Парный конферанс сценарии

Заглавная страница Избранные статьи Случайная статья Познавательные статьи Новые добавления

Предыдущая16171819202122232425262728293031Следующая

ЗНАЧЕНИЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ НОМЕРОВ В ДРАМА­ТУРГИИ СБОРНОГО КОНЦЕРТА. - ЗАКОНОМЕРНОСТИ В ПОРЯДКЕ ВЫ­СТРАИВАНИЯ НОМЕРОВ. - НАЗВАНИЕ КОНЦЕРТА. - РОЛЬ КОНФЕРАН­СЬЕ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ДРАМАТУРГИИ СБОРНОГО КОНЦЕРТА. - ПАРНЫЙ КОНФЕРАНС. - ДРАМАТУРГИЧЕСКИЙ ПРИЕМ ВОВЛЕЧЕНИЯ ЗРИТЕЛЕЙ В ИГРУ (СИТУАЦИЮ). - ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБРАЗА КОНФЕРАНСЬЕ. -МЕСТО И ЗНАЧЕНИЕ ВСТУПИТЕЛЬНОГО ФЕЛЬЕТОНА (МОНОЛОГА) В ДРАМАТУРГИИ КОНЦЕРТА.

Пойдем от простого к сложному. Рассмотрим драматургию сбор­ного концерта, состоящего, к примеру, из десяти-двенадцати номе­ров разных жанров.

На первый взгляд, его парный конферанс сценарии проведение не потребует от организато­ров — администратора, режиссера-постановщика и возможного сце­нариста никаких титанических интеллектуальных усилий.

Вроде, все просто! Следует распределить исполнителей в каком-то одном порядке, первым выпустить на сцену конферансье со слова­ми «Добрый вечер, дорогие друзья!» — и концерт пройдет успешно.

На самом деле все обстоит сложнее.

Сам порядок расположения номеров в любом виде концерта влияет на его драматургическое решение. Простая перестановка номеров способ­на привести к кардинальному изменению драматургии зрелища в целом.

Это легко сказать: «Выпускать артистов на эстраду в каком-то одном порядке». А на самом деле попробуем понять, в каком имен­но? По алфавиту? По возрасту? По росту? По званию?

Практика показывает, что концерт в одном отделении продолжительностью око­ло часа включает в себя, как правило, 10-12 номеров.

Стр. 194

Иногда за кулисами провозглашается шутливый лозунг: «„Концерт должен идти по нарастающей", значит, начнем с меня...».

Одно из основных правил построения концерта состоит в том, что он «должен идти по нарастающей».

Должны возрастать темпоритм концерта, качество номеров, их зрелищность и, как следствие, интерес зрителей. Каждый следующий номер должен пользоваться большим успехом, чем предыдущий. Но как это точно определить? Артист бывает «в форме, в голосе, в уда­ре», а бывает — и нет. Случается, что у артиста в зале — «его публи­ка»: ветераны, демобилизованные, молодежь, школьники, амнисти­рованные — эстрада демократична! А бывает — и «не его зритель».

Все эти факторы приводят к тому, что вопрос «кто в концерте за кем идет?» бывает очень сложным и болезненным. Здесь очень часто начинают проявляться актерское тщеславие и амбиции!.. И многое другое, не имеющее отношения к искусству.

Наверное, не следует сначала выпускать на сцену одних женщин, а потом одних мужчин. Не желательно, чтобы подряд выступали три вокалиста, а потом четыре жонглера. Хорошо бы быть в курсе того, что может исполнить конферансье, когда за его спиной будут пере­двигать рояль...

Кроме того, имеет смысл прикинуть общее время программы, ис­ходя из элементарных соображений. Обычный эстрадный концерт в одном отделении длится приблизительно час-час двадцать минут. Средний номер занимает 6-8 минут. Одна песня длится 3-4 мину­ты. В часовом концерте конферансье не должен в общей сложности занимать более 10-15 минут времени. Так как одна страница текста (28-30 строк при 60 знаках в строке) в живой речи звучит пример­но 2 минуты, можно прикинуть, что должен иметь в репертуаре ве­дущий, что от него требуется и что он может себе позволить.

Даже самый простой эстрадный концерт все-таки должен иметь ка­кую-то «шапку», «девиз», «посыл», название, пусть незамысловатое.

Например, «Приходите, побеседуем!» Или — «За чашкой чая». Та­кое себе позволял даже великий А. Райкин — это реальные названия его когда-то шедших на эстраде программ

Вспомним, что именно из-за этого — кому сейчас идти на сцену — был убит за кулисами поэт и певец Игорь Тальков..

Стр.195

А одна из концертных молодежных программ в санкт-петербург­ском Дворце культуры им. Ленсовета когда-то называлась задорно, ве­село и весьма двусмысленно: «А мы отдыхаем так!».

Впрочем, эстрадный концерт может называться и совсем просто: «Музыка, песня, сатира, юмор».

В сборном — даже по названию — концерте в любом случае присут­ствуют определенные закономерности в выстраивании последова­тельности номеров.

В данном случае, в начале, уже за занавесом, должна прозвучать какая-то бодрая музыка типа «Концертного марша» И. Дунаевско­го, потом должен выйти конферансье и, поздоровавшись с публикой, исполнить свой вступительный фельетон (монолог), имеющий пря­мое отношение к названию программы. Хорошо, если вступление тематически будет иметь отношение к залу, где проводится это ме­роприятие, к составу артистов, занятых в программе, каким-то важ­ным событиям дня или недели...

Продолжительность вступления к концерту, как правило, не должна превышать 3-4 минуты, то есть на «бумажном носителе» это полторы-две страницы.

Психологи утверждают, что любое публичное выступление не должно содержать более 2-х новых мыслей. Такова специфика вос­приятия зала. Когда появляется третья мысль — первая забывается. И тем не менее хорошо, когда уже во вступлении к сборному кон­церту прозвучат две-три хороших репризы, на которые зал среа­гирует, улыбнется, а, может быть, даже и зааплодирует.

Иногда с этой вроде бы нехитрой задачей справляется сам кон­ферансье, а иногда привлекается профессиональный автор.

Чаще всего это бывает на так называемых «корпоративных ме­роприятиях», где по условиям, выдвинутым заказчиком, надо гово­рить и шутить на заранее заданную тему, связанную с характером фирмы, компании, производства, темой самого праздника, на кото­рый приглашены артисты эстрады.

Кроме вступления к концерту конферансье должен иметь не­сколько связок-подводок к номерам разного жанра, это могут быть и короткие, на полстраницы, интермедии или репризы и, желатель­но, какой-то свой номер: юмористический, сатирический,

Стр.196

пародийный... Собственный номер конферансье, разумеется, заранее приду­мывается, пишется автором и ставится режиссером...

Таким образом, конферансье в сборном концерте очень часто прини­мает на себя функции драматурга зрелища, которые выражаются в установлении последовательности номеров, в придании программе хотя бы видимости тематизма, в обеспечении определенного сквозного действия в течение представления.

В концерте может быть «задействован» и парный конферанс, когда программу ведут два исполнителя. Иногда это ОН и ОНА; тогда в задачу автора, режиссера и исполнителей входит необходи­мость как-то решить проблему взаимоотношений ведущих между собой, иметь какие-то «маски», выписанные роли в диалогах, кото­рые артисты ведут, выходя на эстраду.

У парного конферанса более широкие, чем у конферанса-соло, возможности, но и трудностей в этом случае заметно больше.

В принципе конферансье могут работать и втроем, как это делали в свое время Е. Петросян, Л. Шимелов и А. Писаренков, и впятером, как однажды сделали наши доблестные питерские «менты» в концер­те в Кремлевском Дворце съездов...

Отметим, что вступительный монолог может быть написан как в прозе, так и в стихах, а иногда давать пусть не очень сильный, но тем не менее достаточно рельефный ход для всей дальнейшей кон­цертной программы.

Приведем пример.

В начале концерта на эстраде появляется конферансье с букетом цветов в руках и под негромкую фоновую лирическую музыку читает следующие строчки:

Я на свиданье к вам пришел с цветами,

Нарочно их для этого купил,

И, вот ведь как... Заговорил... Стихами!

Хотя всю жизнь я прозой говорил...

Цветы меня настроили невольно

На музыкальный, поэтичный лад,

И чудится не зал мне театральный,

А расцветающий весенний сад,

И номера концертные цветами

Стр.197

Мне хочется сегодня называть,

В большой букет собрать их перед вами,

И от души в подарок передать!

Примите же улыбок теплый свет,

И звонких песен красочный букет!

…………………………………….....

Несмотря на кажущуюся простоту и некоторую наивность этих строк, они давали возможность легкой театрализации дальнейше­го концерта, формально сопоставив номера с цветами, а сам кон­церт — с красивым подарочным букетом, преподносимым зри­телям...

Далее могла быть разработана тема «Цветы нашей жизни», то есть цветы как растения с такими своеобразными названиями, как Анютины глазки, или Иван-да-марья, или Столетник, Бессмертник, Незабудка, Подорожник... Могла возникнуть тема и ЦВЕТОВ РАДУГИ. «Всеми цветами радуги!» — совсем неплохое название для эстрадной программы.

Еще одной ступенью к первичной, легкой театрализации может быть придумка и реализация какой-то «ролевой игры», предложенной залу. Может быть, даже точнее будет сказать — вовлечение зрителей в ро­зыгрыш, их участие в какой-то предложенной драматургом элементар­ной ситуации.

Примером может служить такой драматургический ход: в своем вступительном монологе конферансье «озвучивает» простую мысль о том, на каких больших скоростях во всех областях вынужден жить се­годня наш мир и каждый из нас. Тут широкое ноле для шуток на тему о том, сколько времени требовалось раньше для того или иного действия или акции, и сколько требуется сейчас... Как быстро мы стали ездить, плавать, летать, богатеть, разоряться... Что можно сегодня сделать за неделю, за жизнь, за час, за минуту — дома, на работе, в постели... Вот только время от зачатия человека до его рождения испокон веков и по­ныне остается постоянным — 9 месяцев. Хоть ты умри, а это мировая константа! Точно так же как, например, нормальная температура чело­веческого тела 36 и 6 десятых градуса, а ускорение свободного падения любого тела 9,8 метров в секунду, и т. д. и т. п.

Двигаясь далее в русле этих рассуждений, можно многое со­чинить.

Стр.198

Мы можем вернуться к происходящему на сцене и в этом зале, и, вспомнив о том. что следовало бы отключить все мобильные телефо­ны, констатировать — на эти ближайшие 1 часа нашего концерта: «Вы, уважаемые зрители, будете оторваны от жизни целого мира, вы не про­смотрите ни одной телепередачи, не узнаете по радио ни одной ново­сти, не услышите ни одной новой сплетни, ни одного нового анекдота, кроме тех, что решим рассказать вам мы... Но для того чтобы вы окон­чательно не отстали от жизни мира, мы решили пойти вам навстречу и организовали при нашей концертной программе свою небольшую ра­диостанцию, свой радиоканал и время от времени будем сообщать вам, что творится за стенами этого концертного зала в привычном формате современных радиопередач... Итак, мы начинаем! Говорит радиостан­ция „Эстрада"! Московское время 19 часов 15 минут! Начинаем эст­радный концерт! Для вас поет...»

Далее этот «ход» достаточно ясен. Весь конферанс, все необходи­мые интермедии и связки между номерами подаются в известном всем формате радиопередач. Тут и «Последние известия», и юмористичес­кие передачи, и... Ну, что хотите, только «упакованное» в определен­ную и всем знакомую форму сетки радиовещания. Этот прием удобен, он может быть очень эффектен, хотя и требует некоторых умственных затрат, как, впрочем, и любая интеллектуальная работа. Тут важно не быть навязчивым, не перегружать ведение концерта дополнительны­ми и не обязательными текстовыми структурами, связанными с при­менением выбранного приема, а соблюдать чувство меры...

· · · · · ·

Очень удобным приемом «первичной театрализации» обычного сбор­ного концерта может служить трансформация образа конферансье.

Имеется в виду прием, когда он от образа обычного, стандарт­ного, относительно нейтрального «артиста эстрады» перевоплоща­ется в образ того или иного театрального персонажа. Это можно делать с самого начала концерта, впервые появляясь перед зрителя­ми в том или ином образе. Например — в образе эксцентричного ве­сельчака-говоруна, или, наоборот, забывчивого меланхолика...

В принципе, эту игру можно усилить и украсить, допустим, сменными париками, усами, накладками. Можно превратить в забав­ный номер, причем на протяжении концерта этих образов может быть несколько, особенно у артиста, обладающего даром трансформации.

Стр. 199

Соответственно меняется и сама форма подачи номеров эстрадного концерта. Условно говоря, артист эстрады так называемого «старого закала» будет объявлять номера в одном ключе, артист драматическо­го театра, изучавший систему Станиславского, — в другом, диктор те­левидения — в третьем, современный диск-жокей — в четвертом...

Хорошо, если эта линия поведения на протяжении концерта мо­жет меняться и изначальный Бомж, получивший работу и попавший в хорошую компанию и соответствующую атмосферу, может к концу кон­церта стать вполне приличным человеком, которым он когда-то, воз­можно, и был. А современный Недоросль в чем-то прозреть и стать не карикатурой, а просто смешным и милым персонажем. Но этот при­ем так же требует и сценарной проработки, и режиссерского труда, и актерских усилий...

Примером этого приема могла бы служить программа выпуск­ников Всесоюзной творческой мастерской эстрадного искусства (ВТМЭИ, сейчас имени Л. С. Маслюкова), поставленная в Москов­ском театре эстрады в середине 70-х годов. Но так случилось, что вести программу было некому.

Тогда выбор пал на одного молодого симпатичного артиста музы­кальной комедии, имевшего и свой сольный вокально-танцевальный номер и умевшего неплохо говорить. Именно говорить: он мог испол­нять монологи лирического, романтического характера, но юмор был ему не совсем свойствен, это было не его амплуа. И тогда для него был придуман образ Влюбленного, который ходит по городу и мучается, не зная, что подарить своей любимой девушке...

«Если бы я был космонавт или хотя бы астроном, я бы открыл для нее новую звезду или хотя бы маленький астероид и назвал ее именем... Если бы я был геолог, или моряк, или путешественник, или альпинист-экстремал, я бы в честь нее открыл новый остров, новый высочайший пик на земле... Если бы я был студентом торгового института, я бы от­крыл возле ее дома... ларек! С цветами! И каждый день встречал ее с новым букетом, под песню „Миллион-миллион-миллион алых роз"... Но я всего лишь артист эстрады...Что я могу? Я могу... Придумать для нее новую, блистательную эстрадную программу! Я уже, кажется, вижу празднично украшенный зал Московского театра эстрады... Я вижу внимательные лица зрителей в первых рядах, пришедших на програм­му выпускников нашего ВТМЭИ. Я вижу, как я выхожу на сцену и зал встречает меня дружными аплодисментами... А я говорю: „Спасибо,

Стр.200

дорогие друзья, право, не ожидал... Ведь выходить на сцену — моя и наша профессия, наша обязанность, тут нашей большой заслуги нет. А вот в том, что вы пришли сегодня в этот зал, несомненно ваша большая за­слуга. Я считаю, что таких зрителей артисты должны приветствовать аплодисментами!"»

На этих словах занавес взвивался, и на сцене группа участников программы аплодисментами и цветами встречала зрительный зал, ко­торый, конечно же, тоже начинал аплодировать в ответ на этот нехит­рый прием. Ну, а дальше все уже было просто. Наш влюбленный «при­думывал» для своей возлюбленной эту новую эстрадную программу, придумывал, что называется, «на ходу», в чем-то забавно нарочно, а иногда и не нарочно ошибался, попадал в забавные ситуации. Дело было сделано, с помощью в общем-то простейшего приема, но програм­ма шла, катилась, жила...

Именно вступительный монолог конферансье эстрадной программы со­держит в себе определенные признаки экспозиции, завязки, так назы­ваемого главного и предшествующего события. Только они не показа­ны, не сыграны, а переданы в тексте этого монолога, что для эстрады, с ее вечным дефицитом времени, вполне естественно.

Еще раз повторим, что это, как говорят представители точных наук, для сборной эстрадной программы «необходимо и достаточно».

Стр.201


ГЛАВА 13

Предыдущая16171819202122232425262728293031Следующая



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь - 185.162.11.69


Закрыть ... [X]

Quot;Конферанс и конферансье" Социальная сеть работников образования Спортивного комплекса десна

Парный конферанс сценарии Парный конферанс сценарии Парный конферанс сценарии Парный конферанс сценарии Парный конферанс сценарии Парный конферанс сценарии Парный конферанс сценарии Парный конферанс сценарии Парный конферанс сценарии