем самого Сергея Гуральникова называют Александра Ремезкова, бывшего первого вице-губернатора Краснодарского края, курировавшего весь экономический блок региона. Ныне Ремезков — депутат Госдумы со «скромным» доходом за прошлый год в 331 млн рублей и недвижимостью в Австрии, за которую выступает его дочь-гимнастка. Старший сын, окончивший элитную школу в Великобритании, переехал в США ради учебы в военном колледже. Средний тоже получает знания в английской частной школе. Ремезков, занимающий пост зампреда думского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, разумеется, в зарубежной дислокации своего семейства ничего зазорного не видит и называет своих детей «патриотами».

Каков уровень патриотизма у самого депутата, наглядно демонстрируют многочисленные скандалы с распродажей заповедных земель в Краснодарском крае под коттеджную застройку. Несколько лет назад общественности и экологам чудом удалось предотвратить передачу в частные руки участка, расположенного на территории памятника природы в Геленджике. Его беззастенчиво пыталась сбыть подконтрольная Ремезкову «Черноморская финансовая компания» (ЧФК). Экологи выяснили, что гендиректор компании Евгений Мышалов является американским гражданином, а сама ЧФК уходит глубоко корнями в офшоры. Правда, ей это не мешает и сегодня, вероятно нарушая законы, приторговывать землей и целыми коттеджными поселками на Кубани.

Александр Ремезков только умело оперирует такими понятиями, как «патриотизм» и «законность». В Краснодаре он поначалу, судя по всему, не гнушался роли простого «решалы», устанавливая таксы за место в бизнесе или на должность, которая превышала 40 тыс. долларов. Занимался отмыванием доходов через ЧФК, а физической расправы от «ремезковских» ребят боялась вся округа. Уже потом подмял под себя всю экономику региона. Эта всеядность чуть не погубила вице-губернатора: когда в 2008 году в администрации Краснодарского края прошли обыски в связи с неким уголовным делом, Ремезков спешно подал в отставку. Вскоре легализовался как председатель совета директоров «Крайинвестбанка», через который проходили все бюджетные деньги Краснодарского края, пока в 2011 году не получил депутатскую неприкосновенность.

В краснодарских верхах также рассказывают, что назначение Гуральникова на доходное место пролоббировал в 2010 году тогдашний глава УФСБ Краснодарского края, генерал Михаил Власенко. С ним связывают целую серию коррупционных скандалов с криминальным оттенком, произошедших на Кубани. Местные СМИ, называвшие Власенко серым кардиналом региона, рассказали множество колоритных историй в духе бандитских 90-х — про отъем бизнеса, рейдерские захваты и беспредел со стороны подчиненных Власенко, которые помимо всего прочего покровительствовали теневым землевладельцам и жилищным мошенникам. Сам генерал от подчиненных не отставал — «крышевал» авторитетных бизнесменов и даже воров в законе. В частности, Ару Армавирского, под чьим контролем находится весь кубанский наркотрафик. Криминальный авторитет сам называл начальника УФСБ своей «крышей» и не стеснялся рассказывать, что «ничего не боится, потому что Власенко — в доле». После Олимпиады Власенко убрали из Краснодара, назначив на скромную должность замгубернатора Иркутской области, а недавно совсем отправили в отставку.

Других особых достижений, кроме как налаженных связей с нерукопожатными чиновниками и силовиками, в профессиональной биографии замруководителя Федерального казначейства не замечено. Тем более в области ИТ-технологий, о которых сегодня Сергей Гуральников рассуждает на публичных мероприятиях, как «продвинутый пользователь». Его послушать — так еще в начале 2000-х, когда Гуральникова только поставили руководить УФК по Краснодарскому краю, вверенное ему ведомство перешло на электронный документооборот (знакомые с реальной ситуацией краснодарские чиновники называют все это блефом). Он лихо управляется с терминологией функционирования Автоматизированной системы Федерального казначейства (АСФК), к созданию которой имеет весьма опосредованное отношение, выезжая в основном за счет наработок своих предшественников.

Первоначально за разработку автоматизированной системы в Казначействе отвечал Алексей Попов, тогдашний замруководителя ведомства. К нему в свое время было немало вопросов, когда обещанная АСФК не была вовремя введена в строй. На ее финансирование ушло более 15 млрд рублей, однако к началу 2010 года, вопреки плану, она функционировала только в 6 субъектах РФ вместо 83-х. Попова также упрекали в «тормозах» Портала государственных закупок (zakupki.gov.ru) и в том, что среди других победителей высокобюджетных тендеров ведомства — числится компания IBS, в состав которой входят созданные Поповым структуры.

В 2011 году Алексея Попова отдалили от бюджетного ИТ-пирога — он получил назначение на должность директора правительственного Департамента информационных технологий и связи. Но дело его, как оказалось, живет и процветает под руководством очередного замглавы Казначейства — Сергея Гуральникова, который как по инерции продолжает разрабатывать АСФК. Компания «Организационно-технологические решения» (ОТР) уже освоила ранее на создании системы 673 млн рублей. И, тем не менее, в 2013 году снова получили около 3 млрд бюджетных рублей, а в следующем 2014-м — еще 1,5 млрд. Выделенные компании в текущем 2015 году 175 млн — скорее всего, еще не окончательная сумма, поскольку на основе АСФК должна быть создана более масштабная информационная система «Электронный бюджет».

Единый портал, располагающийся по адресу www.budget.gov.ru, должен был заработать с 1 января этого года, но его функциональность и содержательность оставляют желать лучшего. Поэтому правительство приняло решение перенести ближе к 2020 году сроки ввода в эксплуатацию портала. Естественно, увеличатся и расходы на доработку «Электронного бюджета», которые к тому моменту должны составить без малого 15 млрд рублей, а если учесть и деньги, затраченные государством на АСФК, то — и все 30 млрд. Между тем, портал вовсю тестирует близкая к Гуральникову компания «МТО». Росказне ее услуги уже обошлись в 153,7 млн рублей. Эта же фирма является и непосредственным исполнителем проекта управления эксплуатацией «Электронного бюджета», несмотря на то, что формально тендер стоимостью в 441 млн рублей выиграл «Техносервъ/АС».

Возможная коррупционная активность Гуральникова ставит перед риском провала всю государственную программу информатизации финансовой сферы. Как бы государству не пришлось повторно выделять средства на эту цель. Похожие прецеденты уже были. Пока не поздно, необходимо остановить разворовывание бюджета в Федеральном казначействе. На эту тему уже обратили внимание правоохранительные органы и ФСБ. Не исключено, что они захотят задать главному айтишнику Росказны несколько неприятных вопросов.

От модернизации системы Казначейства к Электронному бюджету России -> Форум на Исходниках

От модернизации системы Казначейства к Электронному бюджету России

Первый заместитель министра финансов России Татьяна Нестеренко рассказала CNews о крупнейшем проекте модернизации Федерального казначейства (ФК) и о следующем этапе информатизации – создании системы «Электронный бюджет».

CNews: Модернизация автоматизированной системы Федерального казначейства (АС ФК) проходила при вашем непосредственном участии. Как вы можете оценить значение реализации этого проекта для государственного управления? Можете с чем-то сравнить?

Татьяна Нестеренко: Я думаю, что наиболее взвешенную оценку результатов модернизации системы могут дать другие организации. По крайней мере, я могу опираться на мнение специалистов Всемирного банка, которые изучали нашу АС ФК в рамках встреч, проводимых по линии АТЭС во Владивостоке. Они оценили созданную в Казначействе систему как одну из лучших, наиболее передовых в мире систем, обеспечивающих соблюдение важнейших принципов, заложенных в управление финансами.

Речь идет о едином счете, при использовании которого отделяются данные о финансах от информации о правах на распоряжение ими. Мы реализовали эту концепцию как раз в рамках модернизации системы Казначейства. Все деньги консолидированы на едином счете Федерального казначейства в Центральном банке, и только в момент платежа прикрепляются данные о соответствующих участниках бюджетного процесса. Это дало нам возможность снижать расходы, связанные с управлением долгом, реже проводить займы на рынке. И это все благодаря возможности гибкого управления ресурсами, то есть размещения временно свободных средств, когда в них возникает необходимость. Более того, мы вместе с Центральным банком еще и укрепляем банковскую систему, когда необходимо поддержать ликвидность в этом секторе. Таким образом, то, что мы сделали, принесло существенную пользу России.

Татьяна Нестеренко: Казначейство очень быстро доводит всю информацию о состоянии финансов до любого муниципалитета, такая скорость сейчас недостижима во многих развитых европейских странах

У нас была ситуация в феврале 2013 года, когда из-за состояния средств на счете могли остановиться выплаты зарплат, пенсий и льгот. А это, помимо прочего, означает социальную нестабильность. И такой ситуации помогла избежать система управления ликвидностью счета.

Второе преимущество, которое мы получили – сокращение сроков составления отчетности, прозрачность ее формирования, высокая скорость получения аналитической информации. Все это усиливает наш управленческий ресурс. Чтобы принимать решения, нужно понимать, что происходит. Казначейство очень быстро, буквально «Т+1», если считать по дням, доводит всю информацию о состоянии финансов до любого уровня, до любого муниципалитета. Такая скорость предоставления достоверных данных сейчас недостижима во многих развитых европейских странах.

Третья выгода от новой информационной системы Казначейства – оптимизация расходов на содержание государственного аппарата. Положительный эффект был достигнут в результате оптимизации бизнес-процессов, изменений в самом Казначействе, использования новых технологических решений, и он позволил сократить численность государственных служащих в Федеральном казначействе на 20%, сделать всю систему более эффективной.

Все эти изменения – управление финансами, ускорение формирования отчетности и снижение расходов на госаппарат – дали положительный результат для системы управления государством, для страны в целом, и сейчас этот опыт перенимают наши коллеги по АТЭС и во Всемирном банке. Но и мы не стоим на месте, у нас есть планы дальнейшего развития.

CNews: Проект модернизации АС ФК, наверное, был одним из крупнейших в сфере информационных технологий в Российской Федерации. И подрядчики готовят описание этого многолетнего проекта, где в исторической перспективе расскажут обо всех этапах, сложностях и успехах. Как вы относитесь к подобной инициативе?

Татьяна Нестеренко: Я полностью поддерживаю эту идею. Для всех, кто входит в такие проекты, это будет учебное пособие, методичка с описанием, как лучше управлять подобными проектами, с чего начинать, где возможны ошибки, чего нужно избегать. Есть много учебников по управлению проектами, но я думаю, что каждый опыт уникален и ценность учебника повышается, если он адаптирован к той среде, которая нужна изучающему. В данном случае речь идет о масштабах государства. В Российской Федерации своя среда, нужно уметь работать здесь. Мы не можем взять с чистого листа зарубежный опыт и сразу использовать его здесь. Как, собственно говоря, и они не могут взять наш опыт. Поэтому в данном случае, если разработчики создадут такую книгу, методологию, историю – что угодно – я думаю, для многих это будет очень полезно.

CNews: Какие новые задачи были сформулированы в ходе проекта модернизации? Какова концепция создаваемого «Электронного бюджета» и какая роль в нем отводится Федеральному казначейству?

Татьяна Нестеренко: Действительно необходимо пояснить концепцию проекта «Электронный бюджет», который мы реализуем, в чем его отличие от модернизации АС ФК. Для этого нужно акцентировать внимание на логическом продолжении реформ, о которых я говорю. Мы научились быстро считать деньги, управлять финансами. Для этого мы создали единый счет. Научились быстро составлять отчет об исполнении бюджета – не только федерального, перевели субъекты на кассовое обслуживание. На протяжении последних десяти лет Счетная палата всегда подтверждает наши отчеты по всем исполнениям бюджетов. Но это не дает ответа на вопрос о том, достаточно ли достоверны эти отчеты.

Дело в том, что у нас вся информация структурирована, есть классифицированная единица – рубль – и есть коды классификации, поэтому машинная обработка проводится быстро. Но что касается состояния активов, обязательств, дебиторской, кредиторской задолженности – здесь совсем другая ситуация. Мы ждем отчеты с мест, потому что это – данные для Главной книги. В этой части тоже проведена информатизация, но она локальная на уровне бюджетополучателей в субъектах – конкретных школ, больниц.

В основе отчетов – данные, заведенные в учетную систему многими людьми. Могу ли я быть уверена, что все договоры, которые мы заключили, уже заведены в этот отчет, и что бухгалтеры отразили в ней все свои операции? Никто на более высоком по отношению к ним уровне сказать не может, и я тоже.

Мы формируем отчеты только на основе данных о том, сколько прошло денег – наш отчет о финансах адекватен. А сколько договоров лежит, условно говоря, у бухгалтеров в столах, неизвестно. Мы столько всего сделали в плане управления финансами, но становится ли наш бюджет от этого прозрачнее? Мы не можем это сказать, потому что увеличившийся объем машинно обрабатываемой информации не означает, что поменялось качество данных, если они не структурированы, если бюджетные показатели не связаны с результатами. То есть, если люди вообще не могут понять, что же конкретно предполагается построить, какой объем услуг получить, то эта информация не может быть достоверна.

Поэтому, когда мы задали себе эти вопросы – о качестве и достоверности информации, – то решили поставить во главу угла будущей системы ту единицу, которая непосредственно ведет учет активов и обязательств, и которая может связать данные с результатами – бухгалтера в конкретном учреждении.

Татьяна Нестеренко: Модернизация Казначейства по большому счету велась только в самом ведомстве, а «Электронный бюджет» – это уже модернизация самих участников бюджетного процесса, продолжение реформ

Мы понимаем, что без систематизации и кодирования все формуляры, бизнес-процессы бесполезны. Если эту информацию не сможет читать машина, ее нельзя использовать. Значит, если мы решаем эти вопросы, то на портале необходимо создать «кабинет бухгалтера», заполнить его формулярами, разработать бизнес-процессы, составить систему справочников, которыми бухгалтер может руководствоваться, заполняя эти формуляры. И системой будет автоматически вестись Главная книга Российской Федерации. Автоматически – в этом глобальный смысл «Электронного бюджета».

И здесь уже возникает вопрос, нельзя ли централизовать учетные функции, которые выполняют бухгалтеры, в Казначействе? У нас в стране около пяти миллионов бухгалтеров работают в бюджетной сфере, и за счет создания централизованной бухгалтерии можно значительно сократить операционные расходы. Поскольку Казначейство является оператором создаваемой системы (в нем размещаются основные ГИСы, государственные информационные системы), то в этом направлении и будут изменяться его функции и роль.

CNews: Можно ли сравнить масштабы двух проектов: модернизации автоматизированной системы Казначейства (АС ФК) и создания «Электронного бюджета»?

Татьяна Нестеренко: Да, масштабы сопоставимые, причем я бы назвала реализацию «Электронного бюджета» более масштабным проектом. Дело в том, что модернизация Казначейства по большому счету велась только в самом ведомстве. Да, изменения прямо или косвенно затронули наши системы, взаимосвязи с участниками бюджетного процесса, но в минимальном объеме. А «Электронный бюджет» – это уже модернизация самих участников бюджетного процесса, продолжение реформ.

CNews: Можете ли вы обозначить самые сложные и наиболее критические ситуации, которые пришлось преодолевать в ходе реализации проекта модернизации АС ФК? И какие факторы вы можете выделить как ключевые, которые обеспечили успех этого проекта?

Татьяна Нестеренко: Первым и ключевым фактором успеха стало то, что это был проект Минфина. На начальном этапе Федеральное казначейство входило в структуру Министерства финансов, к мнению которого прислушиваются, оно определяет политику в этой сфере, и оно же обеспечило проект всеми необходимыми ресурсами. Вторая причина успеха заключается в том, что работа велась командой специалистов высокого уровня, была создана эффективная система управления проектом. Большую консультативную помощь нам оказывали и стратегические партнеры из Всемирного банка в вопросах подходов к управлению проектом, и относительно тех решений, которые необходимо реализовать. Важно и то, что часть изначально заложенных в проект средств, была сэкономлена при его выполнении.

Безусловно, встречались и сложности, но они не были критическими. Самое сложное в России – это реализация того, что задумано. Мы можем что угодно придумать, составить планы, изобрести. А вот исполнить – это, оказывается, очень тяжело.

Трудности были с нормативно-правовым регулированием. Информационные решения строятся на бизнес-процессах, которые действуют в формализованном правовом поле, а соблюсти все правила и ограничения всегда тяжело, когда много участников. Например, на определенном этапе были сложности в согласовании действий с Центробанком, когда мы собирались интегрировать в платежный документ новые поля – коды классификаций – для ускорения учетных операций. Но это все известные риски, никаких необычных серьезных проблем у нас не возникало.

И сейчас, после того, как модернизация АС ФК была названа одним из лучших проектов Всемирным банком, я горжусь, что стояла у его истоков, работая руководителем Федерального казначейства.

Нужно отметить лидеров проектной команды. Это директор проекта Валентина Малышева, Роман Артюхин, ИТ-директор проекта Алексей Попов, архитектор Людмила Лопина. В работе всех участников проекта был замечательный командный дух.

CNews: Вы упомянули, что одной из сложностей при реализации проекта было изменение законодательства и, возможно, из-за этого пришлось сдвинуть сроки реализации проекта. Предполагалось, что он закончится в 2010 году, а он завершился только в 2012-м.

Татьяна Нестеренко: Причиной тому действительно стали проблемы нормативно-правового регулирования. Это очень большая работа – пройти все стадии от бюджетного кодекса до каждой инструкции. Здесь фигурирует множество интересов, возникает большое количество споров. Особенно сложное обсуждение у нас было с субъектами Российской Федерации о том, как строить новую модель, потому что мы, в конечном счете, приняли решение в отношении кассового обслуживания со стороны Казначейства, и субъектам казалось, что федеральная структура вмешивается в их полномочия, нарушает их почти суверенный статус. Дело дошло даже до Президента России, который лично поставил точку в этом вопросе. И после этого примерно в течение года была пауза, когда мы вместе с финансистами субъектов вырабатывали эти решения.

Татьяна Нестеренко: Не нужно делать систему «Электронный бюджет» монолитной и централизованной, лучше реализовать ее по аналогии с AppStore, в виде «магазина решений»

Сейчас к всеобщему удовлетворению многие субъекты переходят на новую модель обслуживания, при котором Казначейство ведет не только сам счет субъекта, но и все лицевые счета его участников, выполняя эти функции. Субъекты поняли, что как оператор Казначейство не определяет политику операционной деятельности. Поэтому они отдают Казначейству ряд функций «на аутсорсинг» и сокращают свои расходы на их выполнение.

CNews: Возможны ли какие-то проблемы взаимодействия с регионами при создании системы «Электронный бюджет»?

Татьяна Нестеренко: При разработке концепции «Электронного бюджета» мы сразу заложили принцип опциональности. Если субъекты Федерации будут заинтересованы в снижении операционных расходов, в том числе и на создание информационных систем, и захотят использовать нашу разработку, мы им передадим алгоритмы, программы для ведения учета. Если же субъекты решат делать свои системы – мы не будем им препятствовать, поскольку у нас федеративное устройство государства. Но мы не можем ждать, как будут развиваться решения у других разработчиков – наша задача сделать свое.

Разрабатывая систему, мы пришли к выводу, что не нужно делать ее монолитной и централизованной. Для большей гибкости и лучших возможностей по интеграции лучше ее реализовать по аналогии с AppStore, в виде «магазина решений». Возможно, это будут открытые решения, которые другие разработчики смогут дорабатывать в соответствии с созданными нами правилами. Мы хотели бы создавать систему с возможностями расширения, создания и подключения других решений, чтобы развивать рынок. Для нас рынок означает конкуренцию, которая всегда поддерживает уровень качества.

CNews: Какие другие сложности вы видите при реализации проекта?

Татьяна Нестеренко: Первая возможная сложность – необходимость систематизации и кодирования информации. У нас нет правил использования информации, которые бы позволяли в дальнейшем эту информацию обрабатывать машинным способом. Разработав коды классификации для учета финансов, мы начали эту работу. Поэтому мы так легко создаем отчеты. Но чтобы связать деньги с результатами, нужно, как я говорю, «оцифровать материальный мир». Мы должны быть уверены, например, что начисляя заработную плату в ведомости, наименование должности пишут не просто «главный специалист» с большой буквы, или с маленькой, а точно так, как она записана в конкретном реестре. Если указываются дорога, улица, дом – на все должны быть правила составления этой информации и ее использования. Тогда информацию можно будет обрабатывать машинным способом.

Создание системы ведения этих справочников – самая сложная задача. Изначально, когда в России формировалось электронное правительство, было предложено много решений, но я никогда не слышала, чтобы названную мной задачу ставили в центр внимания. Почему у нас так тяжело продвигается развитие электронных госуслуг – потому что нет систематизации информации. Берем, к примеру, УЭК – она работает, но это только ключ к хранилищу информации. Мы в это хранилище попадаем, а там хаос. Именно эту проблему мы и обсуждали на совещаниях, в том числе в правительстве.

В конечном итоге было принято решение возложить задачу систематизации и кодирования информации на Федеральное казначейство. Это было сделано не случайно, поскольку только оно, пожалуй, могло с ней справиться. И Казначейство уже разработало соответствующую концепцию систематизации и кодирования информации.

Еще одна непростая задача, над решением которой мы работаем – заставить многие ведомства отказаться от их собственных классификаций и справочников. У нас одних только справочников и реестров населенных пунктов шесть штук. И нужно, чтобы пять министерств и ведомств отказались от своих, а шестой реестр был доработан в соответствии с новым форматом. Мы будем выходить на уровень правительства, докладывать Комиссии по информатизации. Я абсолютно убеждена, что без этого не будет ни системы электронного управления вообще, ни «Электронного бюджета» в частности. Потому что «Электронный бюджет» – это только слепок системы электронного управления.

Следующая задача – разработка и правовое описание всех бизнес-процессов. Нужно уметь прогнозировать и создавать их достаточно гибкими, понимая, как могут трансформироваться те или иные решения в будущем, с учетом специализации функций, передачи их части на аутсорсинг и т.д.

CNews: Межведомственное взаимодействие сейчас – это, наверное, основная проблема в реализации крупных проектов в сфере информационных технологий. Как вы считаете, для ее решения достаточно ресурса правительственной Комиссии по информатизации? Или, как в некоторых странах, возможно, нужен какой-то постоянно действующий орган с определенными полномочиями, который выполнял бы роль федерального «директора по информационным технологиям»?

Татьяна Нестеренко: Комиссия нужна, но я хотела бы видеть более существенную роль Министерства связи и коммуникаций в этом направлении. Подготовка всех решений в этой сфере должна быть, конечно, сконцентрирована в руках тех людей, которые формируют и реализуют политику в сфере ИТ, а этим занимается Минкомсвязь. Конечно, можно создать и отдельный орган, но я считаю, что лучше усилить роль Минкомсвязи компетенциями и, при необходимости, ресурсами.

В этой связи нужно понимать усложнение системы управления государством. Если на заре организованного общества определенные решения принимало народное вече, потом управление усложнялось, создавались министерства. Затем шла их информатизация – сначала внутри, затем и между ведомствами. А теперь система управления выходит за пределы правительства и становится доступной гражданам. И очень важно понимать, что во всех процессах информационные решения будут играть важнейшую роль. Мир идет в этом направлении, и мы либо отстанем, либо будем следовать тренду.

CNews: Какую задачу будет выполнять «Электронный бюджет» при оказании государственных и муниципальных услуг?

Татьяна Нестеренко: Если говорить об «Электронном бюджете», то его сопровождает ГИС ГМП (Государственная информационная система о государственных и муниципальных платежах). Она является его частью и связана с оказанием услуг системой. В ГИС ГМП как раз отражаются все начисления и уплата доходов, в ней можно найти информацию об оказании услуг и о фактах оплаты.

Татьяна Нестеренко: Создание системы ведения этих справочников – самая сложная задача. У нас так тяжело продвигается развитие электронных госуслуг, потому что нет систематизации информации

Пока еще остается много проблем. Вы знаете, что в прошлом году они были в Москве в связи со штрафами ГИБДД, когда в системе не находилась информация о фактах оплаты, и штрафы продолжали числиться за водителями. Но сейчас, после введения идентификаторов начисления платежа, ситуация, я думаю, нормализовалась.

В дальнейшем мы планируем развивать систему в этом направлении, создать так называемый реестр платежей – информационный ресурс, которым будут пользоваться в том числе и граждане для более простого получения услуг в различных жизненных ситуациях. Система в зависимости от запроса сможет сразу предоставлять все необходимые платежные документы с заполненными полями реквизитов платежа. Этот платежный документ после подтверждения банком перевода будет храниться в информационных системах.

CNews: В конце прошлого года была запущена тестовая версия портала «Электронного бюджета». Когда портал будет запущен официально?

Татьяна Нестеренко: По графику мы планируем запустить его в 2014 году. Мы получили в тестовой версии все необходимые, на наш взгляд, замечания сообщества и рынка, и сейчас дорабатываем портал с учетом поступивших предложений.

CNews: Вы говорили о том, что нужно «оцифровать мир», имея в виду объекты, которые становятся частью ваших крупных информационных систем. Насколько вы удовлетворены информационными системами самого Министерства финансов сегодня, какие из них используете лично?

Татьяна Нестеренко: В целом в информатизации министерства все в порядке. Мы серьезно изменили состояние наших информационных ресурсов. У нас было 400 алгоритмов и программ. После сокращения и интеграции осталось около 200, а должно остаться всего 100. Мы делаем их базовыми, гибкими, чтобы ими могли пользоваться все.

В наших планах информатизации есть и развитие внутренних минфиновских порталов. Для меня лично там содержится вполне достаточно информации. Наши бизнес-процессы – составление росписи бюджета, подписание документов – ведутся в электронном виде. А еще буквально четыре года назад ежедневно мне приносили по несколько пачек бумаг с изменениями в бюджетную роспись. Сейчас я смотрю документы пока еду в машине – делаю это буквально одним кликом.

Я, конечно же, как куратор информационных систем следую прогрессу: получаю новости через социальные сети, пользуюсь Twitter, Instagram. Хотя сама не пишу, но я живу в этой среде. Вместе с тем я лучше воспринимаю информацию на бумаге. Это вопрос психологии. Хотя у нас все документы в электроном виде, но для работы я всегда прошу вывести документы на печать. Мне нужно с ручкой в руках посидеть над документом, изучить его, сделать замечания, хотя, конечно, есть возможность сделать это прямо на iPad. Я так легче воспринимаю информацию. Но многие наши сотрудники, уже вообще не могут работать с бумажными документами.

Наверное, есть к чему еще стремиться. Еще раз повторю, что у каждого человека свои потребности. Кто-то, например, предпочитает лично встречаться с людьми, а другой может сказать: «Надо же такое придумать, а где ваши информационные технологии?» и предложит провести видеоконференцию.

I'm just a bot



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Росказна электронный бюджет инструкция - Руководства Эскиз одежды линиями

Статус в гис гмп что это такое Статус в гис гмп что это такое Статус в гис гмп что это такое Статус в гис гмп что это такое Статус в гис гмп что это такое Статус в гис гмп что это такое Статус в гис гмп что это такое Статус в гис гмп что это такое

Похожие новости