Как сделать лаковые туфли

1

О том, что уже не утро и что испечены уже тонны хлебов, они же съедены, и ими испражнились уже на окружающий мир, сообщает мне своим карканьем черная морда телефона. Образца тысяча девятьсот «бабушкиного» года, он привинчен к стене коридора. Бегу. На ходу заматываюсь материным безразмерным халатом и прихватываю сигаретку. Сейчас я лаковые запросто курю в коридоре. С самого начала лета — можно ли назвать лето летом в этом городе? — соседи выезжают из квартиры. К морю, заливу, реке. Они готовы ехать к стоячему болоту, вообразив, что это озеро, лишь бы приблизить себя к природе.

Я остаюсь в городе, где вдыхаю пыль мостовых, по которым разъезжают поливающие их машины. Когда они их поливают?… Пахнет бензином «запорожцев», таких же убогих, как их владельцы — инвалиды Отечественной, производства, болезней. И бензином новеньких, блестящих «жигулей» частников, всю зиму хранящихся в сараях под названием гараж, находящихся за три, а то и за пять трамвайных остановок от жилищ. Я нюхаю пот, менструацию, чесночную отрыжку в общественном транспорте. Ворчливые старухи проклинают меня за длину юбки, и одна из них, не выдержав моего безразличия, называет меня шлюхой. Сексуальный маньяк забегает со мною в лифт и достает уже возбужденный и бордовый от механического дерганья член. Я отпихиваю его музыкальной папкой, набитой Шопеном и Бетховеном.

Я остаюсь в квартире с белыми запертыми дверьми, ключи от которых хранятся в кармане пальто, не надеваемого лет десять, в боте, в ящике тумбочки под бархоткой для полирования обуви. И этим летом меня не гонят на свежий воздух «попастись в огородике». Мне не угрожают и не лишают. Это лето — «ответственное» и «решающее».

Еще в прошлом году все орали, что наши дети должны получить полное среднее образование — десять классов, — а потом пусть решают, как и кем быть. В этом году нас обозвали акселератами и передумали. Вернее, дополнили: помимо среднего образования, пусть дети овладеют профессиями слесарей, токарей, операторов счетно-вычислительных машин, монтеров. И вот акселератам выданы аттестаты о получении неполного среднего образования — дорога в профессионально-техническое училище открыта. В ремеслуху! Мне, правда, предлагают музыкально-педагогическое училище. Без «у» не обойтись, а оно как раз больше всего раздражает. Я, видите ли, не соответствую школьным стандартам. Имеется в виду, что у меня размер обуви тридцать восьмой, что ли? Сейчас я согласна просидеть еще восемь лет — надо-то всего ничего, два годика — в ненавистной школе, где мои голые колени упираются в край парты. Но что говорить — из трех восьмых классов делают один девятый. Это значит, что пятьдесят пять молодых людей, и многие с меньшим размером обуви, чем у меня, должны покинуть стены здания познаний имени летчика Чкалова.

Честно говоря, половина моих одноклассников, хотя бы внешне, очень подходит к петэу. И вид этих будущих слесарей-монтеров вызывает желание пройтись по ним быстрой пулеметной очередью. Или хотя бы бежать от них. Вот мне и предлагают нечто элегантное, что обеспечит мне «светлое» будущее — эмпеу. «Это очень выгодно», — слова доброжелательной соседки. Ну да, конечно, — по окончании училища (его еще закончить надо!) устраиваешься сразу же в несколько детских садов музыкальным воспитателем и проводишь свои дни в загадывании муззагадок деткам — обоссанным и сопливым дебилам. «А это какое животное, деточки?» — девочки запрыгают зайчиками, мальчики залетают самолетами, в то время как я буду наяривать партию Иуды из «Джизус Крайст — суперстар»!

Но для того чтобы это свершилось, я должна половину пусть и не настоящего, но лета, ходить на подготовительные курсы, оплачиваемые моей мамой. К худенькой женщине, живущей в трехкомнатной квартире. Может, она и живет в ней, потому что в свое время училась в эмпеу? Три дня назад закончились экзамены в обычной школе — я засунула в бак с грязным бельем передник, на левой стороне которого были написаны формулы-шпаргалки. Неделю назад я грела руки в варежках — их я так и оставила на подоконнике — перед последним экзаменом в музыкальной школе. И что же, опять?

Ответственность этого лета — выбор пути, обеспечивающего мне жизнь «самостоятельной женщины, гордо несущей голову». В четырнадцать лет я должна «овладевать» профессией для «будущего», для «спокойной старости», для «пенсии»! А как же сейчас? А вот тогда, лет в пятьдесят, и поживешь!

— Алло!

— Слушай, что было… Я зайду, а?

— Давай, я пока дома.

Ну что могло быть у Зоси? Заранее все знаю. Зося, она же Надя, вот оставлена в школе. На второй год, правда. Комедия! Да ее надо было с почестями, с салютом выпроваживать. Она же не давала им покоя с шестого класса: когда заявилась в черном капроне, когда выкрасилась в блондинку, когда вытаращила накрашенные уже глаза, пораженная тем, что у Пифагора есть штаны, и они во все стороны равны; когда послала историка в присутствии тридцати одного тринадцатилетнего учащегося на хер, причем сделав его из Борисыча — Абрамычем. И вот Зосе не надо думать о своем будущем, они за нее решили и подумали. Она все так же будет ходить в школу — прогуливать. Через пару месяцев после начала учебного года им-таки придется ее выставить, вручив аттестат. Она к этому все усилия приложит. Вот тут и таится ее великое комбинаторство: в петэу-то поступать уже будет поздно! Остаток года она посвятит любви к Павлу, подрабатывая в каком-нибудь магазинчике. Может, в той же булочной, где и ее мамаша. И всего четыре часа в день — она ведь несовершеннолетняя.

Зосины истории я слушаю уже полтора года. Она ранняя. «Он овладел ею!» — так пишут в романах? По-моему, она сама изнасиловала его, Павла, в тринадцать лет. А может, родилась она без девственной плевы? Сколько я ее знаю, вид у нее всегда был бабий. Маленькая, пухленькая, мордочка деревенская. Голова в плечи втянута — будто начнет сейчас идиотский танец, когда коленками чуть ли не в подбородок себе бьют. Значок учащейся петэу очень естественно смотрелся бы на ее небольшой грудке. Несмотря на мою ненависть к петэушникам, я делаю ей исключение. За то хотя бы, что она против. Неважно даже кого — школы, учителей, родителей, прыщавых одноклассников — против.

Она приходит. На коротенькой ее шее — засос. Все то же — никак не может забеременеть, чтобы получить медсправку и тогда — разрешение на брак. Бедный ее Павел сам, по-моему, не рад, что связался с малолеткой. Хотя и сам он не очень-то взрослый — восемнадцать. Зачем им жениться, что они, так не могут? Им негде. Если они поженятся, им сразу дадут отдельную жилплощадь. Вот сейчас Зося должна бежать домой и стирать простыни с кровати сестры. Они с Павлом предпочитают заниматься любовью на ее постели. Ну, а сестричка Зосина, обнаружив однажды на своей простыне подозрительного вида пятна, закатила родителям истерику. Со слезами и угрозами покинуть отчий дом, «если этот разврат не прекратится!» Мы с Зосей думаем, что ей просто завидно и обидно. Ну как же — сестра-соплячка опередила ее в познании запретного плода. Сама она на этот шаг никак решиться не может.

Зося выдувает три чашки «нескафе», выкуривает полпачки сигарет. Читает наизусть какую-то пошлятину, из которой я запоминаю, что кто-то хотел «припасть губами к чашечке колена». Она ругает «сеструху-суку» и «мать-матыгу». С возгласом «пиздец!» она убегает домой на своих пухлых, но пряменьких ножках. Не надо Зосе ничего решать этим летом. Все ей ясно — замуж за Пашку, «огрызок», булочная. Тоскаааа!

Часть стены, к которой привинчен телефон, имеет плачевный вид. Раза три в год этот кусок обклеивают новыми обоями, не соответствующими оригинальным. Кто-то из соседей собирался даже щиток из плексигласа приколотить. Все — от мала до велика — усиленно трут, подпирают всеми частями тела, расковыривают до штукатурки, пачкают жирными, только что потрошившими куру, пальцами стену вокруг телефона. Свидетельство того, что народ наконец-то дорвался до аппарата — одного на одиннадцать человек. У всех вдруг оказалось столько родственников и друзей, столько всего необходимого немедленно рассказать. Начиная с рецепта приготовления фаршированной рыбы и до сообщения, что у мужа третий день нет «стула».

Кусочек обоев опять надорван. Я тяну его — штукатурка сыплется на пол вместе с пеплом моей сигаретки. Подношу ее к краю бумаги — выгоревшая бабочка начинает медленно тлеть.

— …Ну, пожалуйста! Я ведь тебе тоже одалживаю!

— Ладно. Только я не собираюсь ждать тебя целый день — мне на урок.

Надеть самой нечего, а тут — одолжи. «Когда кончатся эти постоянные обмены тряпками?!» — материно возмущение.

Ольга — самая моя близкая подруга — самая непунктуальная. Сказала «сейчас» — значит, часа через полтора. Туфли ей мои необходимы. Сама я их надела всего пару раз. А чего стоило мне их приобретение? Даже мама моя не знает, сколько они стоят. Ее месячной зарплаты — сто двадцать рублей. Обожающая меня тетка пообещала деньги, если сдам хорошо экзамен в музшколе. Я сдала. В дипломе — «хорошо», у тетки минус сто пятьдесят. Сейчас у меня будут минус туфли, но плюс какая-то кофточка от Ольги.

Ольга никогда не ходила в музыкальную школу. И на фигурное катание ее бабушка не водила. И в театральной студии она тоже не играла. «Не состоял, не был, не принимал…» Кроме спортивных организаций: плаванье, баскетбол. А в прошлом году она совсем ума лишилась и меня подписала под жуткое дело — гребля! Всю осень и зиму мы с ней прогребли, и нас чуть не уебли. Подсознательно мы, видимо, этого и хотели. Гребцы клуба «Буревестник» — здоровенные и похотливые ребята — окружили нас заботой и любовью. Студенческие вечера, свиданья, вечеринки на дому… К началу весны мы с Ольгой обратили внимание на девушек, посещающих клуб. Они оказались такими же здоровыми, как и ребята, и мы испугались за свои фигуры. К тому же занятия становились не просто увлечением, а серьезным делом — от нас стали требовать регулярной посещаемости, соблюдения режима, улучшения результатов. А какие у нас могли быть результаты, когда во время разминки — бег полчаса — мы залезали в кусты и шмалили там сигареты. Тренерша в течение полугода звонила мне домой, Ольгиной матери на работу — все уговаривала вернуться, сулила будущее чемпионок. Но была весна, и мы искали побед на другом поприще.

С Ольгой я знакома с семи лет. С ней мы крутились колесом в ее дворе, изображая двух обезьянок после фильма «Айболит-66», с ней мы разрабатывали план организации тайного общества и подрались из-за разногласий по поводу подписей под присягой — я была за кровь. С Ольгой мы занимали первые места на всех конкурсах молодых талантов, с ней мы рыдали над фильмом «Подсолнухи», ей я читала из сборника Ахматовой про сероглазого короля… Ольга идет в петэу.

Четыре года она не проучится, не выдержит. Так что полного среднего образования у нее не будет. И уж, конечно, по специальности работать не пойдет — оператор счетно-вычислительных машин! Смех! Ольга: «Что мне даст десятилетка и институт? Это приблизит мое личное счастье, что ли?»

Я: «А что тебе даст комиссионный магазин, в который ты устроишься? Мужа — приобретателя магнитофона „Сони“, фарцовщика». Она: «У них хоть бабки есть…»

«Три девицы под окном пряли поздно вечерком…» — это не о нас. Шили мы иногда, и то не сами. Я бабушку насиловала, Ольга — соседку. Зося донашивала одежду старшей «сестры-суки». Родителей своих мы считали врагами. Вероятно, из-за того, что те все время пытались доказать нам обратное. Странным, однако, образом — нас не пускали, нам не разрешали, не давали. Мы наказывали родителей за такое непонимание и вместо обещанных одиннадцати часов являлись домой в час, в два, а то и в четыре ночи, заставляя мам своих не спать, поджидая у окон и в подъездах. Бегать на угол к телефону, перезваниваться: «Ваша пришла?» — «Нет. Они за город поехали, может, на электричку опоздали?» — «Какой загород? Они в театр собирались!» За такие обманы родители, в свою очередь, наказывали нас — модно пошитые одежды прятались в ящик с картошкой, в грязное белье, в пианино. Нас — «подлая, наглые твои глаза, ленивая лошадь, неблагодарная свинья…» — не выпускали из дома, запирая в комнатах, оставляя угрожающие записки и ночные горшки. За неимением последних, двоими из нас использовались хрустальные вазы чешского производства.

Сверстников своих мы считали недоделками, точно не зная, в чем их недоделанность. Но уже хотя бы в том, что наш рост к четырнадцати был 1 м 74 см, в то время как они, особенно мальчишки, еле дотягивались до наших подбородков… Поэтому, наверное, все реже Зося в нашей с Ольгой компании — маленькая она. А женщины, говорят, до двадцати трех растут. Школьным вечерам в обществе коротышек мы предпочитали свидания со студентами последних курсов института им. Лесгафта, катания на машинах фарцовщиков, знакомства с фирмой. Молочные коктейли заменялись шампанским советским, полусухим, которое можно было выпить в кафетерии ресторана «Москва», известном под названием «Сайгон».

Уж кого там только не было! Забулдыги — вино продавали в разлив; бородатые художники — непризнанные гении; наркомы, заглатывающие все вплоть до седуксена, — моя мама принимает это лекарство, когда плохо спит, а они — ничего, не засыпают; бляди, специализирующиеся на фирме, ну и, конечно, фарца. Помахав в «Сайгоне» тридцатисантиметровыми клешами, точно скопированными со штанов заезжающих на уик-энд нажраться финнов, мы направляли свои стопы в «Ольстер» — бар на Марата — или в гости к другу. По возрасту друг годился в папы и имел два имени. Данное ему родителями — Виктор и друзьями — Дурак.

Дураком Дурак не был. Он умудрялся зарабатывать деньги на всем. Даже на полотенцах, которые давал в пользование «снимавшим» на ночь койку дружкам со своими случайными пассиями. Нас с Ольгой Дурак любил, всячески поощрял и образовывал, лелея, по-моему, мечту о развратной ночи втроем. Разжигая огонь в наших и так горящих глазах, зачитывал вслух «Цветы зла» и тем стимулировал наше желание «съедать по сердцу в день» и совершенствоваться в ролях «величья низкого» и «божественной грязи».

Учитывая все же наш возраст и не совсем еще растленные души, бил и по слабому нашему месту — тайной друг от друга мечте о единственной любви до гроба — и, прищуриваясь на наши голые ноги, «растущие из ушей», декламировал: «Любовь пронес я через все разлуки и счастлив тем, что от тебя вдали ее не расхватали воровски чужие руки, чужие губы по ветру не разнесли…» Так вот полулежали мы на «станках» у Дурака, сидели в прокуренной — «хоть топор вешай!» — комнате моей пустой коммунальной квартиры, носились по городу с разметавшимися патлами. Мечтали о принцах, но желательно не на конях, а на «волгах». Переводили песни «Роллинг Стоунз», бегали на выступления неофициальных рок-групп. Считали себя вполне взрослыми, но «серьезных решений», касающихся нашего будущего, принимать не хотели. Всеми правдами и неправдами боролись за свою свободу… В общем, находились в состоянии, естественном для людей, средний возраст которых — пятнадцать.

2

Ольга приносит мне кофточку и тут же напяливает туфли. Крутится перед зеркалом неопределенной формы, висящим в простенке между окнами. Зачем-то топает каблуками.

— Где же ты была вчера, Наташка? Мы тебе звонили, звонили. Итальяхи — потряс! И их ведь двое было. Дурак думал, что и ты придешь.

Телефон. В трубке раздраженный голос с акцентом. Какая наглость! Сам напился, как свинья, потерялся и теперь на меня орет. Хам, спустившийся с гор!

— Кто звонил? Гарик небось…

Ольга права. Он самый. Человек из Тбилиси, учащийся последнего курса университета. Когда он туда ходит — неизвестно. Занятиям он предпочитает рестораны, теннис и меня. Кто бы знал, что он называет меня Клава! Это за сходство, по его мнению, с Клаудией Кардинале.

— Ты со своим Гариком теряешь время. Пришла бы к Дураку вчера — пошли бы вместе на встречу с итальяхами.

Ну, иди, иди, Оля, одна. А я пойду на урок. И Гарика пошлю к черту. У него явная склонность к собственничеству — от предков, наверное. Восточные люди. Он, конечно, не подозревает, что монологи, которые я ему читаю, предназначены не для поступления в театральный институт, а для театральной студии при Доме пионеров. Не могла же я сказать, что только через несколько месяцев мне будет пятнадцать. Его грузинский темперамент и роль главнокомандующего очень уместны в кровати. А вот жизнью моей ему управлять не удастся. Мне вполне хватает родственничков. Ольга приглядывает себе еще что-нибудь «одолжить», как она выражается.

— Я тебя знаю, Олечка. Ты уже брала у меня брюки и пропала с ними потом на две недели. Так что туфли завтра утром верни.

— Да ладно, не дергайся ты со своими туфлями. Дай лучше винца. У бабки спизди.

В бабушкиной комнате, под ее кроватью, стоит чемодан, наполненный бутылками. Когда она уже на пенсию вышла, то время от времени работала все же где-то. В том числе и на ликеро-водочном заводе. Оттуда и бутылочки. Выносила их моя бабуля с завода в своих трико. Вернее, в карманах, пришитых к трико. Мои кражи запаса не уменьшают, так что вино постепенно киснет. Всю жизнь меня приучают к бережливости. Вот я и берегу, спасаю, можно сказать. Пью я его.

— Ты даже не расскажешь, чем кончился вечер позавчера. Дурак стал что-то говорить, но пришли итальяшки.

Ольгины и так румяные щеки становятся пурпурными от портвейна. И я уже чувствую, что она выклянчит у меня и шарф.

— Чувак тот наглый был. Но клевый, на штатника похож.

Не нравятся мне эти выражения по отношению к «тому» парню. Он вот на свидание ко мне не пришел вчера. Я и поперлась заливать горе с Гариком. А вечер тот кончился утром, и даже Ольге неудобно рассказывать.

— Скрытная ты, Наташка. Влюбилась, что ли? Я у Дурака все узнаю.

Она еще некоторое время разевает свой птичий ротик, «одалживает» и туфли, и шарф. Клянется принести завтра и, взмахнув своей соломенной гривой, уходит. Ну и бог с ними — с туфлями, шарфами, итальяхами… Не пришел какой-то мудак на свидание. Подумаешь! И чего я удивляюсь, что он не пришел? Очень даже запросто я могла бы сейчас иметь приличный синяк под глазом — как следствие своего хамства.

В тот вечер мы с Ольгой пришли к Дураку в отличнейшем настроении. Ну как же — сдали последний экзамен в школе! Я даже забыла о поступлении в эмпеу, о подготовительных курсах. Пошлые ухаживания Дурака казались безобидными. «Вот вам, девочки, вино… я тут кое-что прочел… не возбуждай меня, Ведетта!» — Дурак прочил меня в голливудские звезды. «Ох, Луна! — действительно, как блин, у Ольги физиономия. — Кустодиев бы сошел с ума от тебя…» Мы пили вино и слушали басни Дурака с одной моралью — секс. Дурак был необычно возбужден, сам к вину прикладывался странно часто. К реальности его вернул звонок в дверь. Он вошел с двумя мужиками.

— Это что за детский сад?

Так приветствовал нас «клевый чувак, вылитый штатник», — по Ольгиному определению. А лицо какое злое у него было!.. Как оказалось, Дурак сдавал им комнату для деловой встречи с кем-то не русским. «Ну, пойдемте в скверик, девочки», — Дурак прихватил книжечку и недопитую бутылку вина. Комната у Дурака узенькая-преузенькая. Между столом и топчаном, на котором мы с Ольгой помещались, двоим не разойтись. Прохожу. Останавливаюсь лицом к лицу с парнем, обозвавшим нас «детский сад». Поднимаю глаза — на меня смотрят, колют! — две серо-синих льдины. Уже почти за дверью слышу слова, обращенные к Дураку: «Вот та, с наглыми глазами, пусть вернется».

Мы обе вернулись. Они были подобревшие — сделка удалась? Александр Иваныч, как представился «клевый чувак», полулежал на топчане — джинсы, ковбойка, мягкие вельветовые тапочки. Я примостилась на краешке того же топчанчика — Ольга как-то очень проворно заняла все второе ложе. На единственном в комнате стуле сидел Захар — этот был менее спортивен, и из сандалии на босую ногу торчал большой палец с больным ногтем. Дурак расхаживал между ними, как массовик-затейник, потирая ручки и хитро улыбаясь. Может быть, он тоже был в доле? Александр расплачивался с ним за вино.

— Да, Виктор, у тебя, я смотрю, тоже инфляция. На прошлой неделе это дерьмо стоило два рубля.

Он предложил мне сигарету. Американскую, конечно, Сам он очень странно курил — держал сигаретку указательным и большим пальцами. Так окурочек держат, хабарик.

— Саша, это не дерьмо. Это, как ты любишь говорить, — «спешиал фор ю».

— Ду ю хэв самсинг спешиал фор ми?

Я не удержалась от демонстрации своих знаний и получила.

— Девочки смолоду овладевают аксессуарами древнейшей профессии!

— Нет, мы просто в школе хорошо учимся.

Александр Иваныч заржал. Удивительно, я думала, что громче меня никто не хохочет…

— Вы что же, в каждом классе по два года сидите, что учитесь?

— Саша, ну, Саша! Что ты обижаешь девушек? Смотри, какие красавицы.

— Да, здоровые кобылки. Ты теперь, Виктор, в детской комнате милиции работаешь?

Дурак достал еще вина. Из какого-то тайника. Я была уже малость обалдевшая — и от вина, и от таких разговорчиков.

— Витька, все-таки ты не настолько влюблен в бабки, чтобы использовать каждый момент для их наживы. Вот сейчас ты бы мог тоже наварить, будь у тебя другая комната. Я бы заплатил, чтоб с девушкой наедине остаться.

Он нахально крутил на пальце мои волосы. Я убрала их на другую сторону.

— Вы за все платите? Мне бы тоже заплатили?

— Нет, мне кажется, что ты бесплатно бы согласилась.

Несколько секунд все неловко молчали. Я подумала, что, конечно, согласилась бы, да и уже согласна. Он мне нравился: наглый, с ухмылочкой, с глазами колючими, движениями пугающими… Я попросила Дурака провести меня в туалет. Несмотря на все свои наживы, Дурак жил в коммуналке и конспирировался под дворника.

Я посмотрела на себя в зеркало, заплеванное зубной пастой, подумала, что так за мной никто не «ухаживал».

Странная манера соблазнять девушку. Мне даже стало обидно — а где же нашептывание на ухо какой-нибудь безобидной лжи, где же никем не замеченное, но мной почувствованное сжимание руки?… Ведь все уговаривают, умоляют, бегают — «у моей девочки есть одна маленькая штучка…» — из какой-то американской песни — за этой «штучкой» моей. И приходит такой вот нахал, и я очень хочу эту «штучку» ему дать. Сама.

Я вернулась. В комнате остались только двое: Дурак и все так же полулежащий Александр Иваныч.

— Твоя подружка обиделась на мое невнимание к ней. Захарчик повел ее в мороженицу. Она любит мороженое?

Я ничего не ответила. Дурак листал сборничек стихов, который брал в сквер. «Ты ждешь любви всем существом своим. А ждать-то каково? Ведь ты живая…» Пьяная, наверное, я была. Не от количества выпитого, а от желания быть пьяной. Чтобы не рассуждать, не думать.

— Оля сказала, что подождет тебя в кафе. Может, ты захочешь прийти…

Я не хотела. И он прекрасно знал, что я не хотела.

— Ну, тогда я пойду, составлю им компанию.

Дурак — коллаборационист. Встал, достал из тайника еще вина, мерзко улыбнулся. Из углубления в стене, занавешенного тряпкой, вынул полотенце. Я отвернулась к окну. Как же может быть со мной такое? Где мои наглые глаза? Пока я была в туалете, они тут сговорились и вынесли мне приговор. И я не прошу последнего слова, не сопротивляюсь. Я рада, что все ушли.

Дурака мы проводили в тех же позициях. Мне было пьяно-стыдно. Ему? Он улыбался. Встал, открыл вино, плеснул мне в стакан.

— Ты кто такая?

— Я? Наташа.

— Это я уже знаю. Ты — кто?

Господи, кто я? Окончившая восьмилетку, обязанная поступать в училище — мама, я никогда не буду пианисткой! — читающая перефотографированные копии «1984», не веря, что доживу до того года, не влюбленная в грузина, называющего меня Клава, что для меня равносильно уборщице. Сегодня утром моя мама отпаривала брюки, на которых ты держишь руку. Да зачем тебе знать, кто я?

Все очень просто, без романтизации. Вот вам вино, вот станок — ебитесь на здоровье!

Мы все же долго не могли решиться. Он погасил свет и спросил: «Хочешь остаться со мной?» Я же уже осталась… Мы целовались, возились на топчане. Потом мои брюки упали помятыми уже на пол. И все было плохо. Он был пьяный. Не нервничал же он?! Я сквозь свой пьяный шум в голове улавливала проплывающие мысли — ему неловко, что ничего не получается… это я виновата — не могу его возбудить… чем больше мы стараемся, тем меньше шансов, что что-то произойдет… он совсем ватный…

Я проснулась от его храпа и от того, что он совсем уже спихивал меня с кровати. Во рту будто кошки нагадили. И злость. На весь мир — за то, что вчера я пришла сюда, на Дурака — за то, что он есть. На саму себя — просто блядь мерзкая. А он-то — даже выебать не смог! Ничего себе! А столько наглости, самоуверенности…

Когда пришел Дурак, я сидела на стуле, завернувшись в полотенце, и курила. Александр лежал.

— Ну что, проснулись? Наташа, что это у тебя вид такой? Саша тебя обидел?

Я не удержалась от заранее приготовленного ответа.

— Нет, Витя. Как раз наоборот. У твоего друга на нервной почве хуй не сработал. А может, он давно им не пользовался — забыл, как ебутся…

«Ебутся» я не договариваю. Александр вскакивает и отвешивает мне такую оплеуху, что я падаю со стула. Дурак молниеносно подхватывает свалившееся с меня полотенце и бежит в ванную мочить его. Александр уже преспокойно в койке — руки за головой…

Мы уже были одеты, но я все держала полотенце у скулы. Александр вырвал его у меня и повернул за подбородок к окну.

— Ничего не будет. Пошли.

И мы ушли. Дурак улыбался. На улице было солнце. Неторопливо идущий народ — в это время либо прогуливающий по липовым больничным, либо студенты. Или молодые люди вольных профессий, как Александр Иваныч, в компании плетущейся чуть сзади малолетней бляди. Мне было грустно и стыдно. А он назначил мне свидание на вечер. В саду с фонтаном, перед Казанским собором. И я ждала его. Там все кого-то ждали. Только они дожидались, уходили, а я просидела на скамейке полтора часа. Неприятный тип, не ожидавший, а подыскивающий кого-нибудь, звал меня пить шампанское: «Все равно ваш дружок уже не придет!» Но я думала, что придет. Зачем было назначать свидание, неудобно было так просто расстаться? Я позвонила Гарику. На зло тому, кто не обидится, даже не узнает? А Гарик напился. И я не стала его ждать у выхода из ресторана. Пошла домой. В белой уже ночи…

3

«Школа — это второй дом!» — первый раз я услышала эту фразу восемь лет назад. Даже не верится, что иду туда в последний. За аттестатом. Все мои соученики, конечно, идут на праздничный вечер. Вечер выпускников восьмых классов. А я просто за бумажкой, текст которой мне приблизительно известен. В основном «4», в графе «Поведение» — «удовлетворительное». Вы ж понимаете! Они там все перекрестились этой весной. Последней.

Я бы с удовольствием осталась еще на два годика. Все так же организовывала бы концерты с участием ансамбля «Мечтатели» — не важно, о чем они на самом деле мечтали; с выступлениями практикантов института физкультуры — такими прекрасными, стесняющимися нас, девчонок, юношами, поющими под гитару Окуджаву. Я бы готовила доклады по литературе, писала бы сочинения по-английски о «Блэк Бьюти» и о Лондоне, в котором навряд ли когда-нибудь буду…

Сижу на скамейке, принесенной из физкультурного зала. Ряды скамеек. До четвертого класса мы, малыши, ходили по этому залу парочками в переменки. Кругами, кругами нас заставляли ходить. И все что-то жевали. Из дома что-то принесенное. Когда постарше стали, то стеснялись уже жевать и уносили обратно домой протухшие бутерброды. И ходить стеснялись — из платьев вырастали, чулки были короткие — стояли у окон.

Какая-то пизда в первом ряду, с огромным белым бантом в волосах. Все такие нарядные, взволнованные. Бедный директор — через полмесяца он должен будет проделывать эту же процедуру. Только с еще большей торжественностью и маской большей ответственности. Будет вручать десятиклассникам аттестаты полного среднего.

«Мамы всякие нужны, мамы всякие важны…» — хуй-то! Всем выдают по отдельности, и сначала, конечно, отличникам. Потом поток середнячков. В их числе и я. Хамство какое! Помимо аттестата мне вручают грамоту — за активное участие в жизни школы им. Чкалова и за организацию культмероприятий. Директор жмет мне руку, все хлопают, Ленька Фролов орет: «Даешь Медведку!», а мне обидно. Выгоняете вы меня, грамотой прикрылись, сама, мол, она ушла. Неправда, это вы меня больше не хотите! Не подхожу я вам. Половина девчонок с распущенными волосами, но именно мне тощая рыжая завучиха делает замечание и, зло сощурившись, смотрит на мой рот. Я родилась с таким!

Как только торжественная часть заканчивается, все девчонки устремляются в туалет. Сейчас будут танцы. Из репродукторов по углам зала уже звучит песня, которую называют «Голубая мама». «Блю» — это ведь и грустная. Но грустная у всех есть. В туалете столпотворение. Все готовятся. «У меня комбинашка не торчит?» — я даже лифчик не ношу, а они в комбинациях. Почему я не могу, как они, радоваться этому вечеру, находить в нем что-то волнующее? Для них это начало чего-то, обещание… Вот они стоят по стеночкам зала, хихикают в ладошки, шепчутся. Может, один из сутулых, прыщавых мальчиков пригласит ее на танец. Она потом целый месяц с подружками обсуждать будет, на каком расстоянии они танцевали.

Приходит парень, в которого я была влюблена в прошлом году, он заканчивает десятый класс. Сейчас мне смешно. А ведь всего год назад мы заперлись с ним в классе и целовались, и мне казалось это невероятным. Кто-то дергал дверь, а он прижимал меня к стене, и я чувствовала его хуй на своем бедре… Сейчас мы тоже пойдем в темный класс. Там нас ждет Ленька Фролов — здоровенный второгодник с черными волосиками над верхней губой — с планом и записями «Лед Зеппелин».

От одной затяжки мне становится грустно. Фролов блаженствует, сидя верхом на маленькой парте.

— Илья, поцелуй меня.

Илья целует. Он, конечно, видит, что я не такая, как год назад. Ему, наверное, обидно.

— Ленька, может, ты тоже хочешь меня поцеловать? Фролов ухмыляется и чмокает меня в щеку. Да, их моя наглость смущает. И они не ударят меня, если я скажу сейчас что-нибудь обидное им. Неиспорченные мальчики. А я — испорченная?

Мы идем с Ильей в зал и танцуем. Под «Мами Блю». Она уже бордовая от насилия. Приходит учительница английского. Она мне нравится, с ней я попрощаюсь.

— Гуд ивнинг.

Мы обе смеемся. Сквозь очень толстые стекла очков мне совсем не видно ее глаз — они такие маленькие. Но мне кажется, что добрые.

— Гуд лак, Наташа.

Прихожу домой, а там мама. Не поехала на дачу, где уже с мая месяца бабушка — полет, окучивает, удобряет и ругает материного мужа за запущенность огорода. Моя мама «блю» в обоих вариантах. Смотрит на меня недоверчиво своими серо-голубыми глазами.

Давно-давно у нас был проигрыватель. Мама танцевала под пластинки, красиво изгибала талию. Она пудрила нос ваткой из старинной малахитовой пудреницы… Я нашла в шкафу старую коробку из-под обуви. В ней хранились маленькие книжечки со стихами моей мамы. Письма, фотографии, конвертик с засушенными цветами… Я так плакала, когда увидела незнакомого мужчину с мамой — они сидели близко-близко друг к другу, и мама курила. А потом она поехала в Германию и привезла мне красивые туфельки. Она не вышла замуж за немца. Она вышла за Валентина. Мама, ты вышла замуж за дачу? Хотя, какая это дача? Для меня — да, а Валентин ведь живет там. Это его дом, он в нем прописан. Поэтому у них с матерью ничего не получается — он там, она здесь. Одну зиму она каждый день к нему ездила и была веселой… Но летом я слышала, он сказал ей: «Пошла ты на хуй!» Зачем ты простила его, мама? В то лето она отправила меня в пионерский лагерь. А Валентин потом стоял на подоконнике лестничной площадки, и мама, и я его видели из окна комнаты. «Рита, я выброшусь! Я брошусь!» — он бросил вниз чемоданчик, в котором приносил украденные книги — он работал на Печатном Дворе, — Ахматову, «Новый мир», «Иностранную литературу»… Он бы не выбросился, мамочка.

Мне кажется, что она боится меня, правды обо мне. Не доверяет. Думает, что урок пропущу, ночевать домой не приду. Я показала ей аттестат, она дала мне деньги на урок. Не спрашивает, была ли я на уроке сегодня. Она, наверное, звонит учительнице — проверяет. Мне стыдно. Я как бы предаю ее и ее надежды. Она-то думает, что я «буду, стану»… Кем? Кем она не стала. Почему это дети должны воплощать в жизнь родительские планы? Почему они сами не «стали»? Я не буду иметь детей, чтобы не мучить их укором и самой не страдать — я, мол, на вас всю свою жизнь потратила, а вы, неблагодарные, уходите, оставляете меня на старости лет одну, так и не став…

— Где ты была вчера вечером?

Где я была? С Гариком в кабаке.

— Мы с Ольгой гуляли. Я, между прочим, пришла в двенадцать, так что твоя разведка работает плохо.

— А где ты была позапрошлую ночь?

— Когдаааа?

— У меня нет разведки, Наташа. И я бы не хотела ее иметь. То, что она бы мне сообщила, не оставило бы меня спокойной.

Мама стоит у темно-зеленых портьер в карточных сердцах, закрывающих большие белые двери «моей» комнаты. Моя в кавычках, потому что вовсе это не моя комната. Когда с нами жил мой брат Серега, то мы спали здесь втроем. Я на раскладном кресле, а мать с Валентином на раскладном же диване. Сергей спал в бабушкиной комнате.

Потом он ушел в армию, потом он женился. Валентин не приезжает сюда больше. Мать переселилась в бабкину комнату. Я теперь сплю здесь одна. «Моя» комната.

— Если бы ты была влюблена… Я бы поняла, не думай, что я ханжа какая-то. Ты бросаешься от одного увлечения к другому. Зачем ты тратишь столько своей энергии и времени на них? Ты даже не задумываешься, кто они — твои увлечения. И я ведь не договариваю.

Я сажусь за пианино.

— Знаешь, эту прелюдию Шопена один француз, Серж Гинзбург — жуткий наркоман, алкоголик и развратник — адаптировал и записал в исполнении своей жены. Очень сексуально.

Мне моя мама кажется сексуальной. Она садится в кресло. Странно, я никогда их — мать с Валентином — не слышала. Ведь только что подумала, что она сексуальна, и в то же время не могу представить себе мою маму… Я вот даже себе стесняюсь сказать — мою маму ебущейся. Моя мама?!

В той старой коробке из-под обуви я нашла клятвы-стихи моему отцу. Мама клялась ему в любви и в том, что он был и навсегда останется единственным, незаменимым. Мой отец умер, когда мне было два дня. Мне всегда стыдно ехать на кладбище. А мать вот уже четырнадцать лет ездит. С цветами, с маленьким деревцем. И в сумке всегда лопатка, совок, кисточки с краской… Я хожу вокруг чужих могил и стесняюсь сесть на скамейку возле отцовской.

— Я спою тебе песню, которую сама сочинила.

— Конечно, спой, доченька. Может, я из нее что-то пойму о тебе.

Валентин, дядя Валя, никогда не стал мне отцом.

Без пятнадцати девять утра мать входит в комнату. Ей уже на работу.

— Наталья, чтобы сегодня вечером — дома! Понятно?

Понятно. Я смотрю на нее с дивана. Она, наверно, долго заснуть не могла — мешки под глазами. Думала, небось, что она не так сделала, когда упустила, проглядела меня?

Ольга, конечно, раньше одиннадцати не придет. И вообще — она, может, там уеблась с итальяшками. Они, как грузины, любят блондинок. А Ольга не знает, кого любит. И на днях сказала, что не знает, испытывает оргазм или нет. И меня все пытала — а ты, а ты? Мне в последнее время неохота с ней откровенничать. А она очень любит вдаваться в подробности. И как она его член сначала пальчиками перебирала, как чувствовала набухающие веночки, и как осторожненько языком лизнула самую головку, и потом только, когда он вздрогнул, взяла весь в рот. У Ольги маленький рот. И зубы передние выпирают немного. Неужели хуй помещается в ее рот? По ее собственному признанию, она предпочитает ебаться. Стоя на коленках, и чтобы он держал ее за жопу. Она обижается, когда после очередного ее рассказа я улыбаюсь и молчу, а не посвящаю ее в свои постельные приключения.

4

— Алло. Говорит Александр.

— О, добрый день.

Надо же, телефон где-то раздобыл…

— Я не думаю, что он останется добрым для тебя. Предчувствую, что ты ничего не знаешь.

— Ах, как в театре!

— Надеюсь, ты не закричишь бис на эпилог: вы наградили меня гонореей, дорогая.

— ?…

— Триппером, может, ясней для тебя.

— Я не понимаю…

— Хули тут не понимать, еб твою…

— Но я не знала!

— Конечно, откуда тебе знать! Ебешься со всеми подряд!

— Я тебя тоже не знала…

— За это ты одарила меня трипаком?!

— Но мы ведь даже …

— Бля, не надо фонтаны спермы извергать, чтобы заразиться! Короче, через два часа жду тебя в саду напротив Елисеевского. Третья скамейка справа. Не придешь — пожалеешь! Поняла?

— Да. Но…

«Ту-ту-ту-ту-ту…»

Зачем? Он собирается убить меня. В саду?… Что же это такое произошло? Ничего не соображая, хожу по комнате. Провожу рукой по клавишам незакрытого с вечера пианино. Туда — прллл. Обратно — прррл. Туда… Обратно — бамс! В голове какая-то каша — на колени перед царицей Грузии, Мцыри, Гарик…

Я открываю сервантик — на нижней полке навалены блокнотики, тетрадки, вырезки из журналов и несметное количество бесплатных медицинских брошюрок, приносимых матерью с работы. «В помощь занимающемуся аутогенной тренировкой», «Мигрень и борьба с нею», «Личная гигиена женщины», «Венерические заболевания»! Боже ты мой, Венера — блядь…

Совсем не надо, чтобы Ольга пришла сейчас. Но она приходит — с туфлями, с шарфом.

— Номера в «Ленинграде» — говно. С «Европейской» не сравнить.

Я почти не слушаю ее. Три дня как раз прошло. И женщина может об этом не знать. Неужели Гарик знал и ебал меня? Мерзкий грузин! Ебал меня своим больным хуем!

— Такой мокренький. Я в жизни не ебалась с гондоном. Интересно сначала было, но потом неприятно — как что-то неживое в тебе…

Почему я должна верить этому хую Иванычу? Может, он на мне отыграться хочет за кого-то?

— Они, наверное, боятся русских баб. А может, за границей все с гондонами ебутся, может, так принято?

Почему у нас так не принято? Не было бы таких историй… Но Ольга же сказала, что неприятно… Да и из отечественных презервативов можно боты делать — выдержат. В брошюрке написано: «срочно обратиться в кожно-венерологический диспансер». Как я туда могу обратиться?! В четырнадцать лет?

— Давай споем Зосину любимую. Ну-у, давай!

Я-таки сажусь за пьяно. С ума сойти можно! «Мне мама гитару подарила, когда на свет родилась я. И часто-часто говорила — смотри, смотри же, дочь моя!» Вот именно.

Когда Ольга уходит, я плачу. Почему с ней такого не случилось? Можно подумать, что я родилась с гонореей! Меня ведь заразили. А Ольгу никто не заразил. Вот я сейчас одеваюсь, смотрюсь в зеркало, а во мне — зараза. Гонорея.

Напротив Елисеевского — Екатерининский сад. Вот она стоит — царица. А вокруг любовники. Ничего себе памятничек. У нее, интересно, была гонорея? Она вроде даже с конем еблась… Сажусь на третью скамейку справа. В аллее никого, только голуби прожорливые шастают.

И вот он идет. На меня. Какой красивый костюм на нем. Цвета ртути. Ни один нервик на лице не дрогнет. Как танк, идет.

— Ну, что скажешь?

Мне стыдно смотреть на него. Я смотрю в землю, истоптанную голубями.

— Что молчишь? Я с тобой, кажется, разговариваю?

Эта фраза напоминает маму. Или папу, которого нет.

— Я… Я очень сожалею о случившемся… А зачем ты меня позвал?

— Дура набитая! Для твоего же блага и позвал. Другой бы на моем месте тебе голову открутил!

— Ты разве не собираешься этого сделать?

— Хули толку мне с твоей пустой головы?!

Всем что-то нужно от другого, толк какой-то.

— Куда ты лезешь? Сидела бы со своими сверстниками… Слава богу, что я слишком пьян был позавчера, чтобы ехать с бабой. Так бы и она заразилась.

Я его в саду ждала, а он с бабой чуть было не поехал…

— Что ты делать собираешься, а? Ты же не пойдешь в диспансер! Там тебя сразу за жопу возьмут — с кем, да когда… А ты и не знаешь наверняка, пизда!

Официально и не вылечишься, пока не назовешь, от кого заразился. А если не знаешь? Ну и называй всех подряд, с кем спал в последнее время. Им сразу повесточки разошлют — явиться в венерологический диспансер. А будешь уклоняться — насильно заставят, госпитализируют. А со мной вообще разговаривать не станут — мамочку пригласят.

— У тебя есть деньги? Нет, конечно, блядь. У меня вся задница исколота из-за удовольствия, которого я не получил.

Он, значит, уже лечится. Пенициллином у него задница исколота.

— Если б ты и получил удовольствие, твой зад страдал бы не меньше.

— Мне бы хоть перед самим собой стыдно не было. А так получается, что и не выебал, а заразился. Оригинально!

— Я очень извиняюсь. Поверь, что если б я знала, меня бы у Дурака в тот вечер не было. Как, может, не было бы вообще. Прости еще раз. Хотя, что тебе мое прости — ты ведь и не знаешь меня! Это так — формальность, требуемая правилами.

Тебе нужна формальность? Ты соблюдаешь правила?

Действительно, чего он хочет от меня? Я даже перестала нервничать. Он уже лечится. Вылечится, будет ебать опять молодых пиздюшек. Денег у меня нет, врача у меня нет…

— У меня есть правила. Поэтому я и сижу с тобой. Не знаю, чему тебя твои ебари учили, с кем ты общаешься… Человеком надо быть, а не животным…

Молчал бы, сам в жопу пьяный был.

— Ты небось и у гинеколога ни разу не была… У меня есть знакомый врач. Полтинник с носа. В наказание тебе — заплатишь за меня.

Он, наверное, не первый раз болеет, если у него знакомый врач есть. У меня осталось тридцать рублей от теткиных. А семьдесят где я возьму?

— Зачем тебе со мной связываться? От меня хлопот не оберешься…

— Я сказал уже, что человеком надо быть… Ты не плачь только, чего плакать-то…

Как же мне плохо! За что мне такое наказание?

— Хочешь в кино? Напротив как раз «Гран-при» идет. Пошли.

И я иду. В кино. Две серии! Свет с экрана освещает его костюм, уже цвета дыма. Мне бы хотелось уткнуться ему в плечо и плакать. Но я не могу, не имею права этого сделать.

5

Все-таки перед сном я могла бы выносить пепельницу или за окно окурки выкидывать. Фу, вонь какая! Когда я уснула? Ой, почти целую бутылку портвейна выпила. «Категорически запрещаются любые спиртные напитки, в том числе и пиво». А я? Достала из бабкиного чемодана «777». Что мне теперь, легче, что ли?

Еще есть два с половиной часа. Может, он не захочет меня вести к врачу? Всего двадцатку удалось у мамаши стащить. Она что-то опять на дачу не поехала… Смотрю на себя в зеркало — да, если бы я вчера была с накрашенными глазами, то сейчас бы выглядела, как хуй знает что. Краску бы, конечно, не смыла — завалилась бы спать пьяная и накрашенная.

Иду к дверям. Они… заперты. Но задвижечка отодвинута. Она заперла меня! О, еб твою мать, как же я выйду теперь?! Телефон звонит в коридоре. Никто не отвечает. Конечно, все блядские соседи греют жопы на солнце. Может, это мне звонили? Дура проклятая! Мне лечиться надо!

Сажусь на диван, который только что сложила, и вижу на пуфике зеленую кастрюльку, прикрытую дощечкой. В ней бабка мастику разводит. Понятно. Мамаша оставила — писай, деточка. Сука! Я тебе устрою, ты еще пожалеешь… Надо продумать все возможные варианты. Вывернуть замок — довоенное произведение — мне не удастся. А ключик наверняка лежит в кармашке пальто, тут же за дверьми. Подхожу к окну. Левому. Оно перпендикулярно окну лестничной площадки. Тому самому, на котором Валентин стоял. Всего два метра от меня, правда, чуть выше. Можно связать простыни, закрепить за диван, вылезти на карниз и… И — повиснуть на простыне, как мешок с отрубями, над пропастью. Как высоко-то! Я связываю простыни, уже точно зная, что не полезу.

Да, борьба любыми средствами! Что я ей сделала? Я же дома была, никуда не убежала. Портвейн я пила, так она и не видела. Сидела себе, на пианино играла, пела. Может, я пела слишком громко? Так нет ведь никого в квартире!.. По двору идет девушка-маляр в комбинезоне. Ставит лестницу у стены, сама на ящик садится, сверточек достает. Еда у нее там.

— Девушка! Я здесь, здесь!

Она лениво смотрит наверх, находит меня.

— Девушка! Вы работаете здесь?

— У меня перерыв.

Да, надо с ней поласковей. Уговорить как-нибудь.

— Меня заперли. Случайно! Мне к врачу. К врачу надо!

По-моему, она поняла. Встает с ящика и идет к закутку, куда окно выходит. Там свалка ящиков, алкаши на них частенько поддают.

— Девушка! У меня есть ключ! От входной двери.

Можно и из двора в квартиру попасть, но ключа от «черного» хода нет. Она еще не захочет идти через весь двор, на улицу, за угол, еще метров тридцать и потом только в парадное…

— Я вам брошу ключ от квартиры. Парадное рядом с магазином «Вино». Квартира восемьдесят шесть.

— Понятно. Бросайте.

Понятно ей… Но я бросаю ключ. Дура! Надо было хоть в коробок положить. Но она нашла, повертела им над головой.

— Сейчас я приду.

— Ой, девушка! Я вас жду!

А вдруг она воровка? Соберет в квартире все что можно и убежит… Довольно скоро слышу, как открывается входная дверь.

— Девушка, это вы?… Я здесь — первая дверь слева. Представляете, мне к врачу, а мама думала, что меня дома нет, и заперла комнату.

Да, знала бы она, к какому мне врачу.

— Ключ от комнаты в кармане пальто, которое на вешалке.

Она шебуршит за дверью очень долго что-то.

— Нет тут ключа.

Ни хуя себе! А где же он?

— Девушка, ну вы поищите, а? Под ковриком, может…

Господи, как все долго!

— Нашла. Он в сапоге был.

— Ну, так отпирайте же меня!

Вот дура — нашла и не открывает! Я обнимаю ее. Она совсем девчонка.

— Вы подождите, я вам что-нибудь дам.

Между рамами правого окна мать хранит консервы. Я беру баклажанную икру, крабы, лосось. Выношу ей в коридор.

— Да что вы, не надо мне!

— Берите, берите — вы моя спасительница!

Целую ее в щеку, прямо в пятнышко от краски.

Она уходит, а я бегу к туалету. Тут же, вспомнив про зеленую кастрюльку, передумываю. Иду в комнату и писаю в кастрюлю. Уйду и оставлю. Вот все, что осталось от вашей дочери, Маргарита Васильевна!

Я опаздываю. Бегу по эскалатору вверх, мелькаю голыми ляжками. А чуть выше, между ними, у меня болезнь. Но я, наверное, настолько бесстыжая или глупая, что не осознаю полностью случившегося. Дома, перед выходом, глаза подкрашивала, перед зеркалом крутилась.

Он стоит на улице. Не один — с Захарчиком. А как же я при нем про деньги скажу?

— Здравствуйте. Извини, что опоздала, попала в глупую историю.

— Не сомневаюсь в твоих способностях попадать в истории.

Александр передает Захарчику полиэтиленовый мешок. Потом смотрит на меня — наглая его ухмылочка мне уже знакома.

— Не хочешь купить «доску»? Всего штука. Классная вещь.

Издевается. Откуда у меня «штука»? Сейчас я его порадую тем, что даже ста рублей у меня нет. Захарчик прощается с нами, идет в метро.

— Ну, пошли. Пешком минут десять.

— Подожди, у меня всего пятьдесят рублей. Я больше не смогла… достать.

— Ладно. Разберемся.

И мы идем. Конечно, он недоволен, что у меня денег нет. Зачем он тогда к врачу ведет? «Человеком надо быть…» — не верю я ему. А грузинской суке Гарику я, значит, верю? Он меня не видел несколько дней, выебался с кем-то, потом я пришла… Я еще стихи ему читала: «Всегда найдется женская рука…» Вот ему и нашлась, не рука, а пизда.

Диспансер — одноэтажное здание. Входим во двор. К «черному» ходу. Александр заходит в небольшую дверь, и я жду его во дворике. Окошки все забелены, чтобы не видно было, что внутри происходит. Через несколько минут Александр зовет меня, тихо свистнув.

Дядя доктор, вы хороший? Он ведь не скажет, что он плохой доктор. Я впервые в жизни сажусь на гинекологическое кресло. Прямо в юбочке, только трусики сняв.

— Ну, ноги. Ноги-то раздвиньте.

Какой же стыд! Врач берет мазок для анализа, но укол тоже делает. Уверен, что я больна. У меня уже полные глаза слез — от стыда и обиды. А Сашка во дворе. Ждет меня. Меня — заразившую его. Он берет меня под руку, и мы быстро, почти бегом, выходим из двора. Я не выдерживаю и начинаю плакать. Реветь во весь голос: «Сашенька, прости меня, пожалуйста!» И он прижимает мою голову к своему плечу, гладит по волосам. Не бросает меня, не уходит.

Через два часа мы возвращаемся во дворик и опять ждем друг друга. И опять я плачу, и он успокаивает меня. Ничего не говорит, а просто держит меня за плечи. Завтра я опять должна буду прийти сюда. Три раза. А он только один раз утром.

6

Мы не разговариваем с матерью. Но она не забирает мои вещи и меня не запирает больше. Она только смотрит на меня выцветшими своими глазами и молчит. Будто чувствует что-то, но ни слова не говорит. Я все время сижу дома, играю — прелюдию и сонату. Сонату — прелюдию. Отказываюсь от Ольгиных приглашений за город, в новое кафе «Сонеты». Не хочу я ничего и никого.

Два дня я ходила в диспансер одна. И больше не плакала. Даже стыдно было, что не плакала. Ко всему человек привыкает. И то, что вчера казалось причиной для самоубийства, сегодня просто неприятность, от которой можно избавиться за полтинник. Он так и не взял у меня денег. «Адью, девушка!» — сказал, и все.

Гробовая тишина стоит в квартире. Мы похоронили кого-то? Наверное. Она — веру в меня, доверие ко мне. Я… Сижу в «моей» комнате и занимаюсь вредительством. Вырезаю себя из всех совместных школьных фотографий. Слышу, как дверь «черного» хода хлопает. Что это она так поздно мусор выносит? Даже не попросит меня. Через некоторое время она заглядывает и зовет в другую комнату — поговорить. Я нехотя иду. В бабушкиной комнате, конечно, стоит оттоманка, на которой иногда приходит поспать мой брат. Как я понимаю из его проявленных пленок, он спит и на бабушкиной кровати. Не один — с кем-то очень сисястым. Еще он приходит поесть суп, занять денег, спиздить бутылочку и, посмотрев на меня подозрительно, спросить: «Ну, что, маленькая лошадь?» Стена, к которой придвинут большой стол, заклеена клеёнкой. Чтобы обои не пачкать. Можно подумать, что когда мы едим, то дирижируем. Бабкино изобретение — вы, мол, свиньи, не жалеющие добра. До клеёнки она стену оклеивала обоями — почти та же история, что и со стеной вокруг телефона.

Я вхожу в комнату. Почему-то горит только маленькая лампа на секретере — бабушкин подарок мне: «Учись, внученька!» Наверное, у меня вырастают клыки — за столом сидит Александр.

— Вот, Наташа, — Александр…

Он добавляет: «Иванович». Сука!

— …сказал, что твой друг. Я и пригласила твоего друга обсудить твое будущее.

Я в этом дурацком халате… Зачем он пришел? Мать обалдела совсем, не знает, к чьей помощи прибегнуть. Это он вошел через «черный» ход. Неужели он сказал ей? Я бью его по ноге под столом.

— …Я думала, она в окно выбросилась. Я ничего не знаю о ней.

В придачу к кастрюльке я оставила перекинутые за окно простыни и двери заперла. У кого она хочет узнать обо мне?! У этого фарцовщика хуева? Что он знает обо мне? Ну, пожалел меня плачущую, рассказала я ему пару историй из школьной жизни. Я вот даже отчество его знаю. Иванович, еби его мать!

— Я не собираюсь принимать участие в этом маразме. Желаю приятно провести время.

Встаю из-за стола. Я так охуела, что послушно уселась за него.

— Как тебе не стыдно, Наташа?

— Это тебе должно быть стыдно, мамочка. И вам — Александр Иваныч!

— Я хочу знать, что с тобой происходит, кто твои друзья.

— Какие друзья?! Ты собираешься приглашать сюда каждого встречного-поперечного?

— Я уже встречный-поперечный…

Он еще что-то вякает!

— Я очень сожалею, если вы претендовали на другую роль, но все места уже распределены. Вами же самими!

— Наташа, прекрати пререкания, я ничего не пойму!

— Нечего тут понимать. До свидания!

Бамс! — дверь бабушкиной комнаты. Бамс! — дверь «моей», и на задвижку. Обсуждать она собралась!

Я слышу, как он уходит: «До свидания, Маргарита Васильевна», — уже не через «черный» ход. Мать стучит в дверь.

— Ты откроешь мне или нет? Что это за поведение?!

— Я не собираюсь с тобой ничего обсуждать. С ним обсуждай.

— Прекрати!.. Господи, откуда ты такого мужика раскопала? Он же мужик!

А ты хотела, мамочка, чтобы я с детства увлеклась лесбиянством? Может, еще и увлекусь — я люблю Ольгу за сиськи тискать.

— Я не настаивала на его приходе, да будет тебе известно. Он сам проявил желание познакомиться. И это меня чуточку успокаивает — хоть не бандит какой-нибудь, скрывающийся… Но он ведь взрослый мужчина!

Если бы он был маленький, хиленький, то на возгласы мамаши я бы могла ответить, что маленький, но вот с таким вот… Хотя я не помню, какой у него хуй.

— Я уезжаю на дачу завтра. Чтобы не вздумала урок пропустить!

Уезжай, уезжай, мама. Жарься на солнце, мажь лицо черной смородиной. Зачем он приходил? Посмотреть, как живет малолетняя блядь? Ну и увидел. А что я могла при матери ему сказать?

«Как ваша жопка-с после уколов», спросить?

— Алло, говорит Александр.

— Ну и что вы хотите? Будущее мое обсудить?

— Ну ладно, кончай. На урок идешь?

— О, вы уже в курсе всех моих дел. Я ванну принимать собираюсь. Может, придете помыть меня, раз уж взяли шефство надо мной?

— Не отказался бы. Но лучше после урока. Я с тобой пойду.

— Пожалуйста. Можете подать экипаж в час тридцать к парадному входу.

Помыть бы он меня не отказался. Конечно, выебать он меня хочет. Вот для чего он и вчера приходил, и сейчас звонил. Тогда-то он не смог.

— Здорово! Взять папку?

— В ней ноты, а не «доски».

— А чего ты такая злая?

— А на кой черт ты приперся вчера?!

Идем к площади Мира, бывшей Сенной. Тут действительно сено когда-то продавали и «били девушку кнутом…» А может, и не били.

Он не говорит, зачем приходил. «Так, проведать». Конечно, он не скажет мне, что выебать меня хочет, дабы свое мужское достоинство восстановить. Не передо мной, естественно.

Садимся в трамвай.

— Далеко это?

— А что, уже расхотел?

— Нет, так… У меня не было таких молодых знакомых… еще.

— Ну и как?

— Не помню, пьяный был. Ты тоже — не очень-то соображала.

Да уж чего говорить — два дурака.

— Сколько же тебе лет, Александр Иваныч?

— Кончай. Двадцать семь. Тебе, как я понял, и пятнадцати еще нет.

Манерный парень — руку подает, выйдя из трамвая. И нахальный, правильно Ольга сказала.

— Тебе придется ждать меня в этом скверике сорок минут.

— Подожду.

— Зачем?

— Там посмотрим. Иди играй, школьница.

Вхожу в парадное и медленно поднимаюсь на третий этаж. Какая я сама наглая! Знаю, что он от меня хочет, и иду с ним. Значит, сама хочу. Фу!

Учительница охает и ахает. Экзамены меньше чем через месяц, а я будто и не готовилась. Пальцы не слушаются. Прелюдию Шопена играю на октаву выше, как дома, подражая секс-писку Джейн Биркин. Я нервничаю. Меня ждут там, а вы мне — легато, легато… Так всегда стыдно ей конвертик с деньгами давать. Мать вперед боится заплатить — думает, что я ходить не буду, денежки пропадут.

— Неужели все? А я думал, девушку в рояль засунули, и она там задохнулась.

— Не смешно.

Я стою перед ним, развалившимся на скамейке, бью коленками по папке, солнце ему загораживаю.

— Сядь. Отдохни.

Я не хочу садиться. Если я сяду, он обязательно попытается меня обнять.

— Да. Поехали. Не люблю новостройки. Люблю свой Васильевский. Северная Венеция. Возьмем тачку.

Какой Васильевский? Он что же, так вот сразу меня к себе домой и повезет? Но я помалкиваю и сажусь в такси на заднее сиденье. Смотрю ему в затылок. Хорошо, что он коротко пострижен — в шею можно целовать. Какая я дура! Только вылечилась — и опять туда же!..

Высаживаемся на Невском. Рядом с ресторанчиком, где я никогда не была. Он-то уж был не раз — прямо приказывает гардеробщику, который здесь почему-то и летом.

— Возьми у школьницы портфель, ха-ха!

Гардеробщик тоже — ха-ха! Врешь — не верят, правду говоришь — тоже не верят.

В зале почти никого нет. За столиком с краю — Захарчик с девушкой. Мы подсаживаемся к ним.

— Саша, как хорошо, что ты пришел. Я никак не могу расколоть Захара на бутылку вина.

— Люда, ты в своем репертуаре.

Александр улыбается. Несколько презрительно, но не зло. Захарчик морщится и продолжает ковырять вилкой рыбу в тарелке. Он выглядит моложе Люды — Людмилы, как она сама представилась. Блондинка. Звякает браслетами, блестит бриллиантиками в ушах. Расслабленная, уверенная. На меня внимания не обращает. Сашка прищелкивает официанту, заказывает вино и, подмигнув, говорит Людке:

— Фифти-фифти!

— Ой, и ты тоже! Мы с Захарчиком уже всю неделю пополам. Он считает, что я его разоряю. Я! Да такой скромницы не найдешь! Я же взрослая женщина, понимаю, что мальчику трудно… Этот засранец даже вонючего цветка мне на день рождения не подарил!

— Люда, кончай трепаться.

Захарчик обижается как-то нехотя, лениво. Он привык, наверное. И Александр тоже привык — только усмехается углом рта.

— Это с этой девушкой ты потерялся, Саша?

Саша ей не отвечает, вполголоса разговаривает с Захаром. А Людка как-то насмешливо посмотрела на меня. Она наверняка не ошибется в моем возрасте. Хитрая баба.

— За «кусок» надо отдать, а то еще год пролежит.

— Саша, не забудьте мне десять процентов за сервизик прислать.

Людка в курсе их дел. Конечно, они фарцуют. Иконы, антиквар. Но это хоть не джинсы.

— Девушку надо с Джеймсом познакомить. Он любит высоких и молодых. Западет и сразу все купит…

Александру, по-моему, не нравится, что она лезет в их деловые операции.

— Ну что, школьница, допивай и пошли.

— Вы разве не пойдете с нами в кинематограф?

— Мы на днях были в кино, да?

Напоминание о нашем походе в кино равносильно сообщению о том, что мы только что вылечились. Так вот и будет он подъебывать меня.

— На чай за меня дадите — пополам поделите, ха-ха!

Мы уходим. А такси его как будто ждут.

— Васильевский. Шестая линия.

7

В его квартире ремонт. Он просит снять туфли. Я это делаю как-то механически, как бы подготовительные упражнения перед чем-то. В комнате вся мебель задрапирована простынями, пол покрыт газетами. Шкаф наполовину закрывает окно. За ним кровать.

— На диван можно сесть?

— Садись куда хочешь. Будь как дома.

Не очень любезно звучит. Он возится с приемником на подоконнике, бросает мне пачку сигарет. Я думаю, как хорошо, что кровать стоит за шкафом — там потемнее. А что же, мы книжки сюда пришли читать, что ли? Никогда не оставляй работу недоделанной — это, наверное, его лозунг. Какая хорошая у него попка в джинсах! У человека, носящего брюки отечественного производства, если он сам ушить да подшить не умеет, и попки-то не разглядишь. Они ее так вот не обтягивают, а висят, будто он наложил в штаны. Любимые Ольгины итальянцы чересчур затягиваются. И спереди такое впечатление, что яйца их в брюки не вмещаются, и ширинка вот-вот лопнет.

— У тебя совсем без помех «Голос Америки».

— Все-то голоса ты знаешь! Вина хочешь? Рислинг.

Он приносит вино, меняет станцию. По «Голосу Америки» один пиздеж, нам другой фон нужен… Он уже сидит на полу, прямо передо мной. Моя юбочка — низ, отрезанный от платья, — как всегда, недостаточна даже, чтобы трусики пошить. Ноги, наверное, кажутся жутко голыми. Его рука движется вверх по моей ноге. Ногти красивые. На моей руке волосики поднимаются. Он видит и забирает у меня бокал. Неужели мы уже были вместе? Да нет! Иначе я бы хоть руки его помнила. Он целует, кусает шутя мою коленку. Через несколько лет он полысеет — волосы совсем редкие на макушке. Он садится рядом, закидывает на меня ногу и целует мою нижнюю губу, которая всегда оттопыривается, когда обижаюсь. И красивой своей рукой сжимает мою грудь. Она у меня сейчас больше, чем всегда — менструация скоро. И соски на ней такие твердые становятся, как будто отдельные от груди. Хочется, чтобы он трогал их, укусил бы даже. Он будто вонзил свое колено между моими ляжками. А у меня там мокро уже. Дурак Гарик смеялся: «Ой, как там склизко!» Это ведь хорошо, это значит, я хочу. Я таки и его хотела…

— Школьница, ты возбудитель беспорядка. Идем туда.

Туда — это за шкаф, на кровать… Только сейчас я вспоминаю, что на мне не подшитая сверху юбка, замотанная кушаком. Но я иду за ним, стараюсь даже глаза не открывать — чтобы одурение не прошло. Он валит меня на кровать и сам на меня ложится — весь, сразу. Его рука уже в моих трусиках, между моих ног. Я ежусь и ноги сжимаю — поймала будто бы его руку. А он уже пытается снять с меня футболку. Я никак не могу расстегнуть пуговицу на его рубашке. Он сам расстегивает. Мы раздеваемся. Он резко поворачивается как раз в тот момент, когда я хочу залезть под одеяло. Чтобы он не видел меня голой. Но он видит. Улыбается. Без ухмылки.

Мы недолго целуемся — он хочет внутрь меня. Какой у него хуй здоровый. Я действительно ничего не помню из той ночи у Дурака. Он стаскивает с меня трусики — зачем-то я их оставила.

У меня так мокро в пипиське, что, может, на них пятнышки. Я спихиваю их одной ногой с другой, когда они уже ниже коленок. И как же нежно и плавно он водит своим хуем по моей пипиське! И, как слепой котенок, мордочкой тыкается в кошку, ища сосок… Я чувствую, что он хочет кончить. Ну кончи, кончи в меня. Тебе ведь хорошо будет. Хоть на минуточку. Я этим как бы свою вину перед тобой искуплю. Ты ведь забудешься во мне на мгновение. Во мне, я тебе дам это сделать. Значит, я хорошая, не такая, как ты думаешь…

Я чувствую пульсирующие выплескивания спермы. Он поскрипывает зубами. И все сразу тихо и светло. Он лежит на мне, перебирает мои волосы, накрывает ими мое лицо.

— Извини… что так…

Я молча улыбаюсь. Я и не рассчитывала на оргазм. Я должна была дать себя выебать. Но мне было хорошо. И радостно почему-то. Он встает, наливает вино, подмигивает мне. Я уже, конечно, залезла под одеяло, а он совсем не стесняется быть голым. Почему член темнее остального тела? Потому что он занимается «темными» делами…

— Ну что, помыть тебя? Пошли, у меня большая ванна, вместе поместимся.

Ванна справа от комнаты, а слева — дверь другой. Никто там не живет. Александр сказал, что, может, ее дадут им с матерью. Конечно, лучше им, чем вселять кого-то постороннего. Я вхожу в огромную ванную комнату — он стоит под душем и мылится розовым мылом. Занавески нет, поэтому вода брызгает в стороны, и несколько капель попадает мне на живот, заставляя его вздрагивать.

— Ну что ты там ежишься, иди сюда! Хорошо под водой!

Да, как хорошо и просто. Мы оба скользкие от мыла — он действительно моет меня. Смешно. Но мы ведь не только мыться пришли в ванну. Я трогаю его член. Рука плавно ходит по нему, и он быстро твердеет в ней. Александр кладет мне руки на плечи и давит слегка вниз. Я встаю на коленки. Вода бежит между моим лицом и его хуем. Как много воды! Он тихонечко двигается — поглубже в мой рот. Ой, я сейчас захлебнусь и водой и хуем…

— Бедненькая, дай я тебя по спинке похлопаю.

Я действительно кашляю. Девушка скончалась, захлебнувшись хуем.

— Хватит меня бить. Обрадовался!

Он поднимает меня, держа обеими руками за лицо. Целует. У него глаза от воды красные.

— Хочешь волосы помыть? Людка мне дала шампунь — продала, естественно, — сказала, что блестеть будут волосы. Пусть у тебя блестят.

Шампунь пахнет пирожными. И столько пены от него… Александр вылезает из ванны, вытирается огромным полотенцем. У нас дома такие же полотенца — китайские. Остатки дружбы…

— Сейчас я тебе сухое принесу.

Как странно! Я его больше не стесняюсь и будто знаю сто лет. На полу лужи. Зеркало запотело. Я протираю его краем полотенца — у меня тоже глаза красные. Как трудно расчесывать мокрые волосы! Зачешу их спереди, мне хорошо, когда волосы назад.

Александр лежит на кровати, курит. Я тоже лягу к нему. И мы будем любиться. Долго. У меня волосы успеют высохнуть, так долго мы будем любиться.

8

— Корова ты моя, я люблю тебя.

— Почему я корова?

— От тебя пахнет, как в детстве — парным молоком.

Когда он сказал мне это? Неделю назад, две? Время несется. Помедленней бы! Чтобы запомнить. На потом когда-нибудь… Мама — она не смотрит мне в глаза, если удается увидеть их. Уроки… Я сама — музыка. Я — форте. Фортиссимо! И нам негде спать.

Я очень хорошо теперь понимаю простушку Зосю и заводского Павла. Блядский быт заставляет приземляться. Как хочется ночью касаться плеча любимого! И, проснувшись от страшного сна, тут же и успокоиться, обняв его. Ремонт в квартире Александра закончился. Все новое, светлое. Но для нас только днем. В квартире живет его мать. Слишком уж старо выглядящая женщина лет пятидесяти. Без личной жизни, как многие после потери мужа. Работа, дом. Почти как моя мама. Она работает в «Интуристе». Когда она приходит с работы и мы еще не ушли из квартиры, Сашка шутит с ней по-английски. Но она больше молчит. Мне ее немного жалко, как и мою маму. Но в то же время мне стыдно за них. Слабые, смирившиеся с судьбой, которую сами себе и придумали.

Нашим ночным пристанищем служит квартира Виктора. Не Дурака, а Витьки Мамонтова. Приятеля Александра по институту. Странно мне было узнать, что Сашка дружит с такими. И радостно. Виктор, человек, не имеющий никакого отношения к фарцовке. Ходит в советских брюках и в советских же сандалиях.

От Мамонтова ушла жена. Еще от одного, еще одна. Любимая его жена. Из-за того что он пил. Когда она ушла, он стал пить еще больше. Он играет на гитаре. Он бы не был Мамонтовым без гитары, и мы, может, не приходили бы к нему.

Иногда мы наглеем до того, что заваливаемся к Виктору среди ночи, без телефонного звонка. Будим его и выгоняем с большой кровати, которая почему-то стоит в гостиной, а не в темной спаленке. Квартира в той же «северной Венеции», совсем недалеко от Александра. Если Витька не очень пьян к нашему приходу, то какой уж там сон! Мамонтов — запасливый пьяница. Тут же вино достает, берет гитару… «Женские волосы, женские волосы вьются…»

— Витька, опять ты сам себя накручиваешь!

— Ладно, не буду. Хуй с ними, с бабами. Все они — бляди непонимающие! Наташенька, к тебе это не относится — ты не баба… Пока еще. Эх, «что ж ты, бля, шалава! бровь себе побрила и зачем надела, курва, синий свой берет…»

Утром Мамонтов встает первым, но все равно опаздывает. То он опаздывает на работу, то он опаздывает устраиваться на работу. Таким образом, он почти никогда не работает. Каждые несколько дней он завязывает пить. Но потом, не выдержав «издевательства над самим собой», опять пьет. Он тихий пьяный. Всегда улыбается и засыпает неожиданно.

В гостиной, между двумя огромными окнами, черный рояль. Утром, приняв ванну и израсходовав массу кремов польского производства, оставленных в квартире женой Мамонтова, я усаживаюсь на вертящийся стульчик. Обернувшись полотенцем, но чаще голышом, я музицирую. Сочиняю песни. Сашка хохочет.

— Кто бы видел эту картинку! Народ в поте лица пашет, а эта малолетняя красавица, да еще голая… Тебя не примут в комсомол.

— Тебе не нравится? Могу одеться.

Он не дал мне одеться. Он укусил меня за попу. Я визжала, и мы бегали по квартире. А потом любили друг друга на неудобной раскладушке в маленькой комнатке. Забыв о том, что народ пашет, что я должна быть на подготовительном уроке, а Александр в каком-нибудь научно-исследовательском институте…

— Ты никогда не работал?

— Я всегда работаю. Если ты имеешь в виду государственные учреждения, то я их презираю и никогда ни на кого работать не собираюсь. Я сам себе хозяин.

— Зачем же ты тогда институт кончал?

— Ошибка юности. Ну и мать. Маргарита Васильевна тоже наверняка хочет, чтобы ты в институт поступила, человеком стала… А ты чем занимаешься?

Все это он мне говорит, чуть ли не лежа на мне.

— Это ты чем занимаешься?! Лежишь в кровати с несовершеннолетней девочкой. Развращаешь ее.

— Ох, умру! Ты сама кого хочешь развратишь. И собьешь с пути истинного.

Днем мы гуляем в центре. Обязательно встречаем Людку с Захарчиком. Они все время что-то делят. Людка говорит, что училась в консерватории по классу вокала. Отвечает иногда пением — отрывками из арий. Я думаю, что если она и пела где-то, то в каком-нибудь доме культуры. Не больше. Но потом оказывается, что действительно училась. Ее выгнали. За связь с иностранцами. За блядство, проще. Она все же усиленно продолжает искать иностранного мужа, но и Захарчика не бросает, «держит» для души. Когда он не хочет заказывать еще одну (третью или четвертую) бутылку шампанского, Людка орет на него: «Захар, не будь жидом!» Когда они вместе идут на рынок, она щиплет его за рукав и шипит: «Захарчик, ты же еврей, торгуйся с ними!» Он обычно брезгливо морщится и лениво одергивает ее: «Люууда!..»

Выходим от Виктора и собираемся на наш обычный полдник — в «Ленинград» или в «Европейскую». Я иду слегка впереди, Александр такси ловит. По-американски, выставив большой палец. Вдруг хватает меня под руку — и в парадное. Лицо испуганное.

— У тебя все ноги в крови сзади!

Смотрю — просто ручьи засохшей уже крови. Сашка дает мне платок — как всегда чистенький и отутюженный его мамой.

— Это что же, у тебя месячные — так сильно?

Сашка бежит купить бинт и вату, а я жду его в вонючем подъезде.

— Хорошо быть молодым и нахальным — девушки таких любят.

Он протягивает мне пакет, а в нем редкость — «Женские гигиенические салфетки».

— Девушка мне из-под прилавка достала. Я сказал, что у меня неожиданно началась менструация.

— Да, конечно, ты ее не ждал. Тебе наплевать!

— Глупая ты корова! Я даже у Людки спрашивал, что делать при задержке. Она про горчичную ванну что-то говорила — вода, сказала, как кипяток должна быть. Я что-то засомневался. Может, она хотела, чтоб ты сварилась? Она тебя ревнует… Ну так что? Клади это дело куда надо и пошли, а?

Ключей от мамонтовской квартиры у нас не было, так что мы пошли в ресторан. С пакетом «Женских гигиенических салфеток».

Каждый мой приход домой сопровождается заседанием родительского комитета. Главой его становится моя тетка, которая появляется на арене событий с партийным билетом в одной руке и с весами правосудия в другой. Обе руки у нее трясутся — у нее нервный тик. Не имея своих детей, она готова на все ради меня.

— На какие средства живет этот тип? Джинсы стоят сто пятьдесят рублей. Откуда они у него? За сожительство с несовершеннолетней он получит свои семь лет. Но я этого так не оставлю — его шайка будет раскрыта! Я знаю этих свободных художников! Они грабят народное добро и продают иностранцам.

«Народное добро» висит на стенах у Александра дома. И никого он не грабит. Все равно эти иконы гниют в церквушках, используемых для хранения гнилой же картошки. Или висят в убогих избах старушек, которым и пожрать-то нечего. Они с радостью продают своих святых и даже не за деньги. В захолустье на деньги все равно ничего не купишь. Вот за хлебушек, за сальце да за спирток можно приобрести Николу Чудотворца восемнадцатого века. И Александр, можно сказать, спаситель «народного добра». Я уже жалею, что «поделилась» с матерью. Сказала ей, что Александр реставрирует иконы. Но так замечательно наблюдать за ним, сидящим за столом. Сколько инструментиков у него! Вот вонючей замазкой заштукатурил дырку на иконе, приклеил папиросную бумажку, повесил на стену — надо ждать, когда просохнет. А через несколько дней чуть ли не со страхом будет подрисовывать кусочек бороды, рукава. И руки в этот момент будут самыми красивыми.

Тетка возмущена, что он иностранцам продает иконы. Если бы партийные тетки хотели приобретать предметы русской старины, а не стиральные машины, он бы им иконы продавал. Одного иностранного товарища мы прилично наебали. Того самого, с которым Людка предлагала меня познакомить. Бедный Джеймс! Он таки полюбил меня. Во всяком случае, на один вечер. Я учила его пить водку и говорить по-русски.

— Я ваз лублу! Корощо! Как? Куй?

Он и Людка напились. Она пьяно визжала и приставала к финнам, сидящим рядом с нашим столиком — выменивала у них сигареты на деревянное колечко а-ля рюсс. Джеймс все время порывался разбить бокал, как в фильмах о России, которые он видел у себя в Америке. Захарчик ерзал на стуле, посматривая на вход, трясясь, что нас сейчас повяжут. Александр был трезв и думал, по-моему, как и чем он будет бить Джеймса. Ничего не произошло. То есть произошло то, что Джеймс таки купил у ребят все. И все, что он купил, было фуфлом! Мы засунули его в такси, дали шоферу червонец, чтобы тот довез его до отеля, а не выкинул бы посередине… Проснулся он в кровати один, в портфеле у него были фальшивки… да голова наверняка раскалывалась.

А мы лежали днем с Александром в постели у него дома, и он дергался. Рассказанные мной — смехом, шуточкой — угрозы тетки его насторожили. Прямо паранойя у него началась. Будто следят за нами. Сотни тунеядцев живут себе, развлекаются, а мы… а он… Они, может, не связываются с четырнадцатилетними девчонками, и на них никто не заявляет. А тетка даже статьи какие-то упоминала. До всего им дело есть! Может, он ищет работу. Диплом у него свободный, вот он и приглядывает себе что-нибудь интересное… Ничего он не приглядывает, и на меня поглядывает подозрительно.

Совсем очумел. Решил иконы из квартиры вывезти. К Мамонтову. Целый день паковал их, в чемоданы складывал. И в тот же день уехал на «охоту». Одеты они с Захарчиком были, как на настоящую охоту. Конспирация. Людка хохотала и, как всегда, подъебывала Захара. Он был в резиновых сапогах, в драном свитере, с рюкзаком и ватником в руках.

— Захарчик, тебе надо было бороду приклеить. Чтобы никто из центровых ненароком не узнал. Когда ты вернешься, я подарю тебе кусочек фирменного мыла, а то от тебя уже пахнет.

А мне нравилось, что они так одеты, на Сашке даже кепочка была.

— Держать язык за зубами. Я тебя люблю… До послезавтра.

Это он сказал мне на ухо, когда мы обнялись, а вслух и громко — будто кто-то рядом стоял и подслушивал:

— Готовьте, бабы, кастрюли, вернемся с добычей. Может, зайчатинкой полакомимся. Ха-ха!

9

— Ну так что, ты со своим Сашенькой будешь? Может, снизойдешь до нас, а?

— Во-первых, я не знаю, кто это «вы», Олечка. Он обещал сегодня приехать. И потом, все равно это вечером.

«Это» — это «Алые паруса». Проводы белых ночей. Праздник выпускников. Должно это молодежное гуляние нести в себе что-то очень романтичное. Что мечта, мол, вот-вот станет былью: «Мы гоняли вчера голубей, завтра спутники пустим в полет…» И выглядеть должно все очень красиво. Как на обложке журнала «Огонек» шестидесятых годов. Молодые парни, коротко подстриженные, в костюмах и белоснежных рубашках, взяв девушек за руки — они почти что в свадебных платьях и очень улыбающиеся — бегут с обложки на тебя по площади, и стая голубей разлетается перед ними, поднимаясь в светлое — рассвет вот-вот — небо.

Мне вдруг очень хочется пойти с Ольгой и с «ними» на проводы. Да-да, проводы. Она сегодня решила забыть об итальянцах и прочих нациях. Идем с нашими, советскими юношами. Лет по восемнадцать им. Идем на народное гулянье.

От одного определения этого праздника должно быть все ясно — народный. Но когда этот народ молодой, да еще на улицах города, в белую ночь, которая, может, одна из последних… Бррр! Где эти прекрасные парни и девушки с обложки «Огонька»?!

Толпы петэушников. Наверняка у половины из них гаечный ключ за пазухой. А пьяные все какие!.. Выходим на набережную Невы. Не выходим, а выносимся толпой. Нева в огнях, пароходы в иллюминации. По небу шарят прожекторы. Всё красно-дрожащее. Главного судна не видно. Попозже выплывет. С алыми парусами. Поплывет, поплывет мимо нас. Вот именно — мимо. Пить шампанское из горлышка очень неудобно. А еще со всех сторон на тебя напирают, под локоть пихают — шутят — и некоторые норовят бутылку из рук выхватить. И все будто знакомы. От гитар в глазах рябит. По песенкам можно понять, что за компания. Уличные, из подворотен, романтики: «Дайте наглядеться, дайте мне наслушаться, дайте мне запомнить, как они поют». Кто «они поют», я не понимаю — романтиков заглушает стая воробышков. Нахохлившиеся, растрепанные и наглые сопляки — лет по четырнадцать им. «О бела, бела, бела — бала! Я пришел, она лежала. А не подумайте плохого» — в этот момент они все визжат, подражая рок-н-ролловскому визгу Мика Джаггера, и заканчивают — «лежала пачка „Беломора“»! Все ржут, все довольны.

Вокруг Медного Всадника круглый газон, по которому «ходить воспрещается». Сейчас по нему не только ходят — на нем просто лежат, валяются кучи людей. Прищуришь глаза — и будто кучи грязного белья. Какая я обсирательница всего! У кого-то магнитофон на батарейках — вокруг него самая большая куча и скопилась. Прямо у меня над ухом раздается вопль-оклик, обращенный к владельцу мага: «Эй, Сопля! Яйца не промочи! Роса ведь!» Ни хуя себе. Это кем же надо быть, чтобы заслужить кличку Сопля?

Мы медленно идем в наряженной толпе. Для кого наряд заключается в костюме и в развязанном уже галстуке, а для кого в джинсах «Вранглер» и в футболочке с портретом языкастого парня из группы «Кисс».

У гранитного парапета свободное местечко. Мы встаем, пьем шампанское. Я нахалка, никакого внимания на свою компанию не обращаю. Я все же с ними… Парень, Юра его зовут? достает из сумки, которую тащит на плече, четвертую по счету бутыль. Рядом с нами тоже из горлышка пьют. Из горла бухают! Угощаем друг друга. Непонятного они происхождения. Очкарик с длиннющими волосами пытается шептать приятелю, но его пьяный шепот получается криком.

— Сегодня они тебе сказали: от нее откажись, а завтра скажут — от себя. А как же принципы, Валек? Мечта, а? Вот эти алые, еби их мать, паруса?… Ладно, не буду. Ты играй тогда!

Валек с гитарой. Девушка из их компании поет тонюсеньким голосочком, прямо как Джейн Биркин: «Я шагнула на корабль, а кораблик оказался из газеты вчерашней».

— Во, правильно! Из газеты «Правда», в которой нет известий, и из «Известий», в которых нет правды!

Валек морщится и тихо смеется: «Борец за правду!» Девочка, которая пела, обнимает волосатика.

— Мы его сейчас в милицию сдадим за его слова. Нет! За его мысли!

Они смеются. Мы смеемся. Милиция тоже смеется. Милиции, конечно, полно. Все с ними заигрывают — на нервах у них играют. Они ничего. Не агрессивны.

— Ой, товарищ мильцанер! Мальчишка обидел, под юбку залез. Лови его, держи!

Это из стаи деревенских девчонок. Какая-то бойкая «Клава», по-моему, хочет прилипнуть к нашей компании. Вот уж хуй! Откуда-то из гущи толпы доносится крик: «Менты-гады! Саню повязали!» Саня, наверное, сказал в лицо менту, что тот гад. Народ доволен. Поощрительно относится к оскорблениям в адрес представителей власти, охранников порядка. Деревенские во главе с «Клавой» уже заигрывают с компанией волосатика.

— Ну, чо, девахи, в технякум приехали поступать? Давайте… Видал, Валь? Они еще не поступили, а уже гуляють. Из-за нее, проклятой! Из-за мечты!

«Джейн Биркин» смеется.

— Ох и договоришься же ты, что получишь от одной из них по своей мечте!

Я сразу думаю о триппере. Половина таких вот девчонок никуда не поступят, потеряют девственность, если она еще есть. Может, забеременеют, может, триппер подхватят. И поедут они назад в свои деревни к свиньям. Я представляю, как атаманша «Клава» идет по тропиночке с картонным чемоданом в руке. И баба у колодца, завидев ее, орет на всю ивановскую: «Ой, Матвеична! Твоя-то в подоле принесла!» Потому что девка с огромным брюхом. Хотя она как раз, может, и не вернется — нахальная.

Ольгины знакомые мне безразличны. Я и не слушаю, о чем они говорят. Парень с сумкой встает рядом, протягивает шампанское. Я пью, обливаясь.

— Оля говорит, ты поешь хорошо. Может, спела бы… вместо этой. Он кивает на «Клаву», визжащую: «В жизни раз бывает восемнадцать лет!»

Мне неохота петь. А Ольга уже лезет с предложениями, просит ребят хлопать. Она пьяная. Я — нисколько. Даже противно. Это оттого, что я все время про Александра думаю. То, что с ним могло что-нибудь случиться, совершенно отпадает. Он из любой заварухи вылезет. Что же он не позвонил мне? А может, он звонил уже? Звонит. А меня нет. Я гуляю…

Вдоль набережной тут и там поставлены помосты-сцены. На них выступают, с них что-то объявляют. Но народ сам хочет выступать. С одной сцены артиста просто стащили. И тут же мужичок из толпы — по возрасту он больше годится в учителя, чем в выпускники, — вскарабкался на помост, микрофон обеими руками схватил и орет: «Чему нас учит семья и школа?» К нему милиция не равнодушна. Сразу трое подхватывают его за руки, так и не выпускающие микрофон. Он не сопротивляется — на ногах еле стоит.

И только орет в микрофон: «Жизнь сама таких накажет — скажи, Серега!..» Высоцкого поют со всех сторон. Даже глупо как-то. Может, будь он официальным бардом, его бы так и не пели. Всем охота недозволенного.

Возвращаемся мы с Ольгой в пять утра. Вот когда улицы поливают! Ольга идет спать ко мне. Не заглядывая в бабкину комнату, зашатываемся в «мою» и валимся на диван. Ноги гудят и горят, будто печки. Ольга вырубается молниеносно. А я почему-то повторяю про себя стихи Александра Блока, посвященные актрисе Наталье: «И лишь одна я всех тревожу своим огнем крылатых глаз…»

10

— Ольга, я подстричься хочу. Открыто ведь — час дня…

Ольга спросонья плохо соображает, но довольно кивает: «Давай, тебе будет хорошо!»

Я стригусь. Идем в ближайшую парикмахерскую. Рядом с площадью Мира, на Садовую. Конечно, лучше бы к знакомому парикмахеру пойти. Но я ведь сейчас хочу подстричься, немедленно.

В салоне сидят тетки в бигудях. От бигудей отходят провода. Тетки не двигаются. Сидят, как жабы. Раздвинув ноги. Мужики так сидят. А у баб этих ляжки, видно, настолько толстые, что их и не соединить вместе. Не хватало бы еще, чтоб они и пизды свои чесали. Запросто так, как мужики яйца почесывают или поправляют. Не знаю, что они с ними делают, только всегда их руки у собственных половых органов. И ширинки они на ходу застегивают, когда уже из туалета выходят.

Я долго уговариваю мастера не начесывать меня и не заливать литром лака. Мне хочется, чтоб натурально выглядело, распущенно-распушенно. А не как у завучихи или английской королевы. Мои остриженные волосы сметают огромной шваброй в кучу с чужими. Лишиться их стоит три рубля вместе с чаевыми. У выебывающегося пиздюка с Невского это стоило бы в три раза дороже.

Ольга стоит на улице — уже сбегала домой, переоделась. А рядом с ней… моя мамаша. Сейчас начнется. Ольга, жопа, не могла спрятаться от нее. Мать всегда по Садовой на работу ходит. С обеденного перерыва, наверное, идет.

— Да, новый человек. Надеюсь, что во всем. Неплохо.

Мать улыбается, трогает мои волосы. Слава тебе…

— Твой Саша телефон оборвал вчера вечером. Ты и его обманываешь?

— Ой, мама, никого я не обманываю… Хорошо, правда? И он сам виноват.

— Вот ты ему об этом и скажи. «Где она?» — он на меня напал. Я сказала, что, как обычно, не знаю, где ты. Вот он придет днем, и пусть теперь он тебя блюдет, раз меня ты ни в грош не ставишь!

Мать сейчас выше меня — я без каблуков. Да и вообще она высокая — идет на работу, возвышается над прохожими. И не старая она вроде — сорок восемь лет. Какая-то она одинокая, всеми покинутая. А была веселая. Я маленькая совсем была, и мы ездили с ней на выходные к Валентину. Они пилили дрова, мама пела. И мы все ходили в огромных валенках. А Валентин называл нас «Большая и Малая Медведицы».

Самое разумное — это идти домой и ждать Александра. Ольга ноет, солнце светит, моя прическа — атас!.. И мы идем по Садовой в сторону Невского. Некоторые мудаки очень странно проявляют свой восторг. Пройдет какой-нибудь мимо тебя, шепнет «ебаться» — и уж след его простыл. Неужели за такое короткое слово он успевает кайф получить? Бабки в своем репертуаре: «Тунеядки, куда ваши матери смотрят… скоро голыми по улицам ходить будут…» Мы молча проходим и нахально улыбаемся. А какой-нибудь юноша за нас вступится: «Молчи, старая, проходи мимо. Не загораживай прекрасный вид». Мы — прекрасный вид — выплываем на Невский.

Кого можно встретить на Невском недалеко от «Сайгона»? Конечно, Дурака. Он перебегает проспект и, качая головой, подходит.

— Ну, Наташа… Как, ты себе подстригла косы?… Догадываюсь, чье влияние.

— Нам не нужны влияния, мы сами с усами. А что, тебе не нравится?

— Ну, ты о чем? Супер-дупер! Изменилась будто. Серьезная такая.

Ольга фыркает и, кривляясь, встает в позу обиженной.

— А я, значит, Витенька, несерьезная? Вот пойду и наголо побреюсь!

Ха-ха! Могу себе представить. Решимости в Ольге только на мелкие делишки и хватает.

— Девочки, пойдемте шампанского выпьем. Я вас угощаю.

Приглашение от Дурака?! Это что-то необыкновенное.

Ольга чуть в ладоши не хлопает. Я тоже не против, но меня начинает мучить совесть. Вернее, она начала меня мучить вчера вечером, на «Алых парусах». Будто я что-то нехорошее делаю. Что только?

В баре у Дурака все знакомые. Встаем у стойки. Дурак шепнул бармену: «Запиши на меня», — и тот что-то в книжечку записал. Ни хуя себе конторка! Кредит у них тут! Бармен вполголоса рассказывает Дураку — не нам же! — о каком-то Пылесосе. Нет, Распылитель его кличка. В общем, его посадили. Он через «дипа» переправил целый контейнер икон за границу. Дурак ехидно хихикает.

— Ну вот, теперь вместо Израиля поедет в хорошо известном направлении.

«По шпалам-бля, по шпалам-бля, по шпалам!» — я пропела Ольге на ухо. Мы не остаемся в баре, выходим вместе с Дураком. Он убегает на «дело», а Ольга дуется на меня.

— Ты ему не жена ведь, своему Сашеньке. То ты с Володькой-баскетболистом, то ты с Гариком… Что ты, действительно, такая серьезная?!

Не слушая ее, я иду в сторону метро «Московский вокзал». А вот и Гарик. После его последнего телефонного звонка мы не виделись. Ольга так ничего и не знает.

— Куда же ты пропала, Наточка?

Он уже тянет свои волосатые ручищи ко мне. Я готова выдрать его усы по волоску. Только не нервничать, спокойненько… Он уже что-то планирует. Сейчас я тебе спланирую…

— Конечно, Гарик, поедем. И зачем в ресторан? Сразу к тебе поедем. И будем наслаждаться друг другом. Ебаться будем. И ты, держа меня за зад, будешь приговаривать: «Кончи, кончи, Клавочка!»

Его взгляд из удивленно-довольного становится недоверчивым. Ольгина физиономия постепенно краснеет.

— И в придачу к своей сперме ты вольешь в меня заразу. Или ты уже вылечился?

Гарик прекрасно умеет себя контролировать. Но я заметила его секундное замешательство, бегающие глазки, испуг. Я со всего маху бью его по лицу. Желваки на его челюстях, как два узла. Ольга вдруг орет: «Женя! Женя!» Я кричу, шиплю и хриплю: «Пиздюк проклятый!» В момент, когда кулаки Гарика уже сжаты и нависают надо мной, подскакивает Женя. Он очень ловко встает между мной и Гариком. Ольга что-то лепечет Жене, он в свою очередь что-то говорит Гарику по-грузински. Глаза у Гарика будто в крови. И он смотрит на меня своим кроваво-диким взглядом из-за плеча Жени. Тот поворачивается, подмигивает Ольге и кивает в сторону метро. Нам долго намекать не надо. Ольга хватает меня под руку, и мы бежим. Мы бежим даже по эскалатору. Хотя ясно, что Гарик не погонится за мной, — Женя ему уже предложил выпить, сказал, что есть клевые телки…

— Наташка, как ты его!.. Если бы не Женька, он бы тебя убил. А я его сто лет не видела, надо же — по-грузински говорит. Ты тоже мне — подружка! Ничего не рассказываешь!

И не буду ничего ей рассказывать. Вот тебе и «Алые паруса», вот тебе и новая прическа, вот и погуляли…

Мои волосы падают. Может, и надо было их слегка начесать и лаком покрыть. Накручиваю челку на бигудинку и подметаю пол в «моей» комнате. Звонка в квартиру не было, но я слышу, как кто-то входит. Я оборачиваюсь с метлой в руках, с бигудинкой на лбу. Саша… Он чем-то похож на Гарика. Хватает меня за руки и начинает трясти.

— Где ты была, а? Где?

Чужой какой голос у него!

— Что я сделала такого? Что ты меня трясешь? Где я была?

— Вот именно — где?

Я его так ждала, а он…

— На «Алых парусах» я была. Я ждала, ждала твоего звонка…

— Недолго ты ждала!

— Мне теперь и из дома нельзя выйти, да? Я была с Ольгой, с какими-то мальчишками. Я была на проводах белых ночей. Я, может, с детством прощалась!

— Тебя видели ночью! В компании пьяных уродов. Пьющую из горлышка. Пьяную!

— Неправда. Там все пили из горлышка. Они не уроды — молодые мальчишки. И я не была пьяная. Мы просто гуляли!

Я готова разрыдаться от обиды. Он садится на диван, закуривает. Все так же сигаретку держит — между указательным и большим. Может, он в тюрьме сидел? В кино все уголовники так сигаретку держат. Что я оправдываюсь перед ним?

— Что ты, свихнулся? Я же не скрываю, где я была!

Бросаю дурацкую метлу и сдергиваю бигудинку.

— Я подстриглась, а ты…

Он уже улыбается, но грустно.

— А как же хвостик?

Господи, хвостик ему жалко! Я подхожу и сажусь ему на колени. Он целует меня, треплет волосы. Командир. Конечно, ему захотелось покомандовать мной. Но это хорошо. Это значит, он меня своей считает. И я хочу быть его, нужной ему.

11

У Мамонтова любимая женщина забрала надежду на нужность — не нужен он ей. Виктор завербовался в экспедицию, в тайгу. Через месяц уезжает. Сашка странно поглядывает на меня, когда Витька про экспедицию говорит. А Мамонтов все поет песни про любимых и преданных женщин и про друга, который уехал в Магадан — «снимите шляпу, снимите шляпу», — потому что друг уехал просто так, сам.

Мы идем с Александром по улице, и мне кажется, что мы парим в воздухе. Не высоко, а слегка как бы оторвавшись от асфальта. И все на нас смотрят.

Он… Ах, он красивый, и он похож на воина. Каждая мышца — кулак. Лицо его недвижимо. Он поворачивает его направо — улыбка, улыбка мальчишки. Воин с улыбкой мальчишки. Он видит ее. Она… Она покачивается на тонких ножках, и на правой коленке ссадина — она очень любит движение. И ножки, все ножки — мельком полоска юбочки, как качели на бедрышках… И голова в треугольной косынке — красное, синее, белое, и синие якоря. И рот полуоткрытый, и глаза распахнутые в восторге, неверии, что все это с ней…

Со мной! С нами. Счастье — затасканное словечко. Но не у нас! Оно блестит на наших рожах, в наших глазах, на моем обкусанном ногте, лежащем на плече его. Я и Александр — это очень красиво.

Один из тех утренников, когда я просыпаюсь дома. Карр-карр — телефон в коридоре.

— Приез-зжжай… Немеддл-ленно. Бери такси и приезжай!

Ничего себе! С утра уже напился. Сашка в последнее время часто напивается. Становится агрессивный, никому не доверяет. Конечно, я еду. К Мамонтову в квартиру.

Я уже как к себе домой иду. Да вот и ждут меня — дверь открыта. Я вхожу и чувствую: что-то не то. Тихо уж слишком. Всхлип или «ой» доносится с кухни. Выбегает Мамонтов, рука у рта.

— Витя, ты что, уже пьяный?

— С твоим мужиком можно пить да пить — только он отрезвит тебя. Рехнулся он, по-моему. Ну мне-то… я сваливаю скоро.

У Виктора кровь на запястье. Я вхожу на кухню. Сашка стоит и пьет водку из бутылки. Я подхожу к нему, и он обнимает меня. Нет, не обнимает, а хватает, грубо.

— Ну что, шалава, ты меня любишь?

Мне чуточку страшновато.

— Да. Я тебя люблю… А что вы тут делали?

Он ухмыляется, отпускает меня и покачивается.

— Боишься? Значит, не любишь… А вот мы сейчас проверим, как ты меня любишь.

Он берет со стола ножик. Они вены, что ли, друг другу режут?

— Слабо тебе кровью поклясться?

— Саша, ты меня разыгрываешь, да? Ты пьяный.

— А-а, вот и струсила. Слабо'… слабо…

— Да ничего мне не слабо! Что, ты хочешь кровь мою на вкус попробовать?

Мне уже совсем не страшно. Пожалуйста, я порежусь. Он вдруг режет себе руку. Кисть. Улыбается и подносит руку мне к губам.

— На, попробуй.

Я облизываю его рану. Смотрю на него глазами, а сама кровь его сосу.

— Ну вот, а теперь тебе, моя маленькая девочка. Дай свою ручку тоненькую… вот так…

Он крепко держит мою левую руку и быстро делает порез. Больно одно мгновение. Сашка, закрыв глаза, подносит мою руку к губам и лижет мою ранку. Кровь не останавливается. Он зовет Виктора, просит принести бинт. Боже мой, взрослые мужики… И я, я тоже участие принимаю.

— Ну вот, теперь мы навеки связаны кровью… Смотри, — предупреждает он меня. Проверяет. Да я на что угодно с ним готова! А он вот только по пьянке мне предлагает бежать с ним. Я бы сию минуту убежала. Куда только? И как? У меня и паспорта-то нет.

— Саня, ты совсем разум потерял. И это все из-за тебя, Наташка.

Пьем теплую водку. Из-за нее Сашка и Мамонтова приплел к этой истории. Идем в комнату, Виктор включает музыку. Битлы. «Донт лет ми даун». Я все никак не могла эту фразу перевести, потом сообразила: «Не подведи меня». Сашка, я тебя не подведу, а ты? Сашка плохо соображает сейчас. Глаза мутные. Руку мою забинтованную берет и по лицу своему ею водит. И сжимает сильно. И больно. Он кладет ее себе на грудь, глаза закрывает. И тихо так. Только музыка: «Донт лет ми даун».

12

Мне пятнадцать лет. Мать даже не поздравила. Александр устроил мне день рождения. «За мою маленькую девочку!» — был его тост. Ничего себе маленькая — я была выше всех баб, собравшихся отмечать мой день рождения. Они были лет на десять старше меня. О моем возрасте не говорилось. Сашка был такой веселый, радостный, будто это его день рождения. Мы убежали на темную кухню от праздничного, шумного стола. Шептались, целовались. И он все уговаривал меня убежать на Канарские острова. Мы убежали. Не на острова, а на Неву. Катались на ночном пароходике. И Сашка все про острова рассказывал… Я не могу даже на самолете полететь — паспорт нужен. Проверяют. Раньше не проверяли, но какие-то мудилы решили самолет угнать. Ни хуя, конечно, не вышло. Их посадили. Но зато теперь изволь предъявлять документики при посадке и даже при покупке билета. Да и кто бы нас пустил на острова? Люди в Болгарию не могут добиться разрешения…

Мы разбудили Мамонтова, согнали его с кровати… и оказались такими усталыми, что даже на любовь сил не было. Я уже проваливалась в сон, а Сашка вдруг засмеялся.

— Четырнадцатого июля Бастилию разнесли. С тобой все ясно. Разрушительница. Революция ты моя…

За все надо платить. За удовольствие особенно. Я плачу за него в детской комнате милиции. Не ожидала я от матери такого — собственную дочь в ментовскую отправить. А потом на дачу, к тетушке. Эта поездка, по словам мамочки, даст возможность проверить мои чувства, и если они настоящие, то разлукой закрепятся. Повторяя есенинское: «Лицом к лицу Лица не увидать. / Большое видится на расстояньи», мать чуть ли не перекрестилась, посадив меня в электричку.

С Александром я условилась, что каждый вторник и четверг он будет ждать меня у «Кинематографа» в восемь часов вечера. Если мне станет совсем уж невмоготу, то я прямо туда и приеду с дачи.

В «Кинематограф» мы часто ходили в последнее время. Там крутили американские вестерны и европейскую ностальгию. После очередного «пиф-паф» я поняла, почему Людка называет Александра — Пол Ньюмен. Глаза очень похожи, только Сашка русский и ростом наверняка выше.

Первую неделю я не очень рвалась удрать от тетки. Дача у нее только что выстроенная, со всеми удобствами. Стройматериалы специально по заказу ее мужа — директора научно-исследовательского. А может, и по ее, теткиным, заказам — она тоже человек. Член партии, еще чего-то, в горисполкоме занимает должность кого-то… Вот как хорошо быть хоть чуть-чуть главным. Ма-аленьким, но главным. Сразу у тебя все есть! У Сашки тоже деньги есть… Выходит, ты иметь что-то можешь, только если к партии принадлежишь или если воруешь.

Может, я боялась Александру надоесть, а может, сама устала? Тетка из кожи лезла, пытаясь меня развлечь. Отвлечь! И завтрак мне в кровать, и платья свои дарила. С соседским юношей пыталась знакомить. Милый парень, катающийся на велике, поступивший в иняз. Мечтающий за границу поехать.

Я лежала на балконе теткиного двухэтажного дома. Загорала, лопала клубнику, читала старые журналы. А вечером мы играли в карты.

— Тетя Валя, почему у вас нет детей? Вы были бы такой заботливой мамой!

Тетка слегка дергает головой, и руки у нее вздрагивают.

— Смеешься над моей заботой. Жаль, что обо мне никто так не пекся… Дядя твой учебой был занят, я тоже. Вот никто и не подумал, что нельзя мне аборт было делать. Мы к знаниям стремились, а давались они, ох, как нелегко — время-то какое было! А вы вот бежите от знаний!

Мы за кухонным столом, покрытым клеёнкой яркой, веселой расцветки. В тон ей — абажур. Теткин муж привез из Югославии. Все портит клейкая лента, свисающая с лампы. Ловушка для мух и комаров, от которых в ушах звенит. Вся Ленинградская область на болоте, как и сам город. Занес же черт Петра Великого! Окно нельзя закрыть. Жарища и змеиная мазь. Тетка ею поясницу мажет. В придачу к нервному тику у нее радикулит. От усердной работы на огороде. Воняет эта мазь… и совсем не как змея, по-моему.

— Ну вот, тетя Валя, из-за учения, или, как вы любите все говорить, «чтобы стать человеком», вы пожертвовали ребеночком. И теперь у вас нет детей, но есть дача. (Нельзя так, я же не с Сашей.) Зато у моей мамы их целых два — ребеночка. И что? Она страдает из-за нас.

— Ты одно пойми — мы ведь тебе добра желаем!

Хорошо добро — в милицию водить!

— Да ни один родитель не желает зла своему ребенку — это ж понятно. Но заметьте, что любой ребенок, если он не нюня какая-нибудь, всегда по-своему сделать хочет.

Тетка встает снять с плитки чайник. Прямо как у Чехова или еще кого-нибудь бесконечно нудного в этом же роде — по вечерам они пили чай с клубничным вареньем собственного производства и обсуждали вопрос «Отцы и дети».

— Всему свое время. Как вода вот в этом чайнике — закипела, только когда нагрелась до определенной температуры. Дай вам свободу, и вы тотчас броситесь на улицы, все разрушая, горланя свои пустые песенки, пьяные и с ножами.

— Ой, тетя Валечка, что вы сравниваете-то — вода и душа. И потом, почему это вы знаете, когда время?

— Да не мы, а природа! А даже и мы?! У нас за плечами опыт. Война, голод, разруха. Потом стройка, становление. Вам бы прислушаться к нам, чтобы ошибок наших не повторять, воспользоваться бы нашим горьким опытом…

Тетка проливает кипяток мимо чашки — нервничает.

— Все это демагогия. И есть вам ответ: «Если бы молодость знала, если бы старость могла» — никто еще на чужих ошибках не выучился. Может, к сожалению… Вы мне опять проиграли — гоните двадцать копеек.

Если проигрываю я, остаюсь на день дольше договоренного срока. Пока проигрывает тетка — у меня уже два рубля.

— Да зачем ты ему нужна, в конце-то концов? Конечно, ему нравится — кому же не понравится с такой девушкой время проводить! Но помяни мое слово, «оглянуться не успела, как зима катит в глаза». И придет к тебе «зима», и он…

— Да-да — выебет и выкинет… Простите за выражение. Но ведь всегда, когда вступаешь в новые отношения, то какой-то риск!

— Да что это за риск такой?! Кому он нужен?! Мы-то и хотим тебя уберечь от несчастий, которые ты после него не расхлебаешь. Если бы он был порядочный челок, он подождал бы, пока ты школу кончишь. Мы в наше время были порядочнее, мы ждали. Честней мы были.

— Да чем вы были честней? Тем, что мужей своих до брачной ночи голыми не видели? Тем, что не спали с ними? Ну, так половина женщин вашего возраста так и «проспали» со своими мужьями всю жизнь, никогда не узнав настоящей радости, взлета, слияния воедино, так и называя секс — постыдным делом.

— Ну уж вы-то узнаете — сегодня с одним, завтра — с другим…

— Не надо, наверное, со всем городом выспаться, чтобы найти любимого… (Я мысленно загибаю пальцы — сколько у меня уже мужиков было? Их не хватает и на ногах.) Но нельзя же и первого встречного назвать навеки любимым!

— Ну и разговорчики, Наташа! Он, значит, уже и не первый, ты уже ученая. Или это он тебя научил так говорить?

Чему он меня научил? И что вы все со мной, как с парниковым растением! Я люблю его, и все тут. И сейчас хочу любить, а не завтра или когда вы мне предлагаете…

— А как же любовь? А?

— Да что ты понимаешь в любви, соплячка?! На одних эмоциях не проживешь!

Что нужно, чтобы понять любовь? Стать пятидесятилетней, трясущейся теткой?!

— Если бы все рассуждали, как вы, тетя Валечка, то ничего бы в мире не было создано!

— Мать твоя тебе пример. Тоже все кричала — любовь, любовь! Замуж по любви, никакой тебе карьеры. В фельдшерскую школу!

Мне жалко маму.

— Вы же сами оправдываете несостоявшиеся карьеры войной.

— Война — это от нас не зависит. А вот личная жизнь, в которой мы — президенты и генеральные секретари, зависит. Твоя мать могла бы и не рожать тебя, поменьше бы хлопот было и замуж легче с одним ребенком. Знала ведь, что отец твой умирает, но нет, как же — любовь! Ты в любви, мол, зачата была…

Я думаю: как хорошо все-таки, что такая у меня мама! А вот была бы она вроде тетки, так и не родила бы меня. Не было бы меня сейчас.

— Почему вы считаете, что я не хочу, выражаясь по-вашему, стать человеком? И почему вы все его в злодеи записываете? Он ведь не скрывается. И я не говорю, что знания не нужны. Я собираюсь пойти в школу. В училище я не хочу, потому что не собираюсь быть пианисткой…

— Да что тут собираться?! Кто тебя в школу возьмет — такую?!

Я бросаю на стол карты, встаю и ухожу на второй этаж.

Такую! Кто ж виноват в том, что я такая — непослушная?

Вы, может, сами и виноваты. Не подали мне положительных примеров, не заинтересовали меня своими предложениями. Кто виноват, что я не такая, как Фаинка — «глиста во фраке», как ее называли в школе? Она вот поступает в музучилище, она отличница и пай-девочка. Она ужасна! Уродина с мерзкими пальчиками. Скучная, бледная немочь. Я не хочу быть Фаинкой. И вы сами всегда поощряли мои интересы. И театральную студию, а там ведь все были намного старше меня. И английский язык — что же, если мне интересней переводить песни «Дорз», чем читать чушь про Пита и Джона, поступающих в комсомол. Как люди с такими именами вступить в него могут?! И я предпочитала подслушивать, как брат с друзьями пел под гитару «стра-ашно, аж жуть!», и не корпеть над ненавистной мне физикой, которой я не понимаю. А Саша?… Да он единственный, кто за меня! А вы — мои близкие — вы против. И вы хотите сделать меня удобной для вас. Для себя вы стараетесь. Я самый последний человек в решении моей жизни.

Дачники… Гуляют по главной улице поселка. Мы тоже с теткой променируем. Все мне не нравится. И этот парень соседский… Да чтоб ты в канаву пизданулся! Нет, он очень ловко исполняет восьмерки на своем велике. А тетка все нахваливает ему меня. Как на базаре. Она что же думает, что этот вот парень не хотел бы выебать меня? Оттого, что он в иняз поступил, он не лишился хуя. На велосипеде, интересно, можно ебаться?…

— Если бы я снимал кино, я бы вас снял в роли Екатерины. Или как ее звали в «Тихом Доне»? Вот такой, как вы сейчас…

Сейчас я, как «дуня». В теткином выцветшем сарафане, платок на голове, босиком. Ножищи в пыли.

— Аксинья ее звали. Уже сняли Быстрицкую.

А у тетки, оказывается, хорошая память, она вдруг сообщает парню:

— Ее приглашали в кино. На кинопробы только, но к Авербаху.

Когда это было? Хотя всего лишь два годика назад.

— В том кино тоже не меня сняли. Авербаховскую родственницу или дочку чью-нибудь из группы.

Тетка смущается. Парень вроде еврей. А что я такого сказала? Всем известно, что в кино одни евреи. Они еще имеют наглость пиздеть, что их куда-то не пускают, зажимают…

Когда я говорю тетке, что вернусь с последней электричкой, она понимает, что ждать меня нечего. Ну и черт с ним! Я не воровать еду. Я к любимому!

На такси у меня денег не хватает. С вокзала я еду на троллейбусе, а он ползет, как гусеница с отдавленным задом. Еще придется бежать через парк — «Кинематограф» в самом центре. Я вижу его спину, уже удаляющуюся, уже между стволами деревьев. «Сааааша!» — я бегу и кричу ему. И пока я бегу, я понимаю, как же мне было плохо без него. «Сааааша!» — он оборачивается. Подпрыгивает, срывает листок с дерева. И мы уже кружимся между стволами. И наперебой говорим друг другу, что никогда больше не расстанемся.

13

Может, не надо удирать? Может, мать отпустила бы? Я наивная дура, если так думаю. Мама, зачем ты дома? Она — на кухню, я — к шкафу. Запихиваю в сумку Александра все, что под руку попадается. Мать приносит Сашке тарелку супа. Бульон и маленькие сухарики: «Подкрепитесь перед дорогой». Безобразие. Занимаемся надувательством доверчивой женщины. А у нее уже на лице облегчение. Ну да, он внял голосу разума — наконец-то! — он ведь в экспедицию уезжает, на полтора месяца. В ту самую, в которую Мамонтов завербовался. Если бы ты знала, мама, догадывалась… Да в Сочи мы едем! Сижу в ванной комнате и пишу объяснительное письмо матери.

Для экспедиции у Александра странный вид — где рюкзак? Мягкие тапочки, накрахмаленная рубашечка. Но мать не замечает. Лицо ее светится от того, что любимый мой! — уезжает. Она, утверждающая, что счастья мне желает, сейчас вот рада. Дает Александру пакетик с ягодами с огорода Валентина: «Возьмите крыжовник, Саша». Он как всегда безумно корректен. Встает. Слегка наклоняет голову, слегка улыбается. Какой блеф, какой обман! Я иду его «провожать». Мать стоит у дверей квартиры, улыбается.

Позавчера мы бежали друг к другу. И бежали до тех пор, пока голова его не легла на мой голый живот, пока рука моя не провела по его шее и не успокоилась на затылке. И вдруг он сказал, что уезжает. С Мамонтовым.

— Я чувствую, что в один прекрасный день — вот так мы будем лежать с тобой — позвонят в дверь — и пиздец!.. Я люблю тебя… У меня все на пределе, я ни на секунду не расслабляюсь. Я все жду, жду… Какого хуя я жду? Ты хочешь, чтобы меня посадили?…

Я хотела врасти тогда спиной в стену. Исчезнуть. Только чтобы не слышать и не видеть этого человека, ходящего по комнате. Голого, красивого. Любимого.

— Ты не любишь меня. Когда любят, хотят быть вместе, чего бы это ни стоило. А ты, выходит, бросаешь меня…

Он ничего не ответил. Мы стали опять ебаться. И всю ночь ебались. Будто в последний раз. Будто действительно утром позвонят в дверь, ворвутся, разрушат, отнимут…

Моя мать посетила его квартиру во время моего пребывания на даче. Не застав Александра дома, побеседовала с его матерью. Откуда она адрес узнала? Я виновата — пишу, констатирую в тетрадочках. Нельзя иметь ничего личного. Никаких дневников! А что знает мать Александра обо мне? Ей и возраст мой неизвестен.

— Вернусь через месяц. Все успокоится…

Это было в ресторане. Он в ресторан меня повел. И мне было стыдно. Он будто извинялся передо мной. Я думала — эх, ты! Я для тебя на все, а ты… А может, ты прав? Я ведь верю тебе…

На сцене ресторана стоял мальчик — двойник Джона Леннона. Он пел. Мы танцевали. Сашка хохотал и напивался. Ресторан «Корюшка» — поплавок на Неве. Сколько раз мы загуливали здесь до двух ночи! И как в этот раз было стыдно. Да не хотел он никуда ехать! Он просто устал. А может, испугался? Мой любимый?! Я не могла себе это представить.

Кто над нами? Ангел, дьявол? «Спаситель» предстал перед столиком в пятнистой куртке американской армии. Длиннющий, по имени Женя, с шеей, как у жирафа. Студенческий товарищ Сашки, устроившийся проводником в поезд Ленинград — Сочи. Главным проводником.

— Саня, почему бы тебе не смотаться с девушкой в Сочи — на три ночи. Двухместное купе гарантирую. Весь состав — мои ребята…

Я молчала. Ждала. Александр посмотрел на меня и сказал: «Едем».

Двухместное купе — убогая каморка. Столик привинчен под окном, две полки-кровати одна над другой. А поезд уже скорость набирает. Сейчас он выпутается из привокзальных лабиринтов, на свой путь встанет, поедет, поедет. Увезет нас ото всех.

Заглядываю в Сашкину сумку — что я в нее насовала. Дааа, два мамашиных лифчика, халат китайский, старый. Косыночка, футболка. Даже купальник не взяла. Зато фотоаппарат! Сашка смеется. Когда я с бабушкой на Черное море ездила, первый и единственный раз, у нас даже кастрюльки в чемоданах были. Мне семь лет исполнилось на Черном море. И я плавать в нем научилась. Далеко-далеко заплывала. А бабушка сидела на берегу. В шляпе и под зонтом. Она махала мне рукой, звала обратно, кулак показывала — не пугай, мол, бабушку, не заплывай за буйки.

«Жираф»-Женя приходит с приятелем — тоже проводник и тоже Саша, и с водкой. Маленький, очень дружелюбный Саша садится рядом со мной. Мой Саша лихорадочно запрокидывает полстакана теплой водки. Тоненький такой стаканчик, в котором чай в поездах подают. Не закусывает. А я съем помидорку. Встаю и выбираю на столе самую красную. Когда сажусь, маленький Саша шепчет мне на ухо: «У тебя кровь». И я тут же впиваюсь обеими ягодицами в сиденье. У меня менструация? И я, значит, уже протекаю. Как всегда, у меня ничего с собой нет, не мамашины же лифчики использовать. Я прошу маленького Сашу достать мне где-нибудь ваты. Он убегает. А мой Александр жестикулирует, хохочет и опять водку пьет. Закинув голову назад, покачиваясь и держа правую руку сзади на бедре — будто кобуру с наганом придерживает. Все время кто-то заглядывает в наше незакрывающееся купе, что-то требует у «Жирафа». Маленький Саша возвращается и незаметно сует мне полиэтиленовый мешочек. Я встаю, и он тут же поправляет одеяло на том месте, где я сидела. Там, наверное, кровь.

Запираю дверь туалета, слышу, как маленький Саша уходит. Вода из крана льется, только когда нажмешь на рычажок. Одной рукой ведь не постираешь! Раковина захаркана. Хорошо хоть не всю туалетную бумагу еще использовали. Витираю ею раковину, набираю в нее воду и стираю, топая ногами в такт поезду. Придется надеть мокрые трусики. Я нажимаю на педальку в полу — дно унитаза открывается, мелькают шпалы. Обосранная дорога.

Я подхожу к купе, двери которого так и не закрывались. Вход загораживает парень с гитарой. Стучусь ему в спину: «Позвольте, я здесь живу». Он отходит, и я вижу пьяного Александра.

— Ты здесь живешь? А я думал, переехала уже.

Как смешно. Зачем он напился так быстро!

— Как вы провели время, мадам?

Что за дешевые подъебки? Я сажусь на нижнюю полку, а он выхватывает у меня мешочек с оставшейся ватой.

— Что ты разбросался тут?

— Где ты шлялась?

Он не говорит больше ничего и ударяет меня. Я вскакиваю и ударяюсь головой о верхнюю полку. А он пихает меня обратно и еще раз ударяет. «Жираф» хватает его за руку, но Сашка вырывается.

— Саня, да ты что? Остановись же!

Александру удается еще раз ударить меня. По моей бедной скуле. Я стою уже у стены и плачу.

Маленький Саша — лицо у него умоляющее — тащит Александра за рукав. Ребята оттаскивают его от меня и выпихивают из купе. Уже в дверях «Жираф» шепчет мне: «Закройся», и я запираю двери.

Бедный мой глаз, бедная скула! К Черному морю — с черным глазом. Это мне за то, что не дала ему с Мамонтовым в экспедицию уехать — прибежала к нему, удрала с теткиной дачи. За то, что он не спал со мной две ночи и все шептал мне: «Девочка моя любимая». Раньше у него все просто было — «здравствуй — прощай». Легче ведь так. А со мной… После каждой проведенной ночи вместе — скандал. Из ЖЭКа приходят с вопросами о месте работы, мать моя приходит беседовать, тетка партийная угрожает статьями…

«Жираф» стучится в дверь. С бутылкой коньяка. Наливает мне.

— С ним часто такое? Ну-ка, покажи глаз… Он отрезвел уже, плачет.

Сука! Плачет он! Лучше бы прощения пришел просить. Я-то его уже простила.

— Я пойду полотенце намочу. Льда бы…

Приходит маленький Саша с девушкой. Пассажиркой. Она протягивает мне огромные очки. Солнечные. А за окном уже сумерки мелькают.

— На вот, приложи к скуле. Вода, правда, совсем не холодная.

Я закрываю всю правую часть лица полотенцем, принесенным «Жирафом». Он и маленький Саша уходят. Я остаюсь с пассажиркой. Пьем коньяк.

У нее кошачье имя — Оксана. Кс-Кс. Она ездила в Ленинград поступать в институт. Поступила. На вечерний факультет совсем другого института.

Дверь купе тихо скользит в сторону. Он стоит, не входит. Так же тихо дверь скользит за уходящей Кс-Кс. Он падает вниз, прямо к моим ногам. Обхватывает их за икры и прижимается лицом к коленям. Раскачивается, и я чувствую мокрое на колене.

— Скажи же что-нибудь. Что же, ты так и будешь на полу сидеть?

Он поднимает лицо. Действительно слезы.

— Ударь меня! Ударь!

Он поднимает меня. Я не хочу его ударять. Что это за кино! Он поворачивается лицом к стене, прижимается к ней лбом. И медленно начинает биться о стену лицом. Он себе свой и так переломанный нос разобьет вдребезги! Я оттаскиваю его и обнимаю.

— Я оставлю тебе денег. Ты не бойся, я выйду завтра на первой же станции и денег тебе оставлю. Женька тебе в Сочи поможет. Ты поедешь отдыхать.

Он выйти собирается! Избил меня — и сваливать! А я, значит, в Сочи поеду. С подбитым глазом. Хуй-то!

— Погаси свет.

В купе больнично-желто. Из-за лампы над дверью. Он погасил свет, и стало темно. Мы мелькали в черном окне, освещающемся огнями дороги. Он стоял у двери, ссутулившись. Я протянула руку к пряжке его ремня. Он ее схватил, поднес к губам, поцеловал: «Как ты можешь?» Я не ответила ему, а стала снимать с себя одежду. «Что же, умереть теперь?» — я стащила с верхней полки простыню и приказала ему: «Еби меня». Утром под ногтями у него была засохшая кровь.

14

В Сочи был дождь, дождь, дождь. Мы сидели во времянке Кс-Кс, и у нас не было жилья. Я, как и Оксана, хотела уехать из этой времянки. Подставить под солнце свой синевато-карий глаз. У маленького Саши через три часа был самолет на Одессу. Мой Саша подмигнул Кс-Кс:

— Все равно они билеты проверяют только у трапа… А ты провожающая… Последние объятия — и Наташа незаметно передает тебе обратно паспорт…

Авантюрист проклятый! Но Оксана соглашается. Маленький Саша в восторге.

«Я все в Одессе знаю. У Наташкиных родителей — его девушку тоже зовут Наташа! — есть тачка. Они сами уехали, а ключи оставили. Отвезу вас в классное местечко, там мои друзья в прошлое лето жили…»

И все действительно просто. Билеты, которых в продаже нет уже два месяца, появляются молниеносно. Александр все может, когда хочет. Да и вся эта наша поездка могла осуществиться без помощи «Жирафа». Сашка будто повиновался ему. Я-то куда угодно согласна ехать. А «Жираф» уже качался в поезде по обратному направлению — в Ленинград.

У маленького Саши маленькая Наташа. Черненькая девушка из устроенной еврейской семьи, учится на третьем курсе Ленинградского университета. Приезжает к родителям на лето в шикарную их квартиру, набитую массой фирменных штукенций. В нашей квартире все соседи евреи, и бабка всегда ставит их нам в пример. «Что за дети у тебя такие?! Один — забулдыга чертов, другая — того и гляди в подоле принесет! А у соседей — лишнего никогда не выпьют, учатся прилежно, голоса не повысят…» — кричит она матери. Именно кричит. Тоже мне пример!

Наташа дарит мне купальник. Он мне мал, и мы разрезаем его — получаются трусики и лифчик. Я подшиваю его и поглядываю на Александра. Оба Саши пьют водку, купленную в аэропорту у таксиста. Сашка не напивается, и мы идем спать на большую кровать Наташиных родителей. Я взбиваю подушки, как нас учили делать в пионерском лагере. Но голову кладу в предплечную ямку Александра. Перед самым сном я думаю — в скольких кроватях мы уже спали с ним? Потом — в скольких я спала? И хочется еще глубже уткнуться в его ямку у плеча, потому что думается — а в скольких я еще буду?…

Маленький Саша отвез нас на последней модели «жигулей» Наташиных родителей на Дачу Ковалевского. Что это за хуй, в честь которого так назвали местечко? При слове «дача» я представляю себе вокзал в пятницу вечером. Потные, злые дачники в переполненных электричках. Хозяйственные сумки, сетки с провизией на выходные… Но Одесса сама, как дача. А на Дачу Ковалевского можно доехать на трамвае.

Домик, о котором знал маленький Саша, уже сдан. Нам придется жить в крохотной комнатке. Почти что купе. Но даже двери нет — занавесочка. На участке, принадлежащем хозяйке, воняет цирком. Это от безумного количества огромаднейших животных, сидящих парочками в клетках. Клетищи — одна над другой, и в них — ондатры. Или бобры. Это ведь не кролики — хищники настоящие!

Ребята оставили нас в зверинце. Сбросив в нашу конуру вещи, мы отправляемся в местный магазин. Он как раз между нашим жильем и морем. Мини-универмаг. На одной полке круги для плавания, на другой — консервы: морская капуста. Сашка покупает себе плавочки, мне — кило шоколадных конфет. При покупке сигарет морщится — он вдруг бросил курить. Выходя из магазина, мы видим море. Солнце весь свой закатный блеск бросило в него. Уронило, как с люстры, миллионы хрусталиков. И будто кто-то на дне переворачивается с боку на бок, приводя в движение, заставляя танцевать хрусталики. Бал! Бал на море!..

Хозяйка кормит зверей, а мы — себя. Смешно — не идем в ресторан, не видим «люд-захаров», едим простую яичницу с жирной колбасой. Запиваем местным вином, и слышно, как звери хрюкают.

Выключив одиноко висящую лампочку на пыльном проводе, мы ложимся на узкую постель — почти что полка в купе. Когда кончатся эти кровавые дни?! И вдруг… детские голоса! И даже занавесочка колыхнулась, оттого что они по коридору пробежали. Встаем, одеваемся. И идем гулять по ночным тропинкам юга.

Купаться ночью запрещено. На пляже никого. Темно. Тихо. Даже волн не слышно. Вечных волн. Сидим, упершись в груду балок.

— Знаешь, даже страшно! Тебя, Сашка, не будет, меня не будет, а оно — навсегда. Навечно. Волны, море…

— Философ. Смерть — это не страшно. Жизнь пострашнее.

Мы переглядываемся и смеемся. Нам на ум приходит одна и та же фраза. Я начинаю: «…и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно — И мы уже вместе, как бы наставляя друг друга, — за бесцельно прожитые годы!» В школе висело это изречение Островского и еще что-то Джона Рида. Мы ходим босиком по мокрому песку. Убегаем от вечной волны.

— А что бы ты хотел в жизни?

— Путешествовать хотел бы. Люблю новые места… Природу я люблюууу! Да ни хуя не хотел бы делать! Грабить и убивать! Ха-ха!

Недаром моя тетка называет его бандитом. Бабка — предводителем шайки малолетних, готовящим ее к чему-то. Мать… Она под впечатлением его солидности, манерности. Ну, и наглости.

— Давай сценку разыграем. Ну, чего ты смеешься? Сам ведь всегда расспрашиваешь про театральную студию…

— Наверняка эта сценка должна будет заканчиваться тем, что мы ебемся, пардон, в воде… Твои волосы мокрые…

Инсценировка не удается. Три пограничника с огромной овчаркой и короткими автоматами бесшумно оказываются прямо перед нами. Я сразу оказываюсь за спиной Александра. Они освещают нас громадным ручным фонарем. Какие они молоденькие!

— Ну что, отдыхаете, граждане?… Купаться запрещено.

— Да мы только ступни помочили. Перед сном, говорят, полезно.

Нашел с кем шутить! Но пограничники настроены мирно. У них, видно, нюх на людей. Как и у их овчарищи — она зевает. Прожектор с нас отвели — луч уперся в песок.

— Вы только другие части тела не мочите. А то нам придется перенести их на сухую лавочку участка.

Отдав честь, они так же бесшумно, как и появились, уходят. Продолжают свой обход вдоль моря…

— Ну что, испугалась?

— Да не очень. Я ведь с тобой. Но вообще-то вид у них внушительный. Уважение даже вызывают. Ну и автоматы…

Мы возвращаемся к нашему зверинцу. Ни одного огонька во дворе. Только моя сигаретка, из-за которой мы все время ругаемся, как светлячок.

На пляж мы идем в полдень, и по дороге я отправляю телеграмму матери. Чтобы в школу меня записала. В школу буду ходить?!

День прохладный. На пляже никого. Только мы и маленькая девочка с бабушкой. Как я когда-то в Алуште. В ветре — колкие капельки воды. Александр выбегает из воды. Мне холодно на него смотреть. А он смеется и приплясывает вокруг меня.

— Что ты ежишься? Вставай, подвигайся!

Александр подхватывает меня под мышки и начинает кружиться со мной. Быстрее и быстрее. Ух! Авиация! Девочка украдкой поглядывает на нас. Он отпускает меня и протягивает девчушке руки: «Хочешь полетать на самолетике?» Она сначала стесняется, но бабушка подталкивает ее к Сашке, и она бежит прямо ему в руки. Она совсем маленькая, и Александр кружит ее, держа за кисти рук. Ножки отлетают в сторону. Она хохочет и визжит. Мне завидно. Она стоит после «полета», покачиваясь, и Александр держит ее за худенькие загорелые плечики.

Мерзкая баба! Сашка сказал, что отравит ее зверей. Она выгнала нас. «У меня малые дети!» — как она орала! Только мы вернулись, как она вынесла на двор простыни с нашей кровати. Потрясая ими, кричала что-то по-украински. У нее никогда менструации, что ли, не было?

Лежу на пляже. Передо мной скорлупки яиц, как ракушки. На пляже есть замечательно. Из яиц, правда, не очень-то разнообразные блюда приготовишь. Сашка, по-моему, все время голодный. И вот уже два часа, как он бегает в поисках квартиры.

Он спросил меня, как я стала женщиной. Глупо как-то звучит. Не была, не была я женщиной, и вдруг — бац! — стала через десять минут. А так оно и было. Буквально несколько минут. Был день проститу… то есть конституции. Его звали Джефом. Я глядела на его блаженствующую рожу и не верила, что ему так приятно меня ебать. Потом он резко вскочил, и немного спермы капнуло мне на живот.

А остальное он спустил в стакан, стоящий на полу. Утром кто-то смеялся над его заботливостью… Грязноватенько все это сейчас кажется. Джеф какой-то усатый, волосы до плеч, комната, заваленная фирменным барахлом. Стакан со спермой. Ничего я этого Сашке не рассказала.

На другом берегу моря — Турция. У них, интересно, наказывают за сожительство с несовершеннолетними? Кто-то говорил, что за границей даже документов не спрашивают. Прямо так всем на слово и верят? Наделал всяких дел, назвался другим именем и ухуякал на пароходике. В прошлом году здесь пограничники задержали двоих. Они на резиновой лодке на другой берег собрались. Турецкого табачку им захотелось…

— Ну все, Наташка! Будем жить у Сенечки-безрукого. Только что освободилась комната. Она, правда, напоминает консервную банку. Из жести.

Ну, у безрукого, так у безрукого. Поднимаемся вверх по дорожке. «Консервная банка» над самым морем. А рядом на поляночке за решеткой — осел. К колышку привязан. Увидев нас, он вытягивает шею, оттопыривает губы и вопит. Но его жалко — из-за короткой веревки он до миски с водой не может дотянуться.

— Тебе всех, Наташка, жалко, кроме меня.

— Интересно, за что же тебя жалеть надо? Здоровый мужик! Вон у тебя зубы какие огромные, как у осла, только белые, ха-ха!

Александр вдавливает меня в решетку, и я кричу, испугавшись осла.

— Вот! Это ты на осла похожа — орешь так же, губы оттопыриваешь и упрямая, как осел. Ослик ты!

Сначала была корова, потом хвостик, теперь ослик. А Дача Ковалевского — настоящий живой уголок, по школьному определению. Сенечка-безрукий гордо расхаживает по своему владению. Двор с такой же жестяной, как и наша времяночка, кабинкой душа посередине. Дом, увитый плющом, а рядом почему-то грядки с луком зеленым. Чтобы пожить на море какие-то пару недель, надо прописываться. Но Сенечка даже не спросил у Сашки документов. Тем лучше — Александр не паспорт взял, а военный билет. Младший лейтенант он всего. Но командовать любит. В голосе всегда повелительные интонации. Даже имя когда произносит — «Наташа», — и дальше должен последовать приказ.

Времяночка такая узенькая, что две казарменные коечки вместе не соединить. Сашка сидит на своей и доедает нашу неизменную яичницу, кусочком хлеба собирает расплывшийся белок со сковороды. Сопли. Или сперма. Ненавижу яйца! Скоро надо будет ехать в город и покупать билеты на поезд. В Ленинград возвращаться. В семью, в школу… Страшно! А вдруг меня не в школу, а на работу отправят? В булочную к Зосиной мамаше… Сашка пообещал проводить меня в школу первого сентября.

— Ты еще не все ногти съела? Могу тебе свои предложить…

Когда я нервничаю, то всегда ногти кусаю. С детства привычка. Но тогда это объяснялось глистами. Мать пичкала меня таблетками, а я грызла ногти до крови. Мой брат тогда жил с нами — я совсем маленькая была, он еще даже в армию не пошел. Мы как-то вечером собирались уже ужинать. Я стояла у большого стола, который был выше меня. И вдруг я почувствовала у себя в штанишках, на мне такие тепленькие штанишки в цветочек были надеты, что-то шевелящееся. Я засунула руку в штанишки и вытащила из них прямо на тарелку — глиста. Длинный и тонкий глист! Мой брат ударил меня и не стал ужинать. Я разрыдалась, и мама успокаивала меня. А мне так обидно было…

— Саша, а в Одессе лучше одеваются, чем в Ленинграде. Все бабы на платформах!

— Жулики!

У меня чуть не вырвалось: «А ты не жулик разве?» Но он бы ответил, как моей маме, что то, чем он занимается, за границей называется «бизнес», а человек — «бизнесмен».

Я ложусь в узенькую кровать рядом со своим «бизнесменом». И когда он уже во мне, я открываю глаза и вижу его. Его качающееся надо мной тело, закушенные губы, напряженные мышцы, и мне хочется завизжать и заплакать от восторга. Еби, еби меня! Будь во мне. Мне так радостно быть в твоей власти. Дать тебе властвовать. Это ведь я тебе даю.

15

Мы вернулись в Ленинград. Мужчины в белых рубахах с закатанными выше локтей рукавами, женщины в цветастых бесформенных платьях с желтыми подтеками под мышками стукали кулаками по полосатым шарам, потрясали ими над ухом. Арбузы продавали на всех углах.

Все спешили. Всех было много. Много загорелых лиц. Бабок с детьми. Они шли из универмагов, где покупали новые портфели, школьные дневники для новых двоек и замечаний родителям. Кучки толпились у автоматов с газированной водой. Там был всего один стакан. Ожидающие с нетерпением смотрели на уже пьющего: «Поторопитесь, гражданин, всем пить охота!» Вода капала с подбородка на рубашку.

Даже в окно «моей» комнаты, той, что выходит во двор, влетал шум города, прощающегося с летом. Было время обеденного перерыва. Мы сидели с Александром на диване. Рядом на полу лежали сетки с помидорами, грушами, огурцами. Мы покупали их на маленьких станциях, прямо из окна поезда.

Вошла мама. Улыбнулась. Встала у пианино.

— Здравствуйте, Маргарита Васильевна. Вы прекрасно выглядите. Загорели.

Да, мама была загорелая, с блеском в глазах.

— Ну я не так, как вы, конечно, загорела… Провели вы меня, черти! Небось, голодные! На одной любви не проживешь. Мясо тоже надо кушать. Ох, худющие какие!

Она вышла — наверняка пошла на кухню готовить. Александр стал собираться.

Я увидела его из окна бабушкиной комнаты: он перебегал переулок.

— Ну что, дочь моя, может, ты поделишься со мной своими, вашими, планами?

Мама сидела за столом и ела «супчик».

— Мамуль, ну чего ты? Ты же записала меня в школу. Пойду завтра на медосмотр. Буду в школу ходить…

Из арки двора, на противоположной стороне переулка, вышла Ольга. Тоже вернулась. «Ооо-ля!» Она посмотрела вверх, замахала рукой. Потом повернула руку тыльной стороной ко мне, пряча на ладошке большой палец, — придет в четыре.

— Ты должна вернуться в свою среду. Учиться, а не ублажать Сашу по ночам. Я уезжаю на дачу и надеюсь, что ты сама себя в школу соберешь. Не заставляй меня не спать и переживать о тебе каждую минуту.

Она опять в мире с Валентином. Воблу ему с пивом везет. Я подошла к ней, когда она уже выходила из квартиры.

— Мамочка, спасибо тебе. Ты не волнуйся, мамика.

Я обняла ее. С какой радостью она прижала меня к себе! Как обрадовалась она, что я к ней подошла. Сама она будто боялась. Она беззвучно заплакала.

— Гуленька моя, доченька. Дай-то Бог, чтобы все было хорошо.

Соседи тоже вернулись. Ирина Яковлевна, которая нянчила меня, когда ни бабушки, ни мамы не бывало дома, как-то бочком прошмыгнула мимо меня в коридоре. Пролепетала что-то про мой загар. Я пошла в ванную. Сбрила волосики под мышками. Сашка смеялся, говорил: «Как пиписька!» — тыкаясь своим членом под мышку. Он, наверное, тоже ванну принимал. И грязи, наверное, было не меньше. Серые клочья на стенках. Пляж Дачи Ковалевского, соль Черного моря, пот любви на узкой кровати.

Пришла Ольга, и мы стояли перед зеркалом, разглядывая себя.

— Наташка, ты — как негритос!

Обычно она всегда более загорелая, чем я. Я никогда не завидовала ей, но порой считала, что все ей незаслуженно. Из-за того что у нее и мама, и папа, она каждый год ездит отдыхать с ними на юг. На Кавказ они все время ездят. Опять она в себя кого-то влюбила. На этот раз в Абхазии. Я была уже чуть выше Ольги, худее. Ее круглые щеки сделались совсем шарами. Отъелась на шашлыках.

— Ну, как ты сможешь ходить в школу, Наташка? Я просто не представляю тебя за партой!

Мы пили белое вино, принесенное Ольгой, курили. Конечно, в такой ситуации трудно представить себя в школе. Может, Ольга видела во мне какую-то перемену? Ну да — у меня вот даже сиськи выросли! Точно в это же время года, только нам было по двенадцать, мы встретились после летних каникул, и я с завистью смотрела на подпрыгивающие Ольгины сисеньки. У меня были какие-то прыщики. Мы носились по улицам, и под красную футболочку я засовывала кусочки ваты. Ольга хохотала, и мы забегали в парадное, потому что эти шарики то и дело сползали вниз.

— Ольга, а что с Зосей, ты ее не видела?

Ольга сидела нога на ногу. Золотистые волосики поблескивали на загорелой ноге. На слишком спортивной ноге.

— Ой, у Зоси такая лажа вышла! Она наконец-то забеременела, а мамаша ее — дура! — заставила аборт делать. И как! Повела к какой-то тетке на дом. Зося стала рассказывать подробности, как она сначала должна была выдуть литр водяры, чтобы боли не чувствовать, но я уши заткнула. Гадость какая-то! И она тоже должна в школу возвращаться. Бляди, не могли ее на тройки вытянуть!

Ольга рассказывала про рестораны, ночные бары с «клевыми» ребятами. У грузина, который в нее влюбился, была американская машина «форд». Мне было неловко сказать, что ни в Сочи, ни в Одессе в ресторане я не была. Я врала, придумывала, и так увлеклась, что самой стало потом обидно. Но, может, я своим обманом защищала нашу с Александром любовь от Ольгиных насмешек? Все равно она бы не восторгалась моим рассказом о ежике, найденном в одну из наших ночных прогулок на дорожке. Разве это роман?! «Форд» — это да! Я бы хотела на «форде» поездить, но и ежика, ежика тоже!

Я стояла у дверей квартиры и ждала, пока Ольга сядет в лифт.

— Всегда у вас темнотища на лестнице, Наташка. Я стала ее пугать, прячась за дверью. Она просила подождать.

— А вот ты, Олечка, меня не ждала! Помнишь?

Ольга загромыхала дверью пришедшего лифта и стала оправдываться.

— Я сама боялась! Что я, смелее тебя? Ну пока, до завтра.

Она обманывала меня. Нам по одиннадцать тогда было. Вечерами мы возвращались из Юсуповского сада с катка. Ей-то что, у нее во дворе всегда бабки на скамейке сидят допоздна, парадное ярким светом освещается. Я боялась на лифте ехать, мне казалось, он обязательно между этажами застрянет! Я бежала по лестнице, окликала ее. Громко, чтобы каких-нибудь дядек пугать. А она мне не отвечала снизу. Ее там не было. Ей не могло быть страшно — там внизу всегда был свет, мимо парадного люди ходили. Ей лень было. И тогда, не слыша ее ответа, я начинала петь во весь голос: «Взвейтесь кострами, си-иние ночи! Мы, пионеры, — дети рабочих!»

16

Александр пришел днем. Такой свежий и блестящий. Выбритый до мельчайшего волосочка, обычно оставляемого мужиками где-нибудь на шее, на яблочке. Синяя отглаженная рубашка чуть ли не хрустела. Его розовые ногти с белыми лунками заставляли меня прятать свои руки — совсем не уродливые, с длинными пальцами, но всегда с обглоданными ногтями.

Я сидела за пианино вполоборота к нему. Наигрывала одной рукой и рассказывала о медосмотре в новой школе. Он сбегал вниз. Купил шампанское. И все рухнуло. Вдруг. Все полетело в пропасть. Он выпивал за меня, за мою новую жизнь, за школу…

Я никак не могла припомнить, как же он сказал — всего минуту назад, — то ли «расстанемся», то ли «мы должны расстаться». Меня это очень мучило. Именно — как он это сказал. Я разревелась.

Встала перед ним, захлебываясь слезами и соплями, разговаривая детским голосом. Прося его, умоляя. Неизвестно даже о чем — «ну, пожалуйста, ну, Сашенька, миленький, ну, пожалуйста…» Как провинившийся ученик, теребя заусенцы, опустив глаза. И мне стыдно было. Так стыдно… А ему… жалко меня. Он прижимал мою голову к плечу, к шее. От него пахло по-новому. Он гладил меня по голове, а я шептала ему в шею, икая от слез: «Ну не бросай меня, Сашенька, пожалуйста…»

Пришла Ольга. Александр решил воспользоваться ее приходом, чтобы отвлечь меня. Стал весело расспрашивать о лете. Решил сбегать еще за шампанским. Я увидела его идущим к дверям и бросилась за ним. «Нет, нет, Саша! Нееет!» Он стал уверять, что только на одну секунду, что тут же назад. Сказал: «Ты веришь мне?» Боже мой, да. Да, я ему верю. Но как же я могу ему верить?…

Я, захлебываясь, пыталась что-то объяснить Ольге. Но что я могла ей объяснить? Она пыталась меня успокаивать. Как-то стыдясь и неумело обнимая меня. Я прижималась к ее щеке своей опухшей мордой и видела ее нежную, мягенькую мочку. Я часто дурачилась и просила Ольгу позволить поцеловать ее. И она позволяла мне… «Оолеееечкаааа…»

Мы услышали с лестницы гром его ботинок, сбегающих через три ступеньки вниз, — лифт поднимался на пролет выше. Оля пошла открыть. Я побежала к зеркалу. Как ведьма я была! Как будто и не загорала, только белые и красные пятна на лице. Я успокаивала себя, прижав руки к щекам, а они оттягивали щеки вниз. Я беззвучно шевелила губами, которые выворачивались наружу. По всему моему телу пульсировал строгий голос: «Все. Все. Все».

Шампанское! Мы праздновали?… Ха-ха! Летний роман закончен. Я буду вспоминать тебя с грустно-приятным чувством, моя маленькая девочка. А как же хвостик, корова, ослик?… Как только новая волна истерики подходила, я еще сильней затягивалась сигаретой, еще вливала в себя колкие шарики шампанского. Я подумала, что должна немедленно что-нибудь сделать. Чтобы все вернулось, как было. Будто он и не сказал ничего. Я вскочила и, прикрывая, поддерживая свой ужасный рот, как при подступающей рвоте, выбежала из комнаты…

Я брошусь сейчас в пролет. Ах, как высоко-то! Нет-нет. Это очень быстро. Он не успеет! Я ведь должна дать ему время догнать меня, вернуть! Колени трясутся, и материн шлепанец соскальзывает с ноги. Александр выходит. Шлепанец прыгает по ступенькам, а я смотрю за перила, вниз. Александр хватает меня, подбирает тапок и, взяв меня на руки, бережно несет вверх по лестнице. В квартиру, по коридору, в комнату. Он кладет меня на диван, и я засыпаю. Проваливаюсь, будто в черный пролет.

Зачем он называл меня любимой, даже когда сказал «расстанемся»? Он не исчез потихоньку, он пришел мне объявить, что мы «расстанемся». Почему?! Он ведь кровь мою пил. Шрамик еще такой нежный. Может, он не может простить мне, что я заразила его? Но мы даже ни разу не говорили об этом! Он только однажды сказал: «Он должен быть наказан».

— Который час?… Саша?

У меня альт, ломающийся посередине каждого слова в колоратурное сопрано. Глаза у меня, как у самого китайского китайца. Так опухли веки. Он не поднимает головы с рук, лежащих на спинке стула, и говорит, что уже десять и Оля придет завтра утром. Он усталый и тихий. Я включаю громадный магнитофон, стоящий на окне, из которого я собиралась вылезать на лестничную площадку. Сашка смотрит на меня грустно и… виновато? Да.

Кто-то омерзительно лживо пытается передать чувства с магнитофонной ленты. По системе Станиславского — вживается в героя. Я беру блокнот и рисую Александра. Он в свитере цвета вина, к которому подлили много воды — так выпить хотелось. В свитере с ворсинками седыми. С седыми, как в его волосках. Которые я выдергивала. Чтобы у него седых волос не было… Старательно вырисовываю тупой нос его ботинка.

Как же гадко сюсюкает голос о «дорогой пропаже»! Ничего-то он о пропаже не знает. Я не выключаю, а рву магнитофонную ленту. Голова кружится, и я падаю, задев локтем за угол столика. Рядом с диваном, с окном.

— Если ты уйдешь, то я выброшусь из окна. Ты будешь виновен.

Я говорю это очень уверенно. Как радиодиктор, объявляющий время. Сижу на полу у дивана и объявляю. Тихим, спокойным, уверенным голосом. Он не хочет скандала. Остается. С условием, что мы спим раздельно. Я сама это предложила.

И вот я раскладываю и застилаю диван. Для него. Сама я буду спать на раскладном кресле.

— Я остаюсь, остаюсь. Ты только успокойся, пожалуйста…

Будто он боится — такой у него голос. И ему как будто стыдно — свет тушит. Все же я вижу его. Сидя на диване, он снимает свитер цвета одного глотка вина. Рубашку. Я вижу его тело. Грудь. Я неверящими глазами смотрю на него. Я, я! лежала вот в этой предплечной ямке?! И думала, что ничто на свете не может быть страшным, потому что у меня есть вот эти руки, которые уже снимают с себя джинсы и перекидывают их через столик, на пуфик…

На нем белые трусики. Они светятся, будто фосфорные. Это из-за загара. Как же он не хочет, чтобы я видела его! Какие быстрые движения! Скрытные. И вот мне его уже не видно. Он весь под одеялом.

Я сама раздеваюсь. Остаюсь в трусиках и футболочке. Раздеться догола, залезть к нему под одеяло, прижаться всем телом, целовать…? Стыдно. Да и невозможно. Я запираю дверь изнутри и кладу ключ себе в трусы. Он вздыхает и говорит, что я ненормальная. Я ложусь на раскладное кресло и плачу.

Я засыпала на этом кресле с печеньем во рту. Совсем маленькая. Я слушала храп дяди Вали с дивана и смотрела на елочные игрушки. Мне было страшно заснуть — я боялась, что пропущу волшебство. Ведь они оживут и улетят в форточку. Которая всегда была приоткрыта — маме был нужен свежий воздух… Восемь месяцев назад она стояла на коленках перед этим вот креслом. Брат тогда почему-то спал в бабушкиной комнате, а мы с мамой в этой. Она плакала и просила довериться ей, рассказать. Я притворялась спящей. «Что происходит, доченька? Где ты, с кем, что с тобой?» Сказать ей: «Ах, мама, я еблась?…» Для моей мамы слово «мужик» — что-то из ряда вон выходящее. Может, есть другие мамы, которые не поволокли бы меня в детскую комнату милиции, а позаботились бы о том, чтобы не было «плачевных последствий».

Врать лучше всего ближе к правде. Пропускай только, что не хочешь сказать. Так мы и делали. Мы. Конечно, я была с Ольгой. «Засиделись, было уже темно, метро закрыто, на такси денег нет… телефона в квартире не было…»

В той квартире, где мы на самом деле были, было все. И там была не наша подружка, а трое здоровенных мужиков. «Что же можно делать всю ночь?» — не унимались мамы. «Музыку мы слушали. Ей только на несколько дней дали совсем новые диски…»

Мы действительно слушали музыку… Точнее будет — музыку слышно было сквозь наши страстные стоны и рычания ебарей. В квартиру мы попали из бара «Баку». Нас с Ольгой «сняли» из бара. В «Баку» только этим и занимались. Известные всему «центру» валютчики, фарцовщики, кагебешники, прихватчики баб, картежники, конечно же, не музыку нас слушать пригласили!

Я была менее наивна, чем Ольга, и преследовала познавательные цели. Она же, когда уже была без штанов, думала, что ничего не произойдет. Мужик, который был с ней в ту ночь, полгода назад, встречая нас на Невском, называл ее булочкой и пощипывал за щечку. Теперь он щипал ее за все остальные мягкости…

С большинством я и не помню, как мне было. Любопытно. Наблюдать было интересно очень. Как бы со стороны. Качается, глаза закрыты, вдруг смотрит туда — туда, куда его хуй входит, — половинки зада сокращаются, сжимаются — оргазм. Мои оргазмы по пальцам можно было сосчитать. И старание мужиков надо мной скорее раздражало. Мне важно было то, как все происходило…

Но я кончаю с Александром! Я сижу на нем, извиваюсь, плавно раскачиваюсь и кончаю. Кончала! Он больше не хочет этого. Так ровно дышит — спит уже. И не хочет меня. Чтобы я была в его руках, поднимающих меня вверх, скользящим движением вниз, по себе, — так, что я верхом пиписьки провожу по самому началу его члена… вниз, на себя, глубоко… Не хочет видеть моего лица, которое — сам ведь мне говорил! — тихое, с чуть приоткрытыми глазами, и зрачки слегка сведены к носу.

Ложь все это! Ложь, что он не хочет! Он испугался?… Ужас, разве можно бояться, когда любишь? Я ни теток, ни мамок, ни бабок не боюсь. Ни милиции… А мне ведь было стыдно. Не страшно, а стыдно. Чуть ли не за ручку, как в детский садик, свела меня мама в милицию… В одной комнате детская деревянная кровать, и в ней грязный ребенок. Орет, весь в соплях. Его-то за что?! Родители, видно, пьяницы. Рядом — столик. За ним — девочка. Учебник «Родная речь». А она в нем фасоны платьев рисовала. Другая комната пустая. Стены только что выбелены. Но так их плохо закрасили, что надписи мальчиков-хулиганчиков просвечивали: «хуй», «гады».

Мать «передала» меня бабе в милицейской форме. О чем та могла говорить со мной? Поставила «птичку» в папку, и все. Тем более что я не произвожу впечатления девушки из «неудачной семьи». А может, моя-то как раз и неудачная! Девочка, со мной в школе училась, у нее мать была дворничиха, отец инвалид, алкаш, сапожник. Но она-то была отличницей. Забитой. Только у доски и отвечала, слова произносила.

Я пообещала милиционерше исправиться. В чем? Разлюбить Александра?! Выругалась матом и вышла из двора. А вряд ли бы Ольга так сделала! Она бы разлюбила, забыла… Но он-то ведь меня за это и любит! Спит он, а не любит.

Что творилось зимой со мной и с Ольгой! Мы будто боялись упустить что-то! В квартире, где мы якобы слушали музыку, мы проснулись в полдень. Домой и не подумали поспешить. В большой комнате сидел мужик в пижаме. С ним мы не ебались. Он нам кофе приготовил, экзотические напитки придумывал, музыку включил. Мы, полуголые, танцевали перед ним, а он, как хореограф, руководил нашим танцем. Был очень популярен фильм с Луи де Фюнесом «Человек-оркестр», вот мы и подражали девочкам из фильма. В ванной мы обнаружили чью-то косметику — «Ланком» — и, усевшись на мягенький кожаный диван, размалевывали себя, пока мужик рассказывал нам истории.

И противно, и интересно было. Про какую-то центровую блядь, ебущуюся с другим мужиком под дирижирование этого вот мужика. Как это он не продирижировал нашей еблей втроем?! Сначала они, мол, просто ебались, потом она сосала ему хуй. А потом — «быстренько, быстренько ее в жопу!» — как точно я запомнила его слова! — «а теперь в ротик, в ротик…» А мы с Ольгой красили глаза. Мужик в пижаме заржал: «Все зубы у нее в дерьме были! Между зубов — дерьмо!» Конец истории заключался в том, что мужик кончил ей в рот, и она, стоя на четвереньках, улыбалась.

Ольга улыбалась, показывая свои кривые передние зубы. Когда она ест, между ними всегда застревают кусочки пищи.

17

Во второй класс меня никто не провожал. А в девятый — провожают. Александр. «Раз обещал…» Я выпустила его вчера. Уже без слез.

Ольга одолжила мне белую блузку. В первый день не обязательно в школьной форме быть. Так что вроде комсомолки — белая кофта, черная юбка. Я не комсомолка. Устав учить было лень, никто не заставлял. Времени перед экзаменами нет, в иняз для карьеры дипа, как юноша на велике у тетки на даче, желания поступать нет.

Вот он стоит рядом со мной в трамвае. Вид защитника. Только попробуй коснись меня кто, он сразу даст в морду. Да даже прикоснуться не успеете! Он предупредит все ваши движения. Предупреждал. Опережал.

Школа на том же канале Грибоедова, что и бывшая моя. Только в другом его конце. Здесь Кировский театр, который так и называют по старинке — Мариинский. Здесь Консерватория, в которую меня так хотели подготовить… Театральная площадь. Выходим на канал «Горя от ума». Я останавливаюсь на углу. Сашка испуганно смотрит на меня. Боится. А вдруг я сейчас разревусь, истерику закачу. Нет, ничего этого не будет. Поэтому мы и ежика не взяли, найденного на дорожке, — за него ведь ответственность нести надо было бы, заботиться о нем, если бы взяли. Но ты ведь меня взял! Ты — пришел ко мне домой, а потом взял меня!

— Школа за углом. Ты уже дальше не иди.

Он выглядывает за угол, улыбается. Я тоже смотрю. Перед школой выстроены рядами первоклашки. Все с цветами и бантами. Некоторые плачут. Родители малышей толпятся на противоположной стороне. Подбегают, успокаивают плачущих, поправляют банты, запихивают в портфели что-то. Яблоки, наверное. Старшеклассники чуть поодаль. Нестройно, кучкой. Вот к ним я сейчас и пойду. Как ни в чем не бывало примкну к рядам — куче — школьников, ровесников?…

— Ну, давай иди, школьница… Гуд лак!

Он целует меня в щеку и подталкивает за угол. И я иду. В школу!

Несколько секунд — и я, ступая с тротуара на мостовую, оказываюсь среди них, своих сверстников. «Девятый Б?» — я уже с одноклассниками. «Медведка!» — Ленька Фролов. Он-то откуда здесь? Ну и вымахал! И так здоровый всегда был, а сейчас, пожалуй, метр восемьдесят. В костюмчике фирменном — труды папаши-скрипача, ездящего в загранку с оркестром. Рядом с ним белобрысый малыш. Фролов тащит меня подальше от одноклассников.

— Это Ромчик — свой парень. Натаха, бабцы — уроды, все в прыщах, недоноски. Ни одного клевого чувака. Все лабухи.1Неправильное использование жаргонного словечка, т. к. вообще-то этим термином «обзывали» ресторанных музыкантов, играющих на «халтурах» типа свадеб-танцев и т. п.Садимся на заднюю парту и шмалим, а?

Не изменился Флер. Так его все в бывшей школе называли. На цветочек он никогда похож не был. План, диски, фирма… Его приятель в пиджаке с очень длинными рукавами, он плюется во все стороны через передние зубы. Думает, наверное, что таким образом он солидней и независимей. Я обвожу взглядом девчонок, у которых, действительно, прыщи — подружек не будет. Придется удовлетвориться компанией этих вот — Тарапунька и Штепсель. Ну, и не надо подружек! Что я им расскажу, чем поделюсь?…

Классной руководительницей становится физичка, и я ее сразу же ненавижу. Мы таки садимся с Флером на последнюю «парту». Парты были в начальных классах — теперь столы. И со всеми на «вы». Хорошо, что первые дни занятия будут не очень серьезными — больше ознакомление с учащимися. Хоть я и готова расплакаться каждые десять минут, атмосфера школы втягивает и отвлекает.

Литературу будет преподавать толстенький дядечка. Историю — пизда с указкой. Нервная и подозрительная. Для английского класс разделяют на две группы, и Флер закатывает скандал, потому что его определяют в другую группу, не со мной. Его переводят. Так вот, английский у нас будет вести Фаина Яковлевна, говорящая по-английски хуже, по-моему, чем я. И все говорят — не говорят — по-английски хуёво. Остальные предметы меня не интересуют.

Тут же — в первый день! — ко мне подлетает то ли пионервожатая, то ли комсомольский предводитель, и сразу с предложением. Причем отказаться и не подумай! «Мы знаем, что вы устраивали культмероприятия в бывшей школе… надо сделать концерт… начало года… заложите фундамент…» — тараторит, как умалишенная. Я вам заложу, бля, фундамент! Я вам взрывчатку под школу заложу. Флера и Ромчика подговорю — они с радостью, только свистни. Так я думаю, но говорю — тематика, мол, нужна. «Без темы я сама могу выступать — сольный концерт H. М.» Она очень рада моей «заинтересованности». Предлагает: «Что же думать? Осень — Пушкин, а?» Я обещаю ей дать план вечера через несколько дней, а сама думаю — пошла ты! На все-то у вас бирки наклеены — на осень — Пушкин, на зиму — Некрасов!

Из школы иду с Флером и Ромчиком. Тоска и гадливость. Ромчик — плевательная машина. Мы с Флером изощряемся в «поливке» одноклассников.

— Флер, достань плана. Я тебе половину денег дам. Побыстрей, а?

Флер достанет. И мы укуримся. В куски.

Оставь меня в покое, мама! Что ты смотришь на меня жалостливо? Ты добилась своего. Он меня бросил! Я вас ненавижу всех. И в то же время вы мне безразличны. И это даже хуже, чем ненависть. Не говори со мной заискивающим голосом. Не надо мне твоего проклятого «супчика» и «пышных» котлеток. Ненавижу!

В чем я пойду завтра в школу? Неужели передник надену? Школьный, черный, на лямках — передник.

И ты, Александр, защитник. Трус ты! Но я-то — идиотка, — мне что же, пятьдесят лет, он моя лебединая песня?! Почему я решила, что без него и жизни нет? Да кто он такой? Фарцовщик хуев! И в тысячу раз все лучше без него будет. В школу буду ходить. Ходить! а не пропускать. Вот концерт устрою. Я им устрою концерт!.. И в театральную студию буду ходить. Станиславская обещала новый спектакль поставить в этом году. А в прошлогоднем я буду играть Моргану. Люська, которая ее играла, в театральный институт поступила. Буду спускаться по ступенькам в свое болотное царство. В шикарном бархатном платье с декольте: «Я не звезда экрана — волшебница Моргана! Все в царстве уважают могущество мое!» А водяные будут мне подпевать: «Ква-ква-ква-ква, ква-ква! Могущество ее!» Водяной — была моя первая роль в студии Дома пионеров.

На спектакле в Кораблестроительном институте Станиславская решила быть зрителем. Назначила ответственным «Царя». Ну, мы устроили!

Водяные — я и еще пять девочек в возрасте от девяти до двенадцати — порадовали студентиков. Зал упал, когда прожектора осветили сцену, затянутую зеленым плюшем, и из-за всевозможных возвышенностей стали выползать нимфетки-вампирки, извиваясь в такт музыке «Я — Чарли безработный». В зеленых трико и купальничках, выкрашенных домашними способами, мы прорезали дыры, и из них торчали клочья мочалок, изображающих водоросли. Волосы у всех были распущены и начесаны дыбом. Глаза подведены до кончиков ушей, а губы накрашены зеленовато-синим цветом. Вместо миленького кваканья мы истошно вопили что-то вроде: «Е-е!» или «Я-я!» в стиле рока или хуй знает чего. Моргана-Люська выходила не как волшебница, а как предводительница малолетних блядей. Станиславская устроила нагоняй «Царю», который вообще ничего не знал — он пиво пил за кулисами.

Ночью, на пляже, я играла эти сценки Александру. И он хлопал. Радостно, восторженно! Я мечтала, что он придет в театр, будет смотреть на меня, сидя в темном зале. А потом прибежит за кулисы с цветами… И теперь ничего этого не будет?!

Будут морочащие мне голову, с первых же минут мне не нравящиеся! В которых я буду подмечать все, потому что не смогу себя обманывать. У Ольги таких много. Разных. Разные… Все они одинаковые! Только бы до пизды поскорей добраться, а потом свалить. Что они, будут вдаваться в нюансы моей души?! Какая к хуям душа? — пиз-да! Вот и весь ответ — пиз-да.

18

Укурились мы не в куски, но прилично. Я позвала Ольгу, и мы вчетвером кайфовали. Флер принес бобину «Дорз». А бабушка, кайфолом, все время заходила в комнату и просила сделать музыку тише. Я в конце концов заперла дверь, и мы смеялись, когда она дергала ручку, а я не открывала. Я сперла у нее папиросы. Флер выдувал табак из беломорины и смешивал с планом, который держал в сапоге под пяткой.

Дым стоял. Мы плыли. Ромчик сидел на полу в уголке, и я все время ждала, что он плюнет. Он только хихикал. Мы все смеялись. Я иногда впадала в тоску, прислушиваясь к словам песен. «Донт ю лав хер мэдли?» Никто не понимал слов, и я с возмущением и восторгом переводила: «Неужели ты не любишь ее по-сумасшедшему?» Странно по-русски звучит. Или я не так переводила?… Они ушли, и я еще долго слушала «Дорз». Саша, неужели ты не любишь меня по-сумасшедшему? «Девочка, ты должна любить своего мужчину» — я-то его люблю, а он…

Бабушка возмущалась, что мы так накурили. И что, мол, за табак такой едкий! Она, конечно, не знает, что такое план. Она из другого мира. И про свой мир она ничего не рассказывает. Родители боятся рассказывать. Я им тоже ничего не рассказываю. Так и живем — ничего друг о друге не знаем. Только предполагаем, догадываемся. И они, конечно, подозревают меня во всех грехах, которые я совершила?…

В школе, как всегда после летних каникул, задано сочинение. О том, как провели лето. И о чем же я напишу? Придется врать. Ношу Ольгино платье цвета хаки — вроде школьного. И передник ношу. Выхожу из школы и засовываю его в портфель-сумку, по поводу которой уже сделали замечание — вы, мол, не студентка. Передник придется гладить каждый день. Под пальто его не спрячешь — теплынь еще. Иду по каналу Грибоедова, а вокруг… Бабье лето.

Свист. На моей спине, наверное, выросло что-то — я съеживаюсь, горблюсь. Иду. Не оборачиваюсь. Я знала! знала, что он вернется! Но страшно, стыдно. Перехожу на другую сторону улицы — подальше от воды. И я уже вижу его.

Нет, не его. Белую рубашку. Мой брат носил белую рубашку, когда был женихом. Он был такой испуганный и влюбленный, когда привел свою будущую жену к нам домой. А я сидела на горшке в бабушкиной комнате и поглядывала на них из-за шкафа…

— Ну что, сука — не оборачиваешься?

Он уже держит меня за руку. Поддатый. Но какой же прекрасный! Нахальная рожа блестит. Подстригся. Брюки новые. Какой наглый и любимый! Наверное, я унаследовала от тетки нервный тик — руки трясутся.

— Во-первых, я не сука. А если и сука, то ты мне больше не хозяин!

Мне хочется ударить его. По голове. Мать навела столько справок о нем. Свободный диплом у него из-за травмы, полученной во время военной подготовки. Мать уверена, что это травма головы — он кажется ей ненормальным. Вот по его травмированной голове и ударить. Как смел он уйти?! Как смеет он возвращаться?!

Мой возлюбленный нахал вдавливает меня в стену всем своим атлетическим телосложением. И целует, целует меня. Говорит мне что-то в ухо. И в него же целует.

Мать сказала, что он запугал меня. Что я под его гипнозом и боюсь теперь с ним расстаться. Пусть! Пусть тогда гипноз не проходит!.. Я плачу, но мы идем уже рядом. Он несет мою сумку, а я держусь обеими руками за его бицепс.

И скорей, скорей в постель. Шампанское — на потом! Потому что, когда он будет во мне, это как бы до конца докажет, что мы да-таки, вместе! Неважно, что не получается у нас ничего. Будем трогать друг друга, ласкать. У нас столько времени…

— Ну что, школьница, где же твоя форма?

Довольно оригинальная идея — передник школьный на голое тело. Я достаю его из сумки-портфеля. Было бы здорово повязать и галстук пионерский! Но я уже не пионерка. Вместо красного галстука я крашу губы красной помадой.

— Вот. Это вся ты — голая школьница!

Пух! Шампанское. Александр сажает меня себе на колени, поглаживает левую грудь, выскользнувшую из-под лямки передника.

— Ну, ослик. Как жила без меня, с кем еблась? Говори, как на духу.

— Ни с кем я не ебалась! Я страдала. А ты — негодяй! Отправил в школу и бросил.

Сашкин член, чувствуя мою попу, смешно подпрыгивает.

— Я укурилась на днях. Во сне я, кажется, что-то делала. Но ваш член, Александр Иваныч, незаменим. Так же, как и ваши руки.

Этими руками он кладет меня на спину и трогает, трогает.

— Я скучал по твоим ноготочкам обкусанным. По этому среднему пальчику, всегда в чернилах…

Нам приходится идти на улицу. К телефону-автомату. Звонить моей матери.

_ Слушай, мамуля, ты только не переживай. Я не приду. Но в школу я пойду завтра. Обязательно.

У матери незнакомый голос по телефону. Может, это от шока. Она-то думала, что все! закончено…

— Опять потянулся его шлейф… Как ты можешь, как тебе не стыдно!

— Мне не стыдно — я его люблю!

Последние слова я говорю больше ему, чем матери. Он прижался лицом к стеклу кабинки. Корчит рожицы. А мама повесила трубку.

Какой он хозяйственный! Все умеет. Несмотря на то, что с матерью живет. И такой чистюля! Тысячу раз руки вымоет. Он их даже перед писаньем моет — «что же, я свой член грязными руками трогать буду?!» Оказывается, чтобы картошка быстрее сварилась, ее надо класть в кипящую уже воду. Я люблю кусать помидоры, а не разрезанными на дольки есть. Это напоминает пляж Дачи Ковалевского и двухдневную дорогу в поезде.

Какие жаркие дыхания у нас под одеялом! А я еще пою: «Клены выкрасили город колдовским каким-то цветом. Это значит — наступило бабье лето, бабье лето…» Кто-то сказал, что это вовсе не Высоцкого песня. Хоть что-то не Высоцкого! «Я кучу напропалую с самой ветреной из женщин…»

Эти слова надо очень четко произносить — раскатисто — напрррропалую, вветррреной…

— Все, что нельзя, — тебе нравится… ветреная ты женщина…

19

Голова, как свинец. Александр тащит меня из постели, а я не выпускаю подушку из рук. Будильник тарахтит. Пожалуйста, еще минуточку, сон досмотреть. Ну не тащите вы меня…

— Ну, давай же, вставай! Опоздаешь ведь!

Я не открываю глаз, улыбаюсь и тяну его на себя, обратно в постель.

Как можно ебаться утром? Не соображаешь ведь ничего! Рот слипшийся, с неприятным вкусом. Тело бесчувственное. Фригидное. Но лучше поебаться, чем идти в школу. Поебаться — значит опоздать. А раз опоздать, то и не пойти…

Ты меня еби, Сашенька, а я посплю еще немного. Какая пиписька утром склеившаяся! Как дольки зефира. И хуй кажется колючим. Почему у мужиков всегда хуй стоит по утрам? От постельного тепла, может? И все они хотят этот свой хуй колючий засунуть в тебя. Впихнуть, затолкать. И им даже безразлично, как ты реагируешь. Самая эгоистичная ебля с их стороны по утрам. Днем, вечером и ночью — совсем иначе ебутся!.. Но сейчас ведь я сама его позвала!

— Ты нахалка, Наташка! Учти, что этот твой прогул не на моей совести. Я тебя поднимал.

Мы сидим на кухне. Я завернута в одеяло, он — в трусиках. Пьем кофе.

— Что ты так переживаешь? Не ты ведь школу прогулял.

— Я переживаю, потому что Маргарита Васильевна с меня спрашивать будет. Понятно? Не хватает только, чтобы я стал злодеем, лишившим тебя образования!

Сижу, покачивая голой ногой в огромном Сашкином тапке, помешиваю лениво кофе.

— Ты и так уже злодей. Никуда от этого не денешься. И ты от меня никуда не денешься — потому что не хочешь. Вот.

Нагловато с моей стороны. Я чувствую себя победителем, но и не перестаю удивляться и восторгаться. Тем, что я любима вот этим человеком. Он, правда, собирался расстаться со мной. «Внять разуму» и Маргарите Васильевне во главе общественного мнения. Он вернулся. Из-за меня? Да-да, из-за тебя, Наташка. Ну и тогда — да здравствую Я! Да здравствует моя пиписька! И ноги, «растущие из ушей»! Моя жалость к ослику. Да здравствует моя любовь! Мой раскрытый рот и распахнутые глаза! Да здравствую Я! Уррр-аааа!

— Наглая ты девица! Для твоего же блага и хотел с тобой расстаться…

Хуй-то! Испугался за свою шкуру! Побоялся ответственности, представил себе бесконечные разговоры с моей матерью. Фу, лучше не думать об этом, а то стыдно.

— Сашуля, давай устроим… праздник. Поедем в гости к кому-нибудь. Пожа-алуйста. Мамонтов не вернулся?

Он хмыкает. Но, по-моему, сам не против.

— Вернулся, вернулся. Может, еще не успел наклюкаться.

Я выманиваю у Александра джинсы.

— Наташка, они тебе велики. Смотри, все в гармошку.

— Ты хочешь сказать, что у тебя ноги длиннее? Я штанины подогну. И куртку твою надену поверх, попу прикроет, и ничего не будет заметно. Буду, как хиппи… Волосы вот распущу. Еее, хали-гали!

Волосы выросли. Формы от стрижки не осталось. Беспорядок на голове, будто только что из постели. Это-то мне и нравится больше всего. Тем более что мы таки только что из нее.

Мамонтов загорел и поздоровел. Ручищи, как у гориллы.

— Витенька, ты что же, рыл что-нибудь в экспедиции?

Мы пришли, и он тут же отменил все свои дела и достал вино.

— Да, мы действительно рыли. И киряли. Иногда с похмелья казалось, что упадешь в яму. Так что, можно сказать, могилы себе рыли.

Весь август в квартире жила жена Мамонтова. Как только он вернулся, она свалила. Даже детские игрушки оставила. Сашка выходит из маленькой комнаты, и в руках у него… ослик. Маленький пластиковый розовый ослик.

— Витька, подари ослика. Наташке необходимо иметь ослика.

Мамонтов пожимает плечами, говорит: «Да берите, она все равно не вернется». Это звучит уже не с такой безнадегой, как летом. Безразлично как-то. Он свыкся с тем, что она не вернется. Привык без нее. И это ужасно! Вот так же мы с Александром привыкли бы друг без друга. Привыкли бы?

— У меня прекрасная идея. Олечкино училище недалеко. Поедем за ней. Витьке веселее будет.

Мне Сашкина идея не кажется прекрасной. Почему-то не хочется присоединять Ольгу к нашей компании. Это же не фирма. Сашка сам меняется среди своих студенческих другов. Будто слой пыли с него слетает. Вот он звонит еще одному товарищу по институту. Беленькому, смешному Эдику. Он тоже на Васильевском живет. Может, еще и поэтому они все дружат.

— Ну, чего ты приуныла? Праздник ведь хотела, а?

Хотела. И хочу. Может, немного иной?… Ну, за Ольгой — так за Ольгой. И пусть еще спасибо скажет, что о ней помнят.

Ее не надо уговаривать. С радостью бежит в класс за сумкой и выпрыгивает из училища. Я пошептала ей в такси, какая это будет компания, так что она не выебывается.

К нашему возвращению в квартире орет музыка. Битлз. Песня, в которой отчетливо звучат только три слова, как, в принципе, и во всем роке — «лав», потом что-то непонятное и «намбер найн». Этот номер Сашка переделывает на «сиксти-найн», чего мы, кстати, с ним никогда не делали. Мамонтов здоровается с Ольгой поцелуем взасос. От такого поцелуя и опьянеть можно. Витькин желудок выделяет алкоголь.

Помимо окосевшего Мамонтова, в квартире Эдик с женой Верой. Она очень простенькая и домашняя. Расставляет тарелки на столе, который почему-то выдвинули на середину. На нем уже блюдо в луковом оперении. В глубокой вазе салат. Я не могу не заметить, что он слишком мелко нарезан, по-деревенски.

— Саня, мы тут, пока вас не было… ты уж не обессудь, друг…

Мамонтов пытается что-то объяснить, но деловая Вера перебивает его.

— Подожди ты, Витька. Все сейчас испортишь. В общем, раз вы не решаетесь, то мы решились…

Виктор встает с дивана и отдает честь Сашке, но, не устояв на ногах, плюхается обратно на диван.

— Все равно вы никуда друг от друга не денетесь. Так что мы вас женим. Играем свадьбу.

«Ураа!» — Мамонтов. Перевалившись через Эдика, он хватает гитару и ударяет по струнам, беря неправильный аккорд: «Сегодня свадьба в доме дяди Зуя!» Эдик подходит к Александру и наигранно по-деловому пожимает ему руку: «От имени присутствующих, а также отсутствующих…» Мамонтов, под уже правильный аккорд: «А также от тех, кто на пути к нам…»

— Да, прими, брат, соболезнования!

Эдик смахивает воображаемую слезу. Мамонтов наяривает в полный голос: «Маруську, крякалку кривую, за Сашку замуж отдает!»

Ну вот и праздник. Саша, ты хочешь быть моим мужем? Он уже занят с Эдиком изготовлением колец из фольги от шоколада. Мамонтов ставит новую бобину Битлов. Все же я предпочитаю «Дорз», «Пинк Флойд», «Лед Зеппелин». Но для Сашкиных приятелей Битлы — это юность. В разгар их триумфа я под стол пешком ходила.

Мы с Ольгой обдумываем мой свадебный наряд. Идем на кухню, и Вера снимает с окна тюлевую занавеску.

— Вера, подожди. Хоть пыль с нее стряхни.

— С кухонной пылью на фате, может, ты станешь хорошей хозяйкой!

Александр смеется, услышав.

— Да уж! Единственное блюдо, в котором она ас, — это из яиц что-нибудь.

— А-ай! Больно! Не надо из яиц!

Неугомонный Мамонтов.

Я иду в маленькую комнату. Александр приходит. Конечно, это шутка, игра… Но в этой, пусть игре, что-то ведь есть и от правды. Мне грустно и неловко.

— Ну вот, у тебя теперь есть ослик.

Он обнимает меня, и я прячу лицо у него на груди.

— Да. И ослик, и ты.

20

— Во имя Отца, Сына и Святого Духа. Да будет вечный покой, Божьи твари.

Все уже немного устали и напились. Олька красная, как свекла. И Эдик красный. Может, это свойство блондинов? Пришел Коля — единственный центровой приятель Александра. Тот самый, которого я видела летом. В ужасное утро после Дурака. Сашка сказал ему: «Это моя любимая женщина, Коля». Он-то помнит меня с припухшей скулой, в помятых брюках.

Мамонтов тихо перебирает струны: «Август, уходя, с берез листья растерял…» Ольга рядом с ним. Александр на полу — у дивана, на котором я полулежу, — гладит мою ногу, просунув руку в штанину джинсов. Коля трезвый, шепчет ему что-то на ухо. Коля, не надо про «доски», фирму, валюту…

— «Спасите наши души! Мы бредим от удушья!» СОС! — все вместе мы поем-орем. И вот Эдик спасает от Коли.

— Саня, пока погода стоит хорошая, надо собраться, мячик погонять.

Вера не очень довольна предложением.

— После ваших гоняний мячика мне стирать не перестирать, а вам похмеляться три дня!

Как было здорово! Футбол на небольшом стадиончике. Вера, я и еще одна рыжая «болели». Один раз действительно после футбола упились. А в другой — Александр купил два литра молока, сказал, в форму, мол, надо приходить. Ну и пришел. В тот же вечер мы выдули с ним четыре бутылки шампанского и поехали на Финский залив. Ночью. Он заплатил кучу денег таксисту, чтобы тот вез нас туда и обратно. Сашка купался. Я стояла на камушке на берегу, а он все шел и шел по колено в воде. А потом вдруг проваливался и плыл. Потом вставал, и вода опять была ему по колено. Я продрогла, шофер стал сигналить, а Александр долго не возвращался — и опять проваливался, и появлялся.

Тихоня Ольга вдруг предлагает играть… в жмурки! И все в восторге. Коля свалил, а Мамонтову завязывают глаза. Его раскручивают — ой, он и так на ногах еле стоит! Я залезаю на диван. Свет гасят. Мамонтов стоит посередине комнаты, растопырив руки, вертит головой. Над ним посмеиваются, окликают, хлопают перед самым его носом в ладоши. Он требует водки — для подкрепления.

— Ну, иди сюда! Ку-ку, вот она, водочка, тут.

Как только Витька бросается в сторону голоса, Эдик отпрыгивает, и Мамонтов ловит воздух.

— Ну, все! Кого поймаю — выебу. Так что, Эдик, готовь зад!

Я пихаю Веру на Мамонтова. Он почти ловит ее, и ей приходится буквально уползать от него. Под рояль. Она шутливо ругает меня из-под него: «Наталья-каналья!» Мамонтов говорит, что так нечестно, и если мы все залезем под какие-нибудь предметы, кого же он ловить будет — осликов пластиковых, которого я как раз подсунула ему?

Александр берет меня за руку и уводит в маленькую комнату. Щелк — дверь закрыл. Темно. Слышен Ольгин визг — Мамонтов таки поймал ее. Эдик стучится в дверь, мы не отвечаем, он желает нам брачной ночи, уходит.

На Украине официально можно выходить замуж в пятнадцать. И даже справки не надо о том, что ты беременна. Бедная Зося! Зачем мать заставила ее сделать аборт? Нянчила бы она своего младенца, варила бы борщи, ругала бы Пашку, приходящего пьяным после получки с завода… А теперь школу Зося будет прогуливать, Павла будут вызывать к мастеру, ебаться им будет негде…

Слышно, как Мамонтов опять играет на гитаре. Что-то грустное. Александр принес шампанское, свечу. Я подумала — неужели есть еще кто-то, кто прикасается друг к другу впервые в брачную ночь? Старомодность, глупость? Это то, о чем мне бабушка и мама твердят — «сохрани себя для единственного». Стыдно себе признаться, но в этом что-то есть.

Наши тени со стен заламываются на потолок. Огромные. Сигаретный дым безумным клубом. В темноте дым виднее. И лица острее. Какие же острые косточки скул у Александра!

— Не будь грустной, Наташа. Давай выпьем за нас!

Да-да, за нас… Ах, мы не ебемся. Мы будто в другой мир уносимся. И из оставленного нами доносится: «а я люблю, я люблю, я люблю, я люблю — не проходит любовь у меня…» И да, это в первый раз. Значит, и Александру хотелось что-то в первый раз со мной, не как всегда…

Как же бесшумно мы разделись! Будто боялись своими движениями пошевелить пламя свечи — оно такое ровное, почти не колышется. И мы — ровные, вытянутые на постели, влившись телами друг в друга. И так же, не нарушая внутреннего пульса в нас обоих, он опускается, скользит по мне. Ниже, ниже. Медленно. Будто по застывшему озеру, на одном коньке, на лезвии его, оттолкнувшись один раз, продолжая скольжение до бесконечности. До того, что страшно становится — неужели же тело мое так длинно?! Я чувствую его губы на курчавых волосиках, которые сейчас не курчавы из-за того, что были прижаты трусиками. Он трогает впадинки по краям треугольника волос. Мне стыдно, но я хочу, хочу, чтобы он целовал меня внутри. И он, раскрывая, целует. В первый раз.

— Я никому этого не делал…

Стыдно! Из-за того, что не верю. Но почему же тогда так неуверенно? И почему бы мне не поверить, что в первый раз? Потому что мне это не в первый? Но он ведь мой любимый. И с ним у меня это впервые.

Я не кончу. Я не могу превратиться сейчас в зверька, истекающего белями. Но то, что со мной происходит, — больше чем оргазм. Он держит мои ноги, разводя их, соединяя. Он касается вспотевшим лбом моего живота. Так же и я вот касаюсь, когда ласкаю его. У него лицо мокрое. Нет! Я не в восторге от того, что вот еще один лижет мою письку. Нет. Я с каждой секундой, с каждым движением его еще больше люблю. Все больше принадлежу ему.

Мы не встаем, когда утром приходит Ольга. У стены, как раз напротив постели, куча пуфиков. Ольга залезает на них и смотрит на нас, лежащих, сверху. Улыбается. Какие мы дуры с ней! Надо было хоть мне домой позвонить, у Ольги нет телефона. Теперь вот вторую ночь не дома, второй раз школу пропустила. Ольге легче — в петэу не так серьезно к прогулам относятся. Там многие девчонки чуть ли не замужем, во всяком случае, многим по восемнадцать. В восемнадцать, значит, можно ебаться, а в пятнадцать — нет?

Несмотря на то, что мы накрыты одеялом, видно, что у Сашки стоит хуй. И я автоматически беру его в руку. Ольга не удерживается, поглядывает на вздрагивающий холмик. От этих ее поглядываний мне хочется еще сильнее сжать хуй в руке. Чтобы холм вырос. И чтобы Ольга видела.

Александр должен уезжать. Меня оставлять. Это его Коля взбудоражил. Мамонтов уже пьет пиво. Я уже думаю: «Что мы скажем, что мы скажем?» Надо возвращаться в другой мир. Мир оправданий перед взрослыми. Но эти люди разве не взрослые? Мамонтов, с опухшей физией, Александр, приглушенно говорящий по телефону, Вера, пьющая пиво из бидона… Они разве не взрослые? В жмурки, правда, играли…

Состояние у меня, как у нашкодившей кошки. Была у меня кошка. На даче у Валентина. Я ее стерегла, чуть ли не привязывала — очень не хотела, чтобы она из дома убегала. Она убегала. Но потом — жрать-то хотелось — возвращалась, сучка! И шмыг между моих ног, юрк под кровать из-под моих рук, которые, она чувствовала, побить ее хотели. Но я ее прощала и жалела, и она, слыша мое доброе «кис-кис-кис», вылезала из-под кровати. А потом котят родила, блядь такая.

Мало того что все мои — и бабушка, и мать — дома, так еще и Ольгина мать заявилась! Мы-то хотели тихонечко отсидеться, а тут — комитет в полном составе. Отсутствует только мужской род. Ну, в моей семье он сам хромой, а у Ольги папаша оберегается от всего.

Всю дорогу в метро Ольга приставала: «Чего говорить-то будем?!» Мне так надоело отдуваться за нее. Что она, маленькая? Никто не заставлял ее оставаться на ночь. Ольгина мать, конечно, думает, что это я во всем виновата, что я сбиваю Олечку с пути. А Ольга, как слабоумная — бормочет себе под нос, ничего не понять. Моя мать меня злит. Они обе с бабкой в халатах, и у матери волосы мокрые. Что она распинается перед Ольгиной матерью, вовсе я не хочу с ней обсуждать свою жизнь.

— Что это за игры — жмурки, свадьбы? Я думала, он взрослый!

Какое ваше дело, Маргарита Александровна? Ольгина мать — тоже Маргарита. Но моя Маргарита ее поддерживает — «он ответственен!»

— Что же он не пришел? Муж с молодой женой! Переговорил бы с родителями.

Какие вы ужасные. «Переговорил бы!» Пока бы он говорил, вы бы милицию вызвали!

— Пусть он и содержит тебя, раз муж! Чего ты домой явилась? — У бабки свой подход.

— Я бы с удовольствием не приходила, бабуля. Если бы была возможность. Я тебя, конечно, объедаю, бедную.

— Во-во, была бы возможность. У самого жопу нечем прикрыть, а свадьбы играет!

Бабка курит беломорину, сбрасывая пепел то в ладонь, то на пол. Мы с Ольгой идем в ванную, запираемся. Тоже курим. Ольга старается быть серьезной, но хуево у нее это получается.

— Что ты, бля, хихикаешь, как полудурок? Забирай свою мамашу в пизду! Идите домой и обсуждайте!

Самое ужасное, что я чувствую себя виноватой. И мне стыдно. Они в чем-то правы. Что же он, действительно, не пришел со мной? Не надо было бы говорить, что он мой муж — чушь какая! — но я хотя бы не должна была стоять одна «на ковре», выкручиваться, защищать его, вечно обеливать!

Я им должна, раз живу с ними. И они меня, как я кошку, хотят приручить, привязать, лишить права выбора… Никогда не буду больше мучить животных.

Ольга делает последние мелкие затяжки. Дым режет ей глаза. Слезы выступают. Так бы и дала по ее круглой и трусливой роже! Засовываем сигареты под ванну.

— Оля, платье-то свое забери.

Я и забыла, что в Ольгином платье. Родители не сконфузятся. Ольгиной матери и в голову не придет, что сейчас об этом можно было бы не говорить.

— Оля брюки мне должна. Принесет — отдам платье.

Я злая. Происходит маленькая заминка. Бабка машет рукой — пепел с беломоринки летит на пианино. Мать возмущается: «Ма-ма!» Выходя, бабка хлопает дверью и шипит что-то вроде «на хер».

Давайте, давайте! Все уходите.

21

Мне обидно за свою мать. Как может она быть со всеми с ними заодно? Заодно с Ольгиной матерью, говорящей «ляжь» вместо «ляг», «бежи»; работающей в кредитном бюро Гостиного Двора. Мне ведь мать казалась всегда другой, не как они. Ну, бог с ним, она даже не врач — санэпидемиолог. Но она ведь стихи писала и пишет. Какая красивая она бывает!.. Она всех готова привлечь на помощь. Спасите! Дочь погибает! Не слушается, отказывается следовать правилам, установленным обществом, в котором живет. Идет против норм общепринятого поведения!

Мало того что ты должен жить в обществе, которое тебе и не по душе, так ты еще должен жить, как это ебаное общество тебе приказывает, и ты все равно будешь в вечном долгу перед ним! За то, что тебе не холодно, желудок не пуст, надеть есть что… Общество — мама, бабушка, брат, школа… С кого пример-то брать? В собственной семье все не так. Что ж ты, мама, не вышла замуж, когда мне годика два было? Не была бы я «продуктом безотцовщины». Валентин меня удочерил. Мерзость какая! Прокаженная я, что ли? Мне было восемь лет — сидела, ела «супчик». Вдруг бабушка, «утонченная натура»: «Ну, вот, внученька. Валентин расписался с мамой. Теперь ты удочеренная». Полная тарелка слез. Хуяк ложкой — и вон из комнаты! И заперла их, бабку с матерью, на ключ. И я знаю, что матери было стыдно. Удочерил… Она вот на плохое мое поведение не Валентину, а брату моему жаловалась. И он кричал мне пьяный: «Как ты себя ведешь?! Я в твоем возрасте тебя в коляске возил, вместо футбола, я твои обоссанные пеленки гладил, вместо вечеринок!» Хуяк! — мне по физиономии — шрамик на носу.

Ах, они все для меня! Самый лучший кусочек, витаминчики, дачу с ягодками. В музыкальную школу девочку. Платьице новое? — ну, бабуля всю ночь себе пальцы колоть будет, только чтоб у Наташеньки завтра платьице было. А Наташенька? — на добро хамством отвечает, непослушанием, обманом. Мерзкая девчонка! — в трудовую колонию ее! Можно подумать, что я испугалась. Они испугались. Никуда меня, конечно, не отправили.

Как ты можешь, мама, опускаться до них всех? Обсуждать мою личную жизнь при них? Я не имею права на личную жизнь? «Когда ты будешь зарабатывать, тогда сможешь делать, что хочешь. А сейчас изволь жить, как тебе говорят люди, под чьей крышей ты живешь!» Я могу зарабатывать. Жить на сорок рублей, а то и меньше, в месяц? Пенсионерки живут. Я попробовала поработать прошлым летом. С моей дачной подружкой Алкой. Почтальонами мы устроились. Протаскали два дня сумки по десять кило и… бросили и сумки, и работу. Засунули оставшуюся почту в мусорник и уехали обратно на дачу. Нам по окончании дня работы — полдня — платили не то рубль, не то полтора. Да я лучше стащу их у того же удочерившего меня Валентина.

Читаю Чернышевского. «Что делать?» Лопухов хоть и звучит, как Лопух, но зато он все устроил. Забрал Верочку из дома, снял квартиру.

— Ты есть не собираешься?

Ах как мило с вашей стороны, Маргарита Васильевна!

— Мне ваши подачки не нужны. Я не заслуживаю есть ваш хлеб!

Мать входит, садится в кресло. Губы поджаты, левая бровь приподнята. Вздыхает — и лицо разглаживается.

— Что ты привязалась к словам старого человека?… Ты мне объяснишь, наконец, что происходит? Хватит уже с ума-то сходить! Пора вернуться в реальный мир, к своим обязанностям. У тебя они одни — посещай школу и ночуй дома. Веди себя, как подобает девушке твоего возраста.

Как просто, действительно! Не получается только. Потому что у нас с Александром все спонтанно. Не запланированно, а как чувствуется. А так нельзя? Мне нельзя или вообще?

— Не взрывайся только, как бомба, на то, что я тебе скажу. Но от твоей влюбленности попахивает чем-то нехорошим. Что он за человек — никому не известно. Нигде не работает, на что живет — темное дело. Какие-то иконы, иностранцы. В любой стране мира людей наказывают по закону, если они занимаются нелегальными делами.

— А что ты хотела, мамочка, чтобы я влюбилась в слесаря, что ли? Конечно, мне хочется кого-то необыкновенного. Потому что я сама не какая-то «маня»!

Мать улыбается, поправляет почти высохшие волосы.

— Я никогда не умаляла твоих данных, способностей и прочего… Почему же необыкновенность — ее находят и в слесаре те, кто его любят, — должна быть противозаконной? То, чем он занимается, называется у нас криминалом, а не бизнесом! Я уже словами тети Вали заговорила.

Да не знаю я толком, что такого необычного в Александре! Но лучше заниматься иконами, чем ходить на работу к восьми каждый ебаный день. И влюбиться интересней в вора, убийцу… не знаю, в кого, но не в «петрова».

— Ты сама, мамочка, влюбилась в папу во время войны, когда он за тобой шел в военной форме с медалью. Ты в героя влюбилась, а не в отсиживающегося в бомбоубежище.

— Вот именно — в героя, защищавшего свою Родину!

— Тогда хоть на войне отличиться можно было. Сейчас даже во Вьетнам не поедешь — кончилась!

— Если бы ты знала, что такое война, ты бы не восторгалась возможностью отличиться на ней. Что же героического в Саше? То, что он уволакивает тебя на юг втихаря, поощряет твое курение, употребление алкоголя?… Любовь людей лучше делает, чище. На хорошие поступки их ведет. А ты даже не скрываешь уже, что живешь с ним. Я тешила себя иллюзиями. Но теперь-то я вижу — ты женщина, а не девушка… Вот тебе и «Алые паруса», вот тебе и Ромео и Джульетта…

Это уже ни в какие ворота не лезет — выражаясь языком тетки.

— Ты наивный человек, мама, если думаешь, что Ромео и Джульетта… не… не спали. Даже ее мать, уговаривая дочку замуж выходить, говорит, что сама родила в тринадцать. Ты, наверное, забыла, сколько Джульетте было? Четырнадцать! Сколько раз они встретились? Влюбились и отдались друг другу. И удрать хотели. И вот тебе пример — они были против своих родителей, представляющих общество. Так что выбирай другие сказки…

Мне жалко маму. И стыдно. Я так все это говорю, будто Александр для меня первый мужчина. Если бы она догадывалась…

— Ладно, идем есть. Жизнь продолжается. К сожалению, я иногда думаю. Но она берет свое. И самое ужасное, что все пройдет, и ты будешь пожинать плоды своих ошибок, но ничего уже не переделаешь.

— Вы только и мечтаете сделать из меня практичного циника… А в бабкину комнату я не пойду.

— Бабушка грубая бывает, нетактичная, но ты сама знаешь, что желает она тебе только добра. Ох, ну я тебе сюда принесу поесть. Не кури ты столько — все вещи в шкафу пропахли табаком!

22

«Уж замуж невтерпеж» — запомнилось с пятого класса из русского языка. Хоть что-то запоминается. Что такое замуж? Печать в паспорте? Жить можно и так вместе. Если есть где.

Всего два дня отсутствовала в школе, а ощущение, будто вообще здесь никогда не была. Всё чужое, и я всему чужая. Получается, что я веду двойную жизнь. Да даже тройную — дома одна, с Александром другая, в школе — третья. А ведь есть еще состояние, когда я сама с собой.

Мать бьет во все колокола. Директриса меня вызывает. Хорошо, что во время урока проклятой физики. Как глупо все же привлекать общественность! Я с матерью-то обо всем не говорю, а тут какие-то посторонние люди.

— У вас усталый вид, Наташа. Это плохо. Значит, вы не можете быть достаточно сконцентрированы для занятий.

Они все нам «вы» говорят. Относятся вроде как к взрослым. Обман это. Они боятся нас. Знают, какой у нас сейчас возраст, вот и стараются избежать конфликтов, столкновений — что вы? вы взрослые люди, мы нисколько не занижаем вашей взрослости, мы с вами на равных, на «вы». Это чтобы такой вот, как Флер, например, не дал по роже математику, как он сделал в бывшей школе. Математик сказал ему: «Фролов — ты дурак!» Флер встал, прошел между рядами парт и должен был выйти из класса — так мы все думали: ну, обиделся на «дурака» и вышел. А Флер размахнулся и как пизданул математика! Из класса вышел математик. Через несколько секунд Зося заорала «Урра!» и вывела нас всех из оцепенения. Что творилось! Мы тарабанили кулаками по партам, скандировали лозунги, вроде: «Даешь свободу! Да здравствует Флер! Мы не рабы, рабы не мы!» А пизда одна — отличница и жополизка — побежала за завучихой. Когда она уже к дверям подползала, кто-то швырнул в нее огрызком яблока и завопил: «Смерть предателям!»

— Школа дает вам общее образование. Элементарные знания, без которых вы никуда не денетесь. В наше время каждый человек должен уметь делить и умножать, быть грамотным.

— Я не говорю, что математика или физика ненужные науки. Я преклоняюсь перед талантом Лобачевского. Но ведь ясно, что я им не стану. А элементарные знания я получила уже в шестом классе. Вряд ли вычисление квадратного корня мне пригодится на сцене или в жизни.

Директриса вообще-то ничего, не сюсюкает.

— Кстати, о сцене. Вы не сможете поступить в театральный институт без аттестата.

— На вступительных экзаменах в театральный математики, по-моему, нет…

Как-то неуютно. Дипломы, аттестаты, сертификаты. Бумажки, бумажки.

— Наташа, вы захотели получить полное среднее образование — получайте. То есть посещайте школу регулярно.

Да уж что говорить! Нечего было в школу возвращаться! Шла бы работать… в булочную.

Возвращаюсь из школы одна. Иду вдоль канала Грибоедова. Вода зелено-желтая, и в ней листочки с лип, не зеленые уже. Дождь заморосил, а я и не почувствовала. По воде поняла. По маленьким кратерам, образуемым каплями дождя.

Хорошо, если бы за Горбатым мостиком, в огромном деревянном подъезде с тяжелыми дверьми, с низким фонарем над ними, жили бы мы — я и Александр. Я бы пришла сейчас, и он бы вытирал мне мокрые волосы, поцеловал бы в мокрое лицо… Почему он с матерью живет? И Захарчик тоже. Здоровые мужики, а с мамами. Хотя Захарчик очень мамин. Плечи у него не узкие, но опущенные, обиженные — губы такие бывают, уголки рта, — жалующиеся маме. Александру совсем не подходит жить с мамой. Даже смешно сочетание такое — Александр и мама. Он сам, как папа.

— Попалась птичка!

— Володя!

Над моей головой — прозрачный зонт куполом. Над поднятым моим лицом нависают усищи, горбатый нос и веселые голубые глаза.

— Ну что, романтик? Вижу, идет что-то длинноногое. Под дождем, без зонта. Наверняка стихи читала, а?

Он чмокает меня в щеку, берет под руку. Мы не виделись с самой весны. Володька не изменился, как всегда, в хорошем настроении, беззаботная улыбка. На плече — спортивная сумка «Адидас», резинка во рту. Такой же, как в первый раз, два года назад, когда мы познакомились.

Мне тогда только тринадцать исполнилось. Я шла к метро в белых обтягивающих брюках — не из-за моды, а потому что малы были, и в красной маечке. Он меня тогда — цап! — за руку. Свидание назначил.

— У меня тут работа рядом — новая спортивная школа. Погонял ребят и думаю, кого бы на обед пригласить…

Хорошо, что я сняла передник.

— Все вы, педагоги, такие — вам бы только муштру проводить! Я из школы, и меня тоже гоняли…

— Так ты в школу вернулась? Героиня! Удается совмещать? А как же возлюбленный? Вы очень неплохо смотритесь вместе.

Выходим на Театральную площадь. Дождь кончился, и Володька закрывает зонт. Нажимает кнопочку, и зонт съеживается, разбрызгивая с себя капельки веером.

— Но мы тоже неплохо смотримся, Натали.

Он поворачивает меня к витрине, и я вижу наши отражения.

— Володька, у тебя наверняка не меньше двух метров росту.

— Всего метр девяносто три. Ты, моя дорогая, тоже не лилипуточка. Небось мальчишки в школе под ногами болтаются, как футбольные мячи! Ну, так как насчет поесть?

— Неохота в центр ехать. Я в этом дурацком платье.

Сама я не думаю, что оно дурацкое, говорю так для Володи. Он всегда в прикиде.

— Ой, я тебя умоляю! Я с тобой и не в таких нарядах гулял. Тем более ты из школы — пикантно. Возбуждает.

На первое свидание я к Володьке приехала специально одетая повзрослев. В длинной юбке, материной кофте. Я даже лифчик надела и волосы в старушечью кучку собрала. Смех!

— Не хочешь в кабак, можем пойти к моему приятелю. Он мне ключ от квартиры оставил. Я же тебе не сказал! Я женился, Натали. Представляешь?

Не представляю. Хотя… Володька и при жене, и при куче детей останется ебарем и гуленой.

— Итак, покупаем поесть и идем к нему. Как раз недалеко. Я знаю новый способ приготовления курицы — пиздец! Пальчики оближешь!

Мы идем на другую сторону площади, к гастроному. У меня странное отношение к Володьке. Никакое, и в то же время, как к родственнику. Он как бы свидетель моего взросления.

Володька — такой энергичный! Покупает венгерскую курицу. В упаковке с разноцветными этикетками. Две бутылки немецкого вина.

— Может, сыр? Или нет, от сыра толстеют. А ты вроде в форме, насколько я могу видеть…

Ты увидишь и получше. Мы стопроцентные спортсмены. Никаких эмоций — голый спорт. Ебля.

Володька не такой, как Александр. Все у него высчитано. Друзья подобраны. Только центровые, с деньгами, связями, машинами, квартирами. Никаких мешающих развитию карьеры увлечений.

Сижу на высоченном табурете — как в барах. Володька распаковывает «венгерочку», духовка накаляется. В этой однокомнатной квартире все — вплоть до зубной щетки — фирменное. В комнате полки ввинчены в стену — черно-белый пластик с металлом. По ним раскиданы начатые блоки сигарет — американских, конечно. Флакон одеколона «Табак». Пластинки, кассеты…

— Сейчас самое важное. Обмазываем цыпу маслом, солим и перчим. Да, засунем ей и в попку маслица! Как Брандо в «Последнем танго в Париже» — девочке. Фильм — класс! Смотрел в Доме кино на закрытом просмотре… Теперь заворачиваем ее в фольгу и кладем в печь. Ждем тридцать, а может, меньше — я еще не профи в этом деле — минут. И идем в комнату.

Он открывает кухонный шкафчик, берет стаканы с этикетками разных сортов напитков.

Напротив стенных полок в комнате — тахта. Сиреневая, ворсистая. Я снимаю туфли и залезаю на нее с ногами. Володька подкатывает бар на колесиках. Бутылки позвякивают, разноцветные жидкости в них вздрагивают. У-уу, развращающий Запад!

— Я не спрашиваю, что ты будешь пить, потому что сам не очень-то в этих буржуйских напитках разбираюсь. Вот что это такое зеленое — змий зеленый? Пойдем по знакомому пути — джин с тоником.

Мы чокаемся стаканами — на моем этикетка скотча, на Володькином — «7» и через черточку — «ап».

— Зачем ты женился?

— Да так. Надо же когда-то жениться. Она хорошая девчонка. В Лесгафта учится, как я когда-то. Папан у нее заводной старик. Опять же — завкафедрой…

Ясно — Володька женился на папане. Ну и неудивительно! На такой, как я, он бы никогда не женился! И в кино про школу таких не показывают. Такие школьницы не предполагаются. Володька включает музыку. Демис Руссос. В начале лета во дворе все время крутили его пластинки. Фальцет циклопа заинтересовал меня, и я перевела несколько песенок — «Мы притворяемся, что конец не нашел нас». Могу себе представить советскую песню с таким текстом, ха-ха!

— Ты изменилась. Взгляд изменился. Ух ты, какая серьезная!..

Он целует меня. Сначала как бы шутя, потом сильно. На кухне выстрел.

— Кура!

Володька ругает курицу блядью, и мы идем есть. Курица потрясающая. Макаем булку в сок от масла и жира. Едим руками. Курица золотистая в фольге.

— Ну, а что мама, не очень против твоего романа?

Я не буду рассказывать ему о всех своих несчастьях. И он спрашивает не для того, чтоб мы дискутировали на тему «семья». Никогда мы не лезли друг другу в жизни. Ну, может, я хотела залезть в его, когда мы только познакомились. Он тогда мне сказал, что я маленькая и надо подождать. Приглашал меня в кино, гулял со мной изредка. Я так горда была, что у меня такой знакомый. Не то что у Зоси — она тогда уже с заводским Пашкой встречалась. А Ольга с нахимовцами бегала. Мать ее до сих пор мечтает, чтобы Олечка замуж за военного вышла. Я не люблю военных. Может, потому что настоящих военных, уже ставших ими, я не знаю. Курсанты из военных училищ все деревенские. Зимой мы катались на деревянной горке в Александровском саду. Напротив Адмиралтейства. Не успевали начать спуск с горы, как мальчик в распахнутой шинели «приклеивался» сзади. Я была наглая и самоуверенная пиздюшка. Одному из нахимовцев я сказала: «Скажите „говно“. А он ответил: „Ну зачем же так хрубо!“»

— Натали, ты блестишь. Дай — я тебя лизну.

Володька слизывает с моих губ куриный блеск. Потом с пальцев. Он берет их в рот и сосет. Может, он чувствует то же, что и я, когда член заполняет мой рот?… От этой мысли что-то сжимается у меня внизу живота.

Я мою руки, и Володька стоит сзади, вплотную ко мне. Просовывает свои руки под воду. Мы моем друг другу руки. И вот он уже поднимает их вверх по моим ногам, под платье, и трусики стаскивает. Я вздрагиваю от его мокрых рук. О, ему это очень приятно. Моя попа трется о возбужденный его хуй, который он, расстегнув джинсы, высвобождает из плавок. Треугольный хуй. У основания тонкий, а у самой головки очень толстый. Я отхожу назад и, держась за раковину, сгибаю ногу. Моя коленка почти на краю раковины. Хуй глубже входит в меня. Вода бежит. Я поднимаю лицо и вижу себя в зеркале. Какие глаза у меня черные! Володькино лицо спрятано моими волосами. Он шепчет мне в ухо, приговаривает: «Вот так, так… туда, да, туда…»

Мы целуемся в губы, повернувшись лицом друг к другу. Он проводит полотенцем между моих ног. Подбирает трусики, из которых я как-то умудрилась выйти.

— Мадам, это не ваша шляпка?… Идем. Ляжем и будем пить вино.

Белье на тахте в сиреневых же, как и плед, разводах. Я ложусь, закидываю руки за голову. Володька выходит из кухни с бокалами. Голый. Его хуй, не совсем еще сморщенный после оргазма, плавно покачивается над свисающими яйцами. Они у него громадные. И одно выше другого. Как гирьки старинных часов с кукушкой.

Володька любит ебаться при свете. Чтобы все видеть, смотреть и при этом гадости говорить, матюкаться. Мне было страшно с ним в первый раз. Он понял и успокоил — игра, мол, просто, и его возбуждает. Мне самой потом стали нравиться такие игры. Он швырял меня из стороны в сторону, бил даже. Не больно. Но буквально на миллиметр от боли. Хотелось даже чего-то еще… Мы лежали как-то в постели, и он уговаривал меня пописать на него. Я не соглашалась, хохотала, но потом — поддатая была — пописала. И, о ужас! — пукнула! Вскочила, убежала в ванную и заперлась. Он стоял за дверью и умолял открыть. Я открыла потом и увидела беспомощное существо, роста метр девяносто три, сгорбленного и дергающего свой хуй, из которого капала сперма.

Мы делаем по глотку вина, Володька забирает у меня сигарету. И вот он выше, выше поднимается надо мной, колени его уже по обе стороны моей головы. Он уже не Володя, а хуй и яйца. Как хочется надавить на них посильней, поймать перекатывающиеся шарики под кожей. Сильно-сильно сжать их. Володька убьет меня из-за боли. Поэтому я тихонько перебираю их рукой. А он говорит, что хуй очень идет моему лицу.

23

— Хочешь поехать со мной? Может, даже поможешь. Внимание отвлекать будешь.

Володька играет в преферанс. На деньги, конечно.

— Можно. Только не допоздна.

Он понимающе кивает головой.

— Я сам должен быть не очень поздно. Семейное положение обязывает.

Зачем человек сам себе лишние обязанности придумывает?…

Игроки не любят, когда девушки присутствуют. Володька взлетает на третий этаж блочной коробки новостройки. Я иду медленно. Слышу голоса сверху.

— …Да она не будет мешать, не боись.

— Сам за ней ухаживать будешь.

Володька окликает меня, подгоняет. Будто мы и не договаривались, что я пойду сзади. Неприятный голос спрашивает его: «А выебать ее нельзя?» Я вам выебу, суки!

Квартира похожа на ту, что мы только что оставили. Чемоданное ощущение. Будто только вселились или переезжают. А может, так оно и есть.

Все эти люди скрываются — от беременных баб, объебанных армяшек и иностранцев, милиции. Тип с неприятным голосом оказывается и внешне неприятным. Что-то мерзенькое в его роже. Рыжий, маленький. По кличке Дурдом. В лицо его так не называют. Гриша его зовут. Я его знаю. Приставал ко мне на Невском не раз. Фу, Гриша-Грыжа. Еще двое сидят за столом у окна. У одного волосы, как у Анджелы Дэвис. Второй на скандинава похож. И видно, что такой же высокий, как Володька. Из-под стола торчат ножищи в ботинках неимоверного размера. Володька представляет меня как подругу детства. Они смеются. Их он мне не представляет. Он с таким удовольствием отвечает на расспросы скандинава о баскетболе! Готов прямо тут же продемонстрировать прыжки под кольцом. Заискивает. Отыграться приехал.

Я сажусь в кресло. Ставлю свою сумку на пол. Ха-ха, знали бы они, что в ней учебники по физике, истории для девятых классов.

— Что будешь?

Дурдом открыл сервант с бутылками ключом из огромной связки. На хуй он меня спрашивает, раз такой злой? Я отказываюсь, и он швыряет мне журналы. «Плей-бой», «Хастлер», какой-то с оторванным названием, но из той же серии — на меня смотрит чья-то рыжая пизда. Дурдом ржет, видя мое стеснение. Скандинав, пощелкивая колодой карт, зовет его к столу.

Зачем я поехала с Володькой? Нет чтобы дома сидеть, уроки делать! Книжку полезную читать. Неугомонная дура! Володька просит сделать ему коктейль и, слава богу, показывает, из каких бутылок налить, а то я так стесняюсь. Анджела Дэвис просит то же самое, «только больше ледика». Я с радостью иду на кухню за льдом. Захожу в туалет по пути. Конечно, на дверь туалета изнутри наклеена голая баба, на стене календарь плейбоевский. Была бы у меня отдельная квартира, я бы советский плакат об экономии времени наклеила. Чтобы в туалете не засиживались. Хотя это полезней сделать именно в коммунальной.

Сколько икры у этого жулика в холодильнике! Водка лимонная. Вот блядство — кто-то и десятой доли за всю свою жизнь не видел. А эти — играют в карты, ебут лучших баб, одеты все прекрасно. За что им все это? За то, что общество наебывать умеют?…

При моем появлении с коктейлями на подносике они останавливают игру, смотрят на меня. Володька незаметно мне подмигивает. Скандинав смеется.

— Ну, бля, как в лучших домах Европы! Клуб приветствует.

Дурдом хихикает.

— Смотри, Володька, чтобы девушка проценты с выигрыша не потребовала. За обслуживание. Хотя я бы, может, и заплатил…

Он гладит меня по бедру, и я быстренько отхожу от стола. У Володьки, видно, продуман план, он становится злым.

— Кончай базар-вокзал! Или играем, или я валю!

И они играют, ругая друг друга матом. Я села в кресло, и теперь мне неудобно вставать, чтобы подойти к серванту и налить себе из очень красивой бутылочки с ягодками. Но что я — заключенный? В пизду их! Это ликер. Черно-смородинный. Я такой лимонад в детстве очень любила. Они, интересно, пили лимонад советский в детстве или тогда уже что-нибудь фирменное? Да хуй-то! Кто они такие! Этот Дурдом, орущий «козел, ебаный в рот!» — жлоб просто, и говорит с провинциальным акцентом. Анджела Дэвис посматривает в мою сторону, насвистывает. Дурдом опять орет.

— Кончай, бля, свистульки разводить! И так бабок нет!

Он еще и старомодно суеверный. Напротив кресла телевизор. Громадный. Цветной, конечно. Может, включить без звука? Журнальчики эти мне неохота смотреть. Все одно и то же — письки, письки. Как в мясном магазине.

— Что, телек хочешь включить? Только тихо. А то я вас знаю — врубить на полную мощь, чтобы соседи ментов вызвали.

— Вы прямо как моя бабушка, говорите!

Как они все ржут! Сам Дурдом улыбается. Скандинав прикрывает глаза веером карт.

— Ой, пиздец! Ну, Гриня, я тебя так и буду теперь называть — бабушка Гриша!

— Я те поназываю, я те поназываю, бля! Ноги твои длинные из жопы выдеру!..

Под шумок я таки включила телевизор. Звук не буду включать — идет хроника военная.

— Кончай пиздеж! Вовка, ты чувиху небось специально приволок! Скажи спасибо, что девочка мне самому нравится. Я ее все никак уговорить не могу. Несговорчивая ты, Наташа!

Я делаю вид, что не слышу. Мерзкий Дурдом! Его манеры всем известны — за волосы и в койку.

Как смешно смотреть телек без звука, под аккомпанемент их мата. На экране фашист перед немецкими солдатами очень артикулярно ртом шевелит. Я же слышу все то же — «блядь ебучая! опять не записал… куда ты лезешь, сука?!». Смеюсь тихонько. А они сразу слышат и зырк! на меня.

— Опять немчуру показывают… Рой, кстати, на немке женился, бля!

Все у Дурдома «бля». Мизантроп какой-то. Мой Александр тоже не очень-то человеколюбив.

— Я тут в журнале… одном о другом Рое прочел.

— Знаю я этого другого — диссидент ебаный! Вот из-за таких сук, как он, нас всех повяжут в один прекрасный день. В журналах, еби их мать, иностранных они печатаются. А сажать нас будут! Они-то все за границу сваливают. Их там фанфарами встречают, чтобы они еще большим поливом занимались. Задаром, что ли, их берут туда? Борцы за справедливость!

В английском словаре написано, что диссидент — это тот, кто «дисагри», то есть несогласен. С чем не согласен, там не было написано. Я вот не согласна с мамой, школой, с тем, что ебаться нельзя. Я что же, тоже диссидент? Академик Сахаров был не согласен с тем, что в «Березке» ему товар на рубли не продали. На дверях магазина написано, что только на валюту. Да и знают все это. Что же это за диссидентство? Я же не попрусь в спецмагазин только для военных покупать себе галифе, которые только что мелькнули на экране! Кадр из фильма «Щит и меч». Наверно, говорят об отважной работе советских разведчиков в тылу врага. На экране Олег Янковский. Плащ кожаный, сапоги — блеск. Я бы сама такую одежду надела. И Янковскому очень идет. Но это временно — он наш, разведчик.

— Ой, бля! Смотри — идут, во идут!

И действительно — идут же! Шеренги немецких солдат. Лица, лица у всех какие — ни один нерв не дрогнет. Винтовки со штыками наперевес — прямо воткнутся в тебя.

— Эти арийские суки миллионы евреев уничтожили, Гриня!

Анджела Дэвис — еврей. И Дурдом на еврея похож. Скандинав — уж точно «ваня»!

— Еще неизвестно, миллионы ли и сколько. Но все равно — мудилы. У них неправильная тактика была. Подумайте — голубокровые, тоже мне! Их вся Украина хлебом-солью встречала, а они… Стали людишек живьем закапывать! Золотоволосые ангелы, блядь! Им надо было под эгидой антикоммунизма прийти!..

Володька поглядывает на меня, смотрит, как я реагирую на эти разговоры. Дурдом перехватывает его взгляд и опять орет, теперь на скандинава.

— Кончай, блядь, политинформационный курс проводить! Какая хлеб-соль, на хуй! Девушке совсем другое в институте говорят.

— Капитан, ты в каком институте учишься?

Давно Володька так меня не называл. Это жюль-верновский — пятнадцатилетний — капитан. Я когда с ним познакомилась, наврала, что мне пятнадцать. Сейчас это имя как раз подходит по возрасту.

На экране снова кадры из художественного фильма. Изба темная, девушки на лавках. Посередине табурет, и на нем дядечка безногий, на гармошке играет. Понятно — женское одиночество военных лет. У ребят, видно, игра не клеится. Все время на телевизор оборачиваются.

— Во, Гриня, тебя бы в такую избушку!

— Ничего телки! Главное — уговаривать не надо было бы!

Две девушки танцуют друг с другом. Вроде вальса. А другая вдруг вскакивает и выбегает.

— Чего это она? Блевать, что ли, побежала?

Дураки! Она заплакала…

— А в этот момент в русские окопы немцы по репродукторам передавали голоса вот этих бабенок: «Ва-аня! Весна! Бросай ружье, иди домой! Любить хот-ся!»

— Могу себе представить русского Ваню дрочащим под такие приглашения!

Пошляки и циники! Все обосрут, ничего не пожалеют!

Хотя в глубине души гордятся, что эти «дрочащие вани» войну выиграли. Игра закончена. Дурдом достает из кармана пачку, сложенную вдвое. Сколько денег!

— Наташа, принеси мне стаканчик мой!

Скандинав просит меня, из кухни. Дурдом ехидно посмеивается.

— Понеси, понеси ему — он тебя выебет.

Володька машет рукой, говорит, чтобы не обращала внимания. Манера, мол, у Гриши такая. Пиздострадатель хуев этот Гриня! Кому хочется с ним связываться, если у него такие манеры! Чтоб ты еще двадцать лет носился по Невскому со своим несчастным хуем!

Иду на кухню. Скандинав углубился в изучение холодильника. Достает банку икры, ищет открывашку.

— Любишь икру, Наташа? Сейчас мы ее приговорим, а то Дурдом совсем зажрался — крабы, икра, сервелат… И по рюмке водки.

Какая красивая икра! Как жемчуг черный. Открывание водки — отвинчивание пробки — доходит до Дурдома. Он прибегает.

— Ну, блядь, я так и знал! Это ж не мое! Мишка, пиздец твоей икре и водке!

Мишка-Анджела Дэвис входит, печально стоит в проходе.

— Славик, я всегда знал, что ты наглый, как танк. Мать меня доконала с этой икрой.

Славик-скандинав режет хлеб. Очень тонко. Ноль эмоций.

— На хуя вам икра в Израиле?! Лучше выпьем и закусим сейчас. А там неизвестно — может, тебе и пожрать негде будет! Ловите миг удачи.

Володька тоже уже на кухне. У него довольная рожа — выиграл, наверное, не только отыгрался.

— Мишань, вы ж разрешения еще не получили. Чемоданы уже, что ли, пакуете?…

Миша не злой, а даже смущенный. Сует палец в огромную банку икры, облизывает его.

— Бляди вы непонимающие! Я этой икры в своей жизни столько съел!.. Но что я буду спорить с мамашей. Захотелось ей икрой заранее запастись, ну и пожалуйста. Только чтобы не трогала меня.

Зачем ему икра в Израиле? Не верю, что это самое ценное, что есть у него с «мамашей». Скандинав дает мне бутерброд. Мне как-то неловко есть икру Анджелы Дэвис. Может, им там не то что негде, а нечего будет есть!

— Ну, давай, капитан, по рюмашке — и пойдем.

Володька подмигивает мне, протягивает рюмку водки.

— Что за блядство!.. Пойдем…

Дурдом запихивает в рот кусочек хлеба, на который набухал тонну икры.

— Привел чувиху без разрешения, выиграл и «пойдем»! Может, она и не хочет.

Он сильно чокается своей рюмкой о мою, проливая мне водку на руку. Тут же хватает ее и целует. Облизывает. С набитым икрой ртом. Мерзкий!

— Нет-нет, мне пора!

Я вскакиваю, но меня заставляют выпить оставшуюся водку и съесть бутерброд. Я охуела от них всех. Домой хочу.

— В следующий раз приходи одна, Наташенька. Не люблю соперников.

Мы вприпрыжку спускаемся с Володькой, который мне тоже надоел, по лестнице.

— Ничего, капитан, еще не поздно. Ругать не будут.

— И тебя жена ругать не будет.

Я говорю это саркастично, но он не понимает — подсчитывает, наверно, в каком он плюсе. Садимся в такси. Лучше бы он денег дал, и я уехала бы одна. Но он собирается «проводить» меня домой. Джентльмен, бля! — как говорит Дурдом.

— А что, этот парень Миша действительно уезжает?

— Да. У него тетка в Штатах.

Насколько мне известно, никаких таких Мишань с банками икры и с мамашами в Америку не пускают. Он же в Израиль едет, при чем же тут Штаты?

Такси останавливается на углу моего переулка и канала Грибоедова — в самом переулке остановка запрещена. «Пока, капитан». — «Пока, Володя». Никаких уговоров о следующей встрече. Может, мы еще полгода не увидимся.

24

Два длинных звонка, три коротких — Александр. Нашей семье в квартиру пять звонков, но мы с Сашкой договорились об особенных. Лично мне. Один звонок — общий. Два — соседям, которые переехали. Их две комнаты еще не заняты — запертые белые двери. Бабушка должна быть счастлива — как она всегда возмущалась шарканьем тапок главы этого семейства! А их сыну уже девятнадцать. Он мне никогда не нравился. Очкарик тощий. Дураки очкарики — знаешь, что в твоей внешности недостаток, так сделай так, чтобы его заметно не было! Займись спортом, накачай мышцы, выработай суровое выражение лица. А они наоборот — голову в хилые свои плечи, ссутулятся и — бочком по стеночке. И нос еще морщат, очки поддерживая.

Три звонка недавно появившемуся семейству. Ребеночек у них. Орущий и ссущий вонючей мочой. Четыре — Буденштейнам. Тете Ире и ее мужу. Они пенсионеры. Целыми днями нанизывают на метровые проволочки бусинки, а потом сдают их на фабрику детской игрушки. Из них там счеты делают. На них дурочкам в возрасте семи-восьми лет прививают любовь к счетоводству, и они мечтают стать кассиршами. Буденштейны многодетные. Их дети приходят со своими уже детьми, и они допоздна застольничают. Хором поют еврейские песни. И тетя Ира нас всегда угощает фаршированной рыбой.

Вернувшись после встречи с Володькой, долго мылась.

Ванну я не принимаю уже лет пять. За исключением возвращения с юга. И тогда я мыла и терла ее щелоками, «лотосами» и «мечтами». Все равно она осталась с желтыми пятнами. Я думаю — столько лет по ней ерзают жопами разного калибра! Пришлось удовлетвориться колким душем.

Я открываю дверь Александру, мы влетаем в «мою» комнату и врастаем друг в друга. Странное чувство неловкости после разлуки — не знаешь, как себя вести. Неуверенность. Или уверенность, но одноногая, как цапля.

Сашка достает из пакетика корягу. Отшлифованную. Лаком покрашенную. С глазками! Это змея!!!

— Страшно? Ха-ха! Сам сделал. Ну-ка, повесим ее.

Он даже гвоздики маленькие принес. Странный подарок любимой девушке! Я — змея. Намек, что ли? Сашка прикрепляет змею над пианино. Она не плашмя на стене, а выступает на полметра. Извивается. Александр очень доволен собой. Хватает меня, мнет, как плюшевую игрушку.

— Что, ослик, отбрыкиваешься, да?

Я высвобождаюсь из его объятий, чувствую себя неловко.

— Мама дома. Она с тобой поговорить хотела. Со мной уже поговорили. Устроили родительское собрание… А ты хорошо выглядишь. Отдохнувший, как после курорта. Цветешь и пахнешь.

— Подъебочки твои, Наташка, неуместны. Если у меня рожа посвежела, так это от ветра…

Он стоит у туалетного столика, перед зеркалом. Как всегда, чуть сгибает колени, как бы приседая. Это по привычке — дома у него зеркало низко висит, голова в него не умещается.

— …и от солнца лесного. В городе еще тепло, а там… Особенно если спишь прямо на земле, холодно. Как в школе?

— Как и должно быть в школе — муштра и запудривание мозгов. Кофе хочешь? Я сделаю.

Иду на кухню. Мне не нравится, что он такой веселый. Побритый. В новых ботинках. У меня злость и раздражение из-за того, что он такой вот… беспечный? Я возвращаюсь в комнату и слышу материн голос еще из коридора: «Вы понимаете всю серьезность?». Александр стоит у дивана, она у кресла.

— Наташа, ты хоть не пей кофе! Три чашки уже выдула. Постоянное отравление организма — то никотином, то алкоголем, то кофеином. Вы много курите, Саша? Сколько же сигарет она при вас выкуривает?

Почему бы тебе не спросить, мамочка, сколько раз она кончает с вами?

— Вы знаете, Маргарита Васильевна, я почти бросил. Последние дни ни одной сигаретки. На природе как-то даже стыдно курить.

Мать усаживается в кресло. Тогда и Сашка садится.

— Боже мой! что это за страсти?! Откуда это, Наташа?

Это она о змее. Ее голова так забита мыслью о моей гибели, что она ничего вокруг не замечает.

— Да вот нашел корягу в лесу. Показалась формы забавной. Ну и сделал… нечто…

— Вы прямо на все руки мастер! И реставрируете, и готовить умеете, как Наташа говорила, и вот какие… изготовляете. Прямо не верится, что вы способны на что-то плохое.

Мне хочется уйти. Пусть он сам, один, повыкручивается, пооправдывается. Хоть раз.

— Но, к сожалению, я хотела поговорить не о ваших положительных качества, а о зле, которое вы причиняете Наташе.

Бррр!

— Я вас оставлю. Извините.

Сашка смотрит на меня зло. Ничего, я посмотрю на тебя, дорогой, после нескольких часов «пиления».

Хорошо, что бабка на даче у тети Вали. Можно в ее комнате сидеть. Вчера достала материну «шкатулочку воспоминаний». В юности все что-то выписывают. У матери целая тетрадь высказываний разных писателей о женщинах. Я так вчитывалась, будто оправдания себе искала. Запомнилось, что если женщине брак в тягость, то физическая измена может вернуть ей интерес и уважение к себе самой. Если в женщине сочетаются положительные качества с низменными, то она так же редка, мол, и ценится, как великий полководец. Это Бальзак сказал. И еще кого-то мысль о том, что мужики превозносят баб только в пиздеже, а на деле презирают. Это как раз, может, от своей слабости перед пиздой. Никуда деться без нее не могут. Из-за этой зависимости всячески ее унижают.

Стою в коридоре и подслушиваю. Напоминает совсем-совсем детство. «…И вы ее еще глубже на дно тянете». Мать думает, что я ангел? Может быть, с рожками и хвостом. «Да и о чем вам с ней разговаривать? Она девчонка с несформировавшимся не то что взглядом, а без зрения. Вы же сами говорили, что она очень впечатлительна. Но через вас она видит вещи, которые ей и видеть-то не надо. Она не своими глазами на мир смотрит. Вашими. Из-за этого у нее неправильное отношение к миру. И ужасно то, что вы не думаете о последствиях вашей интимной близости».

Мне кажется, что я серьезно отношусь к сексу. Но не с той серьезностью, о которой говорит мать. Я каким-то седьмым или восьмым чувством знаю, что не забеременею.

«…Как раз правильное представление. Она себе лгать не умеет. И бессознательно, может быть, знает — кто ей друг, а кто — враг. И вы, Маргарита Васильевна, занижаете ее взрослость. Она, представьте, и мне номера откалывает. Но это нормально для ее темперамента. Если, конечно, за этим не следует предательство…»

Александр про свое. «Предательство!» Я его только и выгораживаю перед всеми, защищаю. А ведь это он, Александр, — Защитник. В коридор выплывает соседка, и я должна войти в комнату.

— Ну, как собрание?

Что ты смотришь на меня так, Сашка, не хамлю я вовсе! Невозможно каждый раз серьезно выслушивать все эти наставления. Умереть тогда надо будет. Но, конечно, для Александра это не так часто…

— Ты все хиханьки да хаханьки, Наташа! Но мы договорились обо всем. Ты теперь ночуешь дома — да, Саша? Школу не пропускаешь, по ресторанам не гуляешь. Я правильно говорю, Саша?

Мать смотрит на Александра. Он молчит, губы покусывает. Ни о чем они не договаривались, я ведь слышала.

— Я просила директрису школы сообщать мне о твоей посещаемости. Так что ты меня, моя дочь, не обманешь. Каждый твой прогул будет известен мне и детской комнате милиции. Другого выхода я не вижу.

Она встает, выходит. Сашка, как ванька-встанька, тоже встает.

Я достаю из школьной сумки сигареты. Закуриваю. Александр спятил после разговора с матерью — выхватывает у меня сигарету и швыряет в раскрытую форточку.

— До тебя плохо доходит? Хоть дома не кури! Всё теперь на меня летит. Каждая твоя сигарета, каждое твое отсутствие. Всё на моей шкуре теперь!

— А вы нахал, Александр Иваныч. Убирайся вон!

У меня такое чувство, что сейчас, после разговора с матерью, он с удовольствием бы свалил. Как после юга.

— Я слышала, что ты говорил. «Предательства!» Это у тебя после каждого затруднения предательства. Как что не так, ты убегаешь, уходишь, уезжаешь. И я остаюсь одна за все ответственная и виновная!

Может, я лгу сейчас? Я выспалась с Володькой. Изменила. Предала? Никто не знает об этом. Это только на моей совести. Я из-за этого не не пришладомой ночевать…

— Я для тебя все бросаю. В музучилище не стала поступать, на юг удрала. Сижу, краснея и бледнея, и еще наговариваю на себя, чтобы подозрения от тебя отвести.

— Я тебя не заставлял. И ты сама всегда хотела удрать и не прийти. Я думал, ты меня любишь. И что ты из себя невинное создание строишь?

— Да, я тебя люблю. Из-за этого я на все и готова. А ты только пьяный мне что-то предлагаешь. Конечно, я получаю удовольствие, но в равной степени и ты. Расплачиваюсь за все я одна. Ты делаешь, как тебе удобно. На меня тебе положить. Надо уехать — уехал. Захотел расстаться — запросто. Решил вернуться — пришел как ни в чем не бывало. И я должна быть ко всему готова. «Дела, дела» — вроде свадьбу сыграли. Комедия!

Мне стыдно. Зачем я все это сказала?… Он как козел отпущения для моей матери. Она всегда боролась со мной. Вину только не на кого было спихнуть. Теперь есть. Как моя любовь подыграла!..

— Я не хочу уходить от тебя.

Боже, чего стоит его самолюбию, гордости сказать это! А мне больше и не надо. Такая малость.

Я подхожу, обнимаю его. Зачем нам ругаться? Они все против нас. Мы друг за друга должны держаться, поддерживать друг друга.

— Наташа, я забыла тебе сказать… Я была очень зла… В общем, сходи в четыре часа в милицию. Туда же, где и летом. Вот с Сашей вдвоем и сходите…

Мать даже в комнату не вошла. Протянула мне листочек. О, я знаю эти бумажки! У меня в желудке закололо от вида этого пожелтевшего листка. Повесточка. Явитесь на свидание, мы с вами за жизнь поговорим.

25

Первый снег в этом году не белый. Заморозков не было, а он пошел. И сразу таять стал. А дворники тут же песок с солью сыплют. Чтобы он еще быстрее таял. От этой смеси на обуви подтеки белые. Как на школьном платье под мышками… Слякоть…

Я как мушкетер. Купила у петэушной Ольгиной подружки сапоги. Лаковые, выше колена. У матери хранилось сиреневое пальто, еще с пятидесятых годов. Бабушка его в черный цвет покрасила и перешила — в точности, как я хотела. Черный колокольчик. Ходила, ходила я в нем — Сашка ничего не говорил. А потом вдруг: «Ты у меня модная». Его мать из «Интуриста» журналы мод принесла — «Вог», «Базар», — он в них увидел такие пальто.

Александр решил «взяться за ум» и во всем слушаться Маргариту Васильевну. Визит в милицию длился недолго. Только на слово мне не поверили.

Заставили подписать обязательство о посещении школы и о нахождении дома после одиннадцати.

— Вот. Поговорим о твоем самообразовании… гм…

Он сидел за своим письменным столом, который всегда в идеальном порядке. Я лежала на диване. Болтала ногами в воздухе над попой. Учебник истории под подбородком. Тут же захотелось рассмеяться, но удержалась. Интересно было послушать, как он поведет со мной воспитательную беседу.

— Расскажи, что тебя интересует лично. Не то, что в школе вам рассказывают.

Я вытянула губы трубочкой и причмокнула, глядя на него.

— Я с тобой серьезно разговариваю. Не дурачься. Что ты читаешь, к примеру…

— Помнишь, я тебе летом читала «Идиота»? Принято восхищаться другими романами Достоевского. В хрестоматиях всегда говорят о «Преступлении и наказании», о «Карамазовых», но мне Настенька очень нравится. Ну, и Мышкин. Все прощающий, понимающий, не попрекающий. Плохо — он пришел. Хорошо — отошел в сторону, подождал, пока завихрение пройдет…

О том, что мне нравится Павел Корчагин, я не сказала. Постеснялась. А может, мне и не Корчагин нравится, а актер, игравший его в фильме.

— Ты забыла, что в «Идиоте» и Рогожин был. Так вот он Настасью за все ее завихрения и порешил потом. Бритовкой. Бжжик по горлышку!

Мы не успевали отдышаться после любви, как приходили Людка с Захарчиком.

— Наташка, что ты делаешь в этом городе, засранном ебаными голубями мира?

Александру не нравились такие разговоры Людки. «Плохое влияние!» — словами мамы моей стал говорить!

— Ты должна выйти замуж за фирмача и валить отсюда, пока молодая и красивая. И пока какой-нибудь хуй не пришил тебя из ревности.

— Ей только за фирмача! С ней соотечественник не сможет ужиться. Она убежит куда-нибудь ночью, и что же — иностранец пойдет ее искать? Ну, пойдет, может, один раз, ради экзотики, подумав: «О, эти русские женщины! О, эта таинственная русская душа!» — и прочая хуйня! Ну а после пары раз скажет: «Гудбай, бэби!» Как говорится — кого ебет чужое горе!..

Александр, конечно, считал, что он единственный, кто может со мной возиться.

— Да, «итс нот май проблем» — любимое выражение штатников. Но у нее-то какие проблемы, я не говорю уже о горе!..

Разговоры эти при мне происходили, но они будто не обращали внимания на меня. Будто меня нет. И Александр вроде жаловался, но в то же время гордился моими «выступлениями» — слезами, криками, убеганиями и возвращениями.

— Горя у этой артистки на нас всех хватит. Жаль, что студию закрыли, она бы там половину энергии расходовала, вместо того чтобы в жизни трагедии разыгрывать.

Студию действительно прикрыли. За то, что Станиславская из детского драматического кружка устроила молодежный театр. Негодяи! Рады должны были бы быть, что молодежь не в парадняках пьянствует, а в театре, с прекрасным… Матери удавалось доставать билеты в театры, так что раз в неделю мы с Александром обязательно ходили на спектакли.

Моим обожаемым театром стал Малый драматический на улице Рубинштейна, рядом с Невским. Весь в лесах — дом ремонтировали. И, наверное, он похож на московский театр на Таганке. Маленький, человек на двести. В сцене секса спектакля «Вкус меда» герои болтались на канатах, подвешенные к потолку. Мне это школу напомнило — урок физкультуры. Мы тоже по канату должны были лазать. Я как-то почувствовала приятное жжение в пипиське, когда спускалась вниз. Сказала Ольге. Она так же спустилась и то же самое почувствовала. А училка по физкультуре не разрешала нам сползать. На руках надо было спускаться. Она, наверное, знала, что мы чувствуем. Сама, может, не один оргазм получила таким образом в свободное от классов время…

Александр так всегда радовался нашим походам театральным! Наряжался. В БДТ был прекрасный буфет. Мы пили шампанское, а потом шли в зал. Свет медленно гас, и на сцене оставался один Юрский в роли Генриха Четвертого. В тусклом луче «пистолета».

Из Пушкинского театра можно выйти на мою любимую улицу Росси. И никого там нет никогда. А акустика какая!.. Эхо. Может, так специально архитектором задумано было? Ужасный Сашка — «домой, домой тебе надо!» А сам к стене меня прижимал, целовал, руку под пальто просовывал.

«Домой!» — отскочил, как от привидения. И я ушла. Он даже не окликнул меня. Может, он пошел к тому, у кого мамы нет, кому дома быть не обязательно…

Мама всегда будет возмущаться моими ночными отсутствиями: «Это тебе не комната ожидания! Либо живи в семье, как подобает дочери, либо… я умываю руки. Устраивай жизнь с Сашей!» Как же, устроишь с ним! Он сам с мамой! На кровати не поебись, в комнате не кури, «ах, пятно на покрывале!» — еле успели отстирать и загладить до прихода его матери. А еще говорил, что я, мол, сам себе хозяин.

Бабы сильнее. Вот Людка сама по себе. И у нее наконец-то появился жених. Француз. Она его Ваня называет. Жан-Иван. Он, даже когда совсем холодно стало, ходил в пиджаке. И Сашка тоже. Но с ноября Александр стал носить плащ. Цвета мебели. И шарф на шее. Укладывает его на груди аккуратно. Так шарфы военные носят — крест-накрест видны они у них из воротов шинелей.

Мама сводила меня к портнихе, и теперь у меня есть новое зимнее пальто. Пальтище! Завал — со спины мне в нем можно дать от двадцати до пятидесяти. С лисьим воротником-шалькой. Ольга фыркнула на пальто. Пизда! Конечно, у нее появился парень, который привез ей целый чемодан фирменных тряпок. Он алжирец. Мустафа, я Му-у-ста-а-фа! Учится в мединституте. А Людка мне анекдот французский рассказала: американец выкидывает доллары из окна самолета — у нас их много, араб — бензин выливает, а француз — алжирца в окошечко: у нас их в Париже больше чем достаточно. Это ей Жан-Иван рассказал. Алжирцы, наверное, как приезжие в Ленинграде — акающие, окающие, хэкающие. Но они хоть русские, а алжирцы — вообще не пришей пизде рукав!

Проклятая школа! Сколько времени ты поедаешь! Уж лучше в оперу пойти, на утренник. Хотя утренник он и есть — детский. «Евгений Онегин». И Ленский обязательно опаздывает на «Куда…» В седьмом классе нас водили в оперу. Обосрали детки гения русской литературы, героиню его в унитаз спустили: «Куда, куда вы удалились? Пошли посрать и провалились». Так пели мальчишки после оперы… Такая скучища на уроках! Даже на литературе. «Что делать?» мурыжим уже три месяца. Стихи, естественно, только Некрасова. Да и знать никто ничего не хочет помимо программы. Все сорок пять минут идет опрос несчастного стихотворения про «слезы бедных матерей». Я заявила, что не выучила. Назло. Весь класс заржал. А учитель попросил зайти после уроков. Не поверил, что я не выучила. Ну, я ему и сказала, что мне скучно в двадцатый раз читать одно и то же стихотворение. Он попросил прочесть что-нибудь другое, если знаю. Я прочла — Бодлера и Пастернака. Он малость охуел и робко спросил, где же я эти стишки раздобыла. Я наврала что-то. Не говорить же, что «Цветы зла» мне дал Дурак — фарцовщик с Невского. А листочки со стихами Пастернака нашла в ателье у художника, рисующего антисоциальные картины. По мне — так они очень даже неплохие! Это, правда, уже было в двадцатые годы — стулья, прибитые к холстам, тряпки, газеты.

В ателье я попала с Александром. Чердачное помещение. Был там и Коля. Весь вечер исполнял акробатические упражнения со своей девушкой. Она была укурена в хлам. Показывала свои рисунки вне программы Мухинского училища. Лилии, доги, половые органы. Сашка смеялся, говорил, что я с раскрытым ртом смотрела. В Русском музее таких нет, и тем более, когда мы туда идем, Александр только на первом этаже ходит — там иконы. Единственный человек в той компании, представившийся по фамилии, был москвич. Ленинградцы — конспираторы. Пока я читала Пастернака, он рассказывал про москвичей. О евреях-отказниках, теперь называющихся диссидентами, которые чуть ли не морды друг другу бьют, деля содержимое посылок из Израиля. Посылки им посылает какая-то антисоветская организация для поддержки их духа, ну и кармана.

Они ни хуя не делают, а только продают содержимое посылок, сами ходят в джинсах и дубленках и устраивают маленькие демонстрации у ОВИРа. Чтобы их выпустили. На хуя им уезжать? Так ведь прекрасно устроились…

Хозяин мастерской подарил мне гипсовую маску. Я ее повесила над пианино, рядом со змеей. Лицо не страшное, но замученное какое-то. Наверно, маску сняли с лица диссидента, к его сожалению получившего разрешение на выезд.

26

Мы теперь с Александром, как все — встречаемся у метро. Я иду к нему навстречу, и он смеется. Целует и называет Одуванчиком. Это из-за шапочки. Она кругленькая, белая. Пушистая, из искусственного меха. Недолго мама отдыхала. Мы таки нашли себе пристанище. Не у Мамонтова — к нему в квартиру жена вселилась. Не вернулась, а вселилась. Нам везет, вечно нас кто-то спасает. Жаль, что сам Сашка нас не спасает. Даже Мустафа, не советский человек, и тот снимает квартиру помимо общежития, где он прописан. Конечно, платит он за нее не по государственным расценкам — семь рублей в месяц, а восемьдесят рублей. У Сашки нет денег? Он не знает, где ищут эти квартиры? Есть. Знает. Все на том же канале Грибоедова, у Львиного мостика. Все время там толкутся люди, желающие обменяться жилплощадью, приезжающие… Не идет туда Сашка!

А другие идут. Эти другие — наши тезки, маленькие Саша и Наташа. Они снимают комнатку. Пусть в коммунальной квартире, но свою, комнату. Я опаздывала на свидание к Александру на час. Прибежала, а он меня ждал. В компании маленькой Наташи. В зимней одежде она, правда, выглядела круглее. Посмеялись, повспоминали, и она пригласила нас в институт на выступления рок-групп.

Мест в зале не было. На стульях сидели по двое, подоконники были оккупированы, в проходах на полу лежали. Иногда на лежащих наступали, но их крики тонули в воплях, громе, тарараме беснующихся на сцене студентов. Я прыгала и визжала на коленях у Сашки, пила из горлышка какую-то гадость, протягиваемую мне неизвестно кем из темноты. Милиция злилась из-за своей беспомощности… Что только не исполняли! От туземных какофоний до моих любимых «Дорз». Публике было не важно, как играли, лишь бы погромче, подикаристей. И побольше чужеземных словечек — «кам он, бэйби! ол райт, ду ит!» Когда очередная группа исполняла «Кам тугезер», в зале какой-то половой гигант завопил «лете фак тугезер!» И удивительное дело, зал отреагировал с пониманием, с одобрением, приветствуя его предложение.

Конечно, после таких лозунгов мы отправились к маленьким. Скромный ужин с бутылкой коньяка затянулся до трех ночи. Маленький Саша соорудил нам будуар — достал запасной матрас, поставил ширму. В школу я проспала, естественно. Но побежала на улицу позвонить матери. И правильно сделала. В десять ей уже звонила директриса.

Мы нагло пользовались гостеприимством наших тезок по нескольку раз в неделю. Как голодные, набрасывались с Сашкой друг на друга, забыв, что от хозяев нас разделяет только ширмочка. Если б мы жили вместе! Нам не надо бы было ловить судорожными руками эти часы, не надо было бы не спать до пяти утра, чтобы наутро не оторвать головы от подушки. Наша жизнь была бы нашей, общей.

Александр наконец попросил свою мать, и та переехала к сестре. Три дня мы жили вдвоем, у него. Было тихо. Как в ЦПКиО, где все аттракционы закрыты, покрыты снегом. Кладбище детства… Приходила Людка с переделанным во второй раз носярой, который никак не становился носиком. Захарчик… Он живет рядом с ТЮЗом.

На пятидесятилетие Театра юных зрителей наша студия выступала там. В настоящем театре. Я была солисткой. Потом наше выступление транслировали по радио. И все знакомые, друзья звонили мне после передачи, поздравляли.

Когда это было? И было ли? И я была другой — живущей только студией, репетициями. Теперь я живу только нашими отношениями с Александром. Неужели нельзя совместить, неужели или — или? В школе наконец закончили «Что делать?», но меня этот вопрос не оставляет. И еще один, такой же вечный: «Кто виноват?»

Пришла моя мать. Мы стояли с Александром на лестничной площадке, и он чистил мое пальто. К пальто пристали ворсинки от пухового платка. Он поворачивал меня из стороны в сторону и чистил пальто жесткой щеткой. Как лошадку. Лифт открылся. Мать вышла, и мы все как-то устало поздоровались. Сашка оставил нас на кухне, а сам побежал в магазин. Мама, наверное, ожидала увидеть бардак — пустые бутылки, окурки, немытую посуду. Ничего этого не было. На мне были огромные Сашкины тапки, и я жарила картошку.

— Что же, это то, о чем ты мечтала? Это умение тебя актрисой не сделает. Ты ведь о сцене мечтала…

Да и сейчас мечтаю. Студию закрыли… Ах, это все оправдания. Не взяли, закрыли. Почему я все бросила? Александр ничего не изменил в своей жизни. Занимается тем же, чем и до меня. И только еще лучше — любимая пизда всегда под рукой.

— Я прошу тебя вернуться домой. У меня больше нет сил и слов. Пеняй на себя, Наташа, я тебя предупреждала довольно долго…

Картошка подгорала. Я смотрела на слезинки, капающие в сковородку. Я не из-за материных слов плакала, а из жалости к себе самой. И даже из-за разочарования в себе самой. Эх, Наташка! что же такое получается!

Мать ушла, и мы легли с Александром под одеяло незастилающегося уже три дня дивана. Рассматривали наши фотографии с юга. Пили портвейн. Зимой так неуютно любить. Тело всегда в мурашках, никогда нельзя провести по нему рукой, чтобы как по шелковисто-гладкому, как летом.

— Какая я грустная на этой фотке! Будто в предчувствии, что ты меня бросишь.

Он кладет мне руку на губы. Не хочет об этом. Это уже позади… Боже мой, у нас уже есть прошлое! Я иду к столу за сигаретами. За окном идет снег. Так медленно. Внизу под фонарем и в свете его летят огромные снежинки.

— Как на улицу хочется! Выйдем? На горке в скверике покатаемся, не замерзнем!

Я уже надеваю колготки, сапоги. Пальто — прямо на голую грудь. Александр не спорит, тоже одевается.

Пусто на улицах зимними вечерами. Девять — разве поздно? А город будто вымер. Автобус пронесся мимо остановки, не взяв с собой одинокого дядечку с портфелем. Дядька поднял воротник… Сквер рядом с Сашкиным домом сейчас — как чистейший лист бумаги. И только деревянная горка посередине.

— Саша, иди след в след за мной. Чтобы снег не портить.

Чем шире шаги, тем их меньше. Тем меньше мы снег истопчем. А он все падает, падает. Большой.

— Ты должен ко мне сзади прицепляться. И держать крепко. И пытаться за грудь потрогать… Так мальчишки в Юсуповском делали…

И мы катимся с горки вместе, и я чувствую холодные пальцы, просунутые под пальто. Когда мы уже на ледяной дорожке, я вырываюсь и бегу обратно на горку. И опять мы катимся вниз. И опять холодные пальцы.

Он нагоняет меня у самой горки, и мы вместе падаем на снег. Как же тихо! И снежинки огромные падают с неба. Как звезды. Огромные, медленные, мягкие звезды — мне на лицо. Его губы у моего уха. Какое горячее дыхание! Снег, наверное, тает. Я поворачиваюсь лицом к Александру. Пальто расстегнуто, и я чувствую грудью шершавый свитер. Поднимаю его — голое тело. Мы придвигаемся ближе друг к другу. Плотнее прижимаемся. И каждое наше движение, как на волне, приходящей откуда-то снизу, с кончиков пальцев ног. Из снега. А он ведь из звезд. С неба…

Когда металлическая калитка скверика звякает за нами, я оборачиваюсь. Сквер уже не чистейший лист бумаги. Он весь в наших следах. Исписан нами.

27

Я сонная. Александр выходит в коридор, надев трусики. Я слышу его вопрос: «Кто?» — произнесенный хоть и сонным, но грозным голосом. И я слышу, хоть и глухой голос с лестничной площадки, но еще более грозный: «Открывайте! Милиция!» И они уже не звонят, а стучат в двери.

Я бы сразу открыла. Но Александр требует у них документы, говорит, чтобы просунули под двери. У них повестка из местного отделения милиции. Ордера на обыск или арест у них нет. Оказывается, он имеет право их не пустить.

Он входит в комнату на цыпочках, указательный палец у рта. Одевается.

— Саша, что же теперь будет? Что это значит?

Он подсаживается ко мне на диван. Кладет руку мне на грудь, которая вздымается часто и высоко от обезумевшего моего дыхания.

— Сейчас узнаю… Я тебя запру. Если они и войдут в квартиру после моего ухода, то комнату, двери, все же не решатся взламывать. Сиди тихо. Не откликайся, что бы они ни говорили. Бляди, еби их…

Шепотом, сквозь зубы, ругательство в сто раз сильнее, чем если бы он прокричал его. Он выходит и запирает меня на ключ. Слышу, как он надевает плащ и выходит из квартиры, предварительно потребовав, чтоб они отошли от дверей. И все. Ничего больше не слышу.

Утром пришли. Когда человек сонный, он плохо соображает. Прислушиваюсь. А вдруг они оставили кого-нибудь у дверей квартиры? Думают, сейчас я выйду, они меня и сцапают. Документики! Их нет. Ага, Александр Иваныч, с несовершеннолетней девочкой сожительствуете! Ну-ка, получите свои семь лет, или сколько там…

Неужели мои проклятые родственники думают, что если не буду я с Александром, то стану вновь девственницей? Ебаться не захочу?… Захочу ведь! Только будет еще хуже, так я ведь только с Александром. Неужели для них ничего не значит, что я люблю его?! Как смеют они лезть своими рылами, указывать, порядки свои устанавливать в нашей любви!.. На улице еще темно, но свет я включать не буду. Собираю постельное белье с дивана, складываю его. Одеваюсь.

Я ничем даже помочь не могу ему. Могу. Не встречаться с ним больше. Уйти, любя, будучи любимой? Да кто же это сделает?… Сколько икон вокруг! Глядят своими печальными глазами. Никола Чудотворец вот пальчик приподнял. Будто предупреждает. В Никольской церкви я целовала его образ. Александр, когда уезжал, сказал, чтобы я сходила в церковь, помолилась бы покровителю путешествующих. Николушка… я не знаю, как молиться. Встаю на коленки, руки лодочкой под подбородком. Сделай так, Николушка, чтобы это путешествие окончилось хорошо для него…

Александр возвращается в час дня. Сидит на кровати матери и пьет водку. Он вернулся, и я даже забыла, что писать хотела.

— О тебе ни слова. Только о работе, о тунеядстве.

Проклятая мать! Какое ее дело? Как может она лезть в его жизнь? Сашка, как летом, снимает иконы со стен. Заворачивает их в газеты, простыни. Складывает в чемоданы. Три чемодана «досок».

— Неужели ты думаешь, что они не знают о Мамонтове? Да они тебя небось поджидают перед его домом!

Иконы он собирается отвезти к Витьке, а сам он собирается валить. Уезжать!

— Так, молчи. Хватит мне их пиздежа!

Какой он злой! И это все из-за меня.

— Ты только о себе и думаешь. Только о том, что твоя пизда останется без хуя. Но я не переживаю, ты способная. Устроишься!

Мне так обидно. Я молилась за него, а он… Слезы не слушаются, бегут по щекам.

— Натуля, ну не плачь. Извини!.. У меня два месяца. После я должен принести справку с места работы. Я сейчас должен закончить кое-что. Потом, через два месяца — на какую, к черту, работу я устроюсь?! — у меня не будет возможности. Все, пиздец будет!

— А как же я? Как же Новый год?

Мы сидим на диване. Перед нами три чемодана. О, если бы в них были наши вещи… если бы такси было вызвано, чтобы везти нас в аэропорт, где бы ждал нас крылатый спаситель… Никогда этого не будет.

— На Новый год я вернусь. Обещаю. Ты думаешь, мне хочется уезжать?

Да, я думаю, ему хочется. Сейчас — может, нет. Потому что это не по собственному желанию. Но вообще же хочется! В глушь, в снег, в деревеньку. Отыскать покосившуюся избушку, в ней старуху полуживую и в углу, под низеньким потолком… образ в серебряном окладе. Может, и прикокнуть старушку! Чтобы охота в полном смысле слова.

Мы выходим во двор, где уже ждет такси. Александр просит помочь вынести чемоданы. Если бы шофер знал, что в них!..

— Дай мне денег. Я тоже на такси поеду. Не могу сейчас входить в метро и видеть рожи трудящихся честно…

Он дает мне денег, целует, говорит, что позвонит, как вернется. Ах, я устала. Я, как выжатая губка. Все время я остаюсь одна.

И всем я должна. Голова кругом идет. «Герл, юв гот ту лав ер мэн… Почему вас не было на уроке физики… когда прекратятся твои ночные гулянья… ты совсем со своим Сашей свихнулась… тебя видели в компании мужиков!., от тебя пахнет алкоголем… вы не приготовили доклад о Вере Павловне…»

Да пошли вы все!.. Только не я, а они меня послали. Послали вон! Из школы. Выгнали. «Это не заочный факультет, это детская школа». Бесполезно было спорить с директрисой. Приводить в пример плохих учеников. «Да, несмотря на ваши частые отсутствия, успеваемость ваша вполне прилична. Но поведение двоечников все же так не выделяется, как ваше, не идет вразрез со школьным…»

И куда же я теперь? Ха-ха! У матери все продумано. В вечернюю школу меня! Но ведь чтобы там учиться, надо работать. Вот и будешь работать в научно-исследовательском институте. В чертежном отделе, ученицей. Кто же меня возьмет туда? А на то у тебя и дядя, теткин муж, директор института!

Чтоб вы провалились! Наташа — чертежник! Я презирала Ольгу за петэу, теперь я не лучше!

С вашими-то связями, тетя, не лучше ли было устроить меня в Дом моделей, например. Кретину понятно, что я больше на роль манекенщицы подхожу. Нет, что вы! Дом моделей — это разврат, а у нас его и так больше чем достаточно.

Странные вы, однако, люди — родители! Я их всех родителями называю. Только ведь орали на меня, собрание устроили, только ведь из школы меня выгнали!.. Я заикнулась о новогоднем платье и… бабка села и сшила. Мне это напоминает наши ссоры с Александром. Когда мы наконец миримся, он обязательно ведет меня в ресторан, мы пьем шампанское, он покупает цветы мне. А потом мы ложимся в постель, и он так старательно любит меня, думая только обо мне. Вот и это платье. Будто извинение за наказание!

Если бы я не залезла в чемодан, стоящий на шкафу, эта ткань так бы и пролежала в нем до скончания века. Или ее съела бы моль, как она сожрала уже два шикарных кружевных шарфа. Все берегут, берегут… В могилу с собой, что ли? Бабка с жалостью смотрела на содержимое чемодана: «А вам бы все транжирить, разбазаривать…»

Заставляя сидеть меня подле себя, бабушка сшила мне прекрасный костюм. Бирюзового цвета.

Мама была грустной. Первый Новый год порознь. Но когда-то это должно было случиться. Что ты присваиваешь меня? Что я, твое пальто или часы?… Часы мне подарил Александр. Он вернулся, как и обещал, к Новому году, и принес мне подарок 31 декабря. Я очень застеснялась, когда он вручил их мне. И даже в ванну убежала. Получилось по-хамски. Но он никогда мне ничего не дарил, поэтому мне стало стыдно. Мы невесело посмеялись над моей будущей работой и поехали праздновать. Как всегда перед Новым годом, на улицах пахло весной. Или августом. Потому что продавали свежие огурцы.

Единственный праздник, кроме дня рождения, которому не приписывают никаких политических хуевин. Хотя в двенадцать Брежнев прошепелявил что-то по телевизору — об улучшении качества продукции, о борьбе с империализмом, — но потом раздался бой кремлевских курантов на Красной площади, все забыли, что он говорил, брызнуло шампанское, зашипели бенгальские огни, елочки загорелись гирляндами в темных окнах домов, и все стали целоваться, обниматься и кричать «Ура!».

Я подарила Александру бутыль французского коньяка «Наполеон» — купила в дегустационном баре за двадцать пять рублей, — которую он поставил в коробке на шкаф в восемь утра, когда мы вернулись с Нового года.

28

Во всех учебных заведениях каникулы до тринадцатого января. Так что я не учусь, ну и не работаю пока. Но мать моя не даст мне жить. Она «решила довести это дело до конца». Как говорится в любимом ее стихотворении Евтушенко — «вот оно — возмездье — настает!»

Меня вызывают! Да на кой хрен я им нужна? Поважней у них дела есть. Очень им надо заниматься какой-то несовершеннолетней соплячкой! Но заявление гражданки Медведевой не может быть выкинуто в форточку. А тем более — девица общается с тунеядцем, фарцовщиком, иконы какие-то. Ну-ка, посмотрим, нет ли там крупной рыбы?…

Кабинет прокурора в том же здании, где и материна работа. Да на том же этаже! Направо — санэпидстанция, налево — прокурор. В обоих местах — чистки. Вот возьму и вместо прокурорского кабинета к санэпидемиологам зайду — «А дочь всеми уважаемой Маргариты Васильевны — блядь!» И язык покажу… Мать заклинает меня вести себя как подобает (кому?) и просит зайти после беседы. Шепотом говорит, боится, как бы меня кто-нибудь с ее работы не увидел.

Прокурор наверняка ожидал увидеть подзаборную блядь — с гнилыми зубами, выжженными волосами. Конечно, разве такие приличные девушки попадают в кабинет прокурора? Он встает, когда я вхожу. Какой он маленький… В очках без оправы — одни стекла. На столе пачка «Мальборо» — он ее быстренько прячет в ящик стола. У меня в кармане «Кент». Махнемся, прокурор? Какие все притворы и лжецы…

— Ну что же, давайте поговорим…

Почему бы ему не добавить «по душам»? Он перечисляет мне ночи, которые я провела вне дома за последние два месяца. Мать дневник, наверное, ведет. Ну я и отвечаю ему, как матери. Называю всевозможные русские имена; метро, говорю, закрыто было… Он, конечно, не моя мама, и мне самой стыдно плести такую ахинею.

— Хорошо. А как насчет вашего друга А. И. С.?…

Прокурор его настоящую фамилию знает. Но почему я должна ее знать?

— Я даже не знала, что есть такие дурацкие фамилии…

— Я вижу, что разговор у нас с вами не получится. Может, вы сами все письменно изложите?

— С удовольствием. Только что? Мать недовольна моим поведением, ей кажется, что я слишком быстро взрослею…

— Вот вы и напишите мне, где и как вы взрослеете. И с кем. У меня заявление вашей матери на А. И. С., а не на вас. Вот вы о нем и напишите, что знаете. Сядьте за тот вон столик, вот вам ручка и бумага…

Ну и прекрасно! Я снимаю пальто. Прокурор извиняется, что сам не предложил раздеться, и вешает пальто на вешалку.

— Не торопитесь. До обеденного перерыва у меня других дел нет.

В голову лезут песенки Высоцкого. «Но вот приходят двое — с конвоем, с конвоем…» Прокурор протирает очки батистовым платочком, который торчал у него треугольничком из кармашка пиджака. Пиджак на нем точно фирменный… «Мать моя давай рыдать, давай думать и гадать — куда, куда меня сошлют…» Ничего я врать не собираюсь! Напишу, что А. И. С… не первый мой мужчина… Их ведь не волнует, что я его люблю. Им нужны холодные факты. Ну, вот и пожалуйста!.. А чем он занимается, понятия не имею. Ну, уезжает человек за город, может, он член общества охраны природы? Вообще же поменьше о нем и побольше о всяких вовах, мишах, витях, петях… какие еще мужские имена-то есть? Прокурор курит, пишет в папке.

— Вы не возражаете, если я тоже закурю?

Обнаглела я. Но что он, не знает, что я курю?

Встаю и иду к своему пальто за сигаретами. Он думал, что я у него стрельну. Достает зажигалку «Ронсон» и уже хочет дать мне прикурить, но, одумавшись как бы, кладет ее на стол. Громко стукая. Будто обидевшись. Разозлившись. На себя самого, не на меня.

Сижу-дымлю, покусываю кончик ручки, поглядываю на прокурора и думаю — с кем, интересно, он ебется и как? На столе его звонит телефон. Как-то особенно тихо. Специально, наверное, звоночек так настроили. Прокурор называет кого-то Андреем Петровичем. А может, этот Петрович закадычный дружок прокурора — Андрюха! — с которым они на прошлой неделе вместе гуляли и одну бабу ебали… Тьфу ты, какая я дура! Пиши объяснение, показание. Донос! На своего Сашечку любимого. Он даже не знает, что я здесь.

Никогда не перестану злиться на своих родственничков. И презирать их не перестану. Они хотят предателя из меня сделать. Чтобы я человека, которому говорю — обожаю тебя так, что съесть хочу! — заложила…

— Так… Хорошо. Очень хорошо написано, почти без ошибок.

Прокурор читает мой отчет. Получилась одна страничка всего.

— Вот, скажу вам, что по написанному здесь вами, мы бы должны сослать вас на сто первый километр. Уверен, что вы в курсе этого места. Вас спасает возраст. Но существуют детские трудовые колонии. Вы об этом не подумали?

Обо всем я подумала… Хаа, а на сто первый км ссылают блядей, проституток, тунеядцев и еще каких-то мелких сошек.

— Чтобы отправить меня в трудколонию, нужно согласие моей мамы. Думаю, она уже не хочет меня туда отправлять. Тунеядцем же я не буду — меня устроили на работу… уже…

Конечно, прокурор недоволен. Сидит перед ним какая-то наглая пизда. На все у нее ответики готовы. Думаю, на мою мать он тоже зол. Что же вы, мамаша, нам голову морочите?! Это вашу дочь надо ссылать!

— Своим… сочинением вы, конечно, спасаете своего друга от некоторых наказаний. Да вот, взгляните.

Прокурор протягивает мне книжечку — «Уголовный Кодекс РСФСР». Открываю на страничке, где закладка. Статья 210. Вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность — т. е. пьянство, проституцию, азартные игры — наказывается лишением свободы сроком до пяти лет. Статья 119. Половые сношения с лицами, не достигшими половой зрелости, — сроком до трех лет. С извращениями — до шести… Каким образом они устанавливают половую зрелость, интересно? Линейкой пипиську измеряют? И что значит — «в извращенных формах»?

— Масса других статей имеется, под которые друг ваш подойдет. Да вот хотя бы незаконная охота — статья сто шестьдесят шесть — один год.

Ну и прочее. Почему же ваш друг не работает? До сих пор мучает травма головы? Да и остальные ваши и его друзья безработные. И Виктор Г…, и Захар В… У них тоже травмы?

Все знает. Виктор — это же Дурак. А В… — Захарчик. При неожиданном обыске люди первым делом стараются избавиться от записной книжки. Чуть ли не съедают ее, если выкинуть некуда. Я что же, тоже должна съесть свои книжки от матери? Во все она лезет! Борец за равенство!

— Вы знаете, я не считаю своими друзьями людей, которых видела несколько раз в жизни. Я и фамилий-то их не знаю. И кто это сказал, что при знакомстве надо трудовую книжку спрашивать?

Прокурор уже не слушает меня. Вкладывает мою бумажку в папку. Не очень толстая, но со всевозможными листочками, справками с печатями. На одном из них я узнаю материн почерк. Доносчица!

— Ну, мы закончим беседу на этом. Вы можете идти. Он встает, подает мне пальто. Мне неловко, тем более я смотрю на него сверху вниз.

— Привет Александру Иванычу. Наверняка я с ним вскоре увижусь. Да, и скажите, что он должен быть вам очень благодарен. Всего наилучшего.

Выхожу из кабинета и быстренько иду на лестницу. Никто меня не видел. Сейчас меня начнут доебывать материны сотрудницы. Работают всю жизнь на одном и том же месте, все друг о друге знают. Придешь на работу с темными кругами под глазами, а они тут же и заключат — неполадки дома.

Как только я вхожу, мать хватает пальто. Видела меня единственная врачиха. Но у нее сыночек только и ошивается у метро Маяковская, а там, как известно, одни наркомы. Так что ей нечего сказать. У матери план составлен. Теперь она ведет меня в женскую клинику. У нее даже номерок есть.

— Пусть проверят. Черт знает, что там с тобой! И на обследование в больницу положат. Не будешь по улицам шляться. Как раз до школы и побудешь там. Может, задумаешься над своей жизнью всерьез.

Недаром она на одном месте столько работает — все ее знают, все устроить могут.

Как же мерзко! Мать даже из кабинета врача не выходит, когда я взгромождаюсь на гинекологическое кресло. Отворачивается только и ногти свои покусывает. А врачиха, пизда старая, засунула в меня «зеркало» и комментирует: «Да, маточка увеличена. Видимо, перед менструацией, да?» Тут же, по просьбе мамаши, звонит в клинику, договаривается о моем прибытии туда. И на мать поглядывает подозрительно. Будто она только что в ее пизду глядела.

— Мама, зачем ты лазишь в мои записные книжки, тетрадки? Ты как собака-ищейка, сыщик! И тебе не стыдно? У тебя разве в юности секретов не было от матери?

Мы стоим на остановке трамвая.

— Я жалею, что слишком поздно стала это делать. Может, я смогла бы предупредить весь этот кошмар, заглянув в них раньше. И теперь нам не надо было бы краснеть перед людьми.

— Ты сама виновата в этом «кошмаре». Никто тебя о помощи не просил. Все страдают теперь из-за тебя!

Я смотрю на нее краем глаза — у нее в глазах слезы. Что она плачет? Сама все устроила. Мы, действительно, как две прокаженных с ней.

— Я пешком домой пойду. Не волнуйся, я домой, домой пойду!

Я смотрю, как она садится в трамвай. Не оглядываясь, ссутулившись, со слишком маленькой сумочкой для ее роста…

Я, наверное, всегда преувеличивала достоинства своей матери. Смотрела на нее все свое детство с открытым ртом. С годами реальность свое взяла — еще одна слабая женщина, посвятившая всю свою жизнь детям, сама из себя ничего не представляющая. Теперь она в панике — надежд, лет стольких потраченных, дети не оправдывают! Но какая же она дура! Думала, школа ей поможет?! С директрисой она поделилась, с милицией, с прокурором! Эта ее вера в коллектив меня коробит. У меня, слава Богу, прошло увлечение организацией людей в группы. Каких людей? Никому никакого дела нет до других! Каждый о своей жопе только беспокоится. Между двумя людьми отношения разваливаются из-за нежелания и страха брать на себя ответственность. А она на коллектив рассчитывает. Свою бы личную жизнь лучше устраивала. Где ее муж? — объелся груш. Вот именно — Валентин прекрасно живет на даче с грушевыми деревьями, а она одна.

29

На втором этаже дома, в котором я живу все свои пятнадцать лет, женская больница. Каждый день я ходила мимо этих окон в школу. Даже когда прогуливала, портфель надо было забросить в Зосино парадное под лестницу, а оно как раз напротив больницы. И возвращаясь из школы, я шла мимо этих окон.

К тому времени дня под окнами обязательно стоял мужик или сразу два, что делало это жутко комичным — оба они были заняты одним и тем же. Привязывали к веревочкам, спущенным бабами в цветастых халатах из окон, мешочки. Если сетки, то демонстрировали прохожим содержимое — апельсины, банки с соками, консервы. Потом баба тащила веревку вверх, и она обязательно цеплялась свертком за карниз. Тут всегда начиналась перебранка — он кричал ей, что она не так тянет, она орала ему, что не так привязан мешок. Когда передача наконец была у бабы, она скрывалась на некоторое время — видимо, проверяла содержимое. Если оставалась довольна, то бросала мужику записочку и махала рукой, если нет — ругала его из окна дураком и бездарью, желающим, чтобы она померла здесь с голоду… И зимой, и летом мужики стоят в этом переулочке с двухсторонним движением, троллейбусной линией, магазинами «Вино» и «Бакалея» и сберегательной кассой.

Служебный вход в больницу в нашем парадном. Так что я даже пальто не надеваю — спускаюсь с матерью лифтом на первый этаж, поднимаемся на один пролет вверх: я в халате с мешочком в руках, мать в костюме. Проходим по коридорчику мимо кухни в приемную. Мать все знают, бумажки оформлены, меня ждут — «пока, мама»… Я всегда знала, что это женская больница, — одно время это был роддом, — но одно дело знать, а другое — попасть в нее.

Пипиську, оказывается, надо брить! Медсестра дает мне станочек — хорошо, что сама должна это делать. В кабинете низенькая ванна. Медсестра включает воду, дает мне мыло — «встань, как подмываешься». Можно подумать, что все это делают одинаково, будто есть закон для этого. Поразмыслив, я ставлю одну ногу на дальний край ванны. Приседаю. Получается раскаряка. «Внутри сбрей, в промежности», — сестра подсказывает. Осторожненько надо, не порезать бы мою пиздусю. Я-то обрадовалась, хотела все волосики сбрить — хоть посмотреть на нее голенькую, с одиннадцати лет не видела. Но теперь уж неудобно, придется оставить дурацкую челочку.

Записав мой вес, давление, сестра спрашивает, есть ли у меня к чему-нибудь аллергия. Я бы сказала ей, но боюсь, меня и отсюда выгонят. Так что я помалкиваю. Она ведет меня через коридоры к палате.

Пять баб лежат, полусидят в койках. Шестая, между окном и дверьми, свободная — моя. Кладу свой мешочек в тумбочку рядом с кроватью. Сестра, представив меня как «пополнение», смывается. Бабы — на меня никакого внимания. Тем более что две дрыхнут, две шепчутся, а пятая, с капельницей, вообще, по-моему, еле дышит. Еще проходя по коридору, заметила, что многие разгуливают, так что я выхожу из своей негостеприимной обители. Дааа, женское царство. Только сюда ни один Дон Жуан не захочет проникнуть! Бабы-то все больные. У кого аборт, у кого внематочная, кто на сохранение, у кого-то выкидыш…

Курительная — бывшая ванная комната. Бабенки в ней прожженные, ну и, само собой, прокуренные. Дым над ними, сидящими на краях ванн, перистым облаком. Единственный стул занят бабой лет сорока с прической прославленной Брижит Бардо, успокаивающей плачущую девчонку.

— Ну, что он тебе теперь сделает-то! Всё уже. Финита комедия.

Девчонка аборт, видно, сделала. Брюнетка с выжженной прядью машет рукой.

— Да ладно, я восемь абортов уже имела — и ни хера! А тем более ты молоденькая — срастется!

— Да он убьет меня! А что я? То он хочет, то он не хочет…

— Надо было не давать спускать в себя, пока не расписались.

Б. Б. хохочет на такое замечание.

— Надо было в ротик и кушать. Она калорийная. Ты вон какая худенькая, поправилась бы!

Стреляю сигаретку у имевшей восемь абортов. Мать недавно тоже устроила разговор на свою любимую тему о предохранении. «В тряпочку», — сказала, и «если он тебя любит, то поймет и позаботится». Я тогда ушла из комнаты. Она, конечно, и не представляет себе, что доченька ее хуй в рот берет (берет, берет — всем очень нравится. Володька-баскетболист как-то под сексуальным кайфом бормотал что-то вроде «рот твой — пизда, пизда твоя, как рот».) Но «в тряпочку»… Это что же, он все время как ебется, должен думать о том, чтобы хуй свой выдернуть в тот момент, когда его как можно глубже хочется внутрь?! Мы дурачимся с Александром — он кончает мне на живот, разбрызгивает свою сперму над моим лицом. Но это игра такая, и от этого возбуждение нарастает, когда видишь белые, непрозрачные капли, выплескивающиеся на тебя. Из-за тебя.

— Не обязательно кушать, можно и в попку.

— Ой, у меня одна подружка в таком несчастье теперь из-за этой попки!

Может, это и не у подружки Б. Б., а у нее самой несчастье. Поэтому она и здесь.

— У нее муж армянин. Армяшки любят в зад засадить. Но он, видимо, не только свой хер ей засаживал! У нее теперь кишка вываливается. Должна все время подвязывать, и никакие лечения не помогают. Муж ее, конечно, бросил. Нашел, наверное, ослиху в Армении.

— Да кончай реветь! Вон тоже молоденькая, — с выжженной прядью кивает на меня — цветет и пахнет.

Действительно, какая я больная! Я как будто пятнадцать суток получила. А бабы все действительно страдают. Бледные, нечесаные. Когда у женщины непорядок с ее пиписькой, у нее обязательно, как после всенощной ебли, темные круги под глазами. Можно сразу определить, кто здесь на аборте, т. е. на два-три дня — они в больничных, застиранных халатах. Те, кто надольше — в своих, домашних.

Мать ненормальная! Уже передала мне через нянечку бульон в баночке. Я хотела его вылить, но соседка по палате потребовала себе бульончик. Та, что была с капельницей, исчезла вместе с кроватью — кровать у нее особенная, видимо, была. Кроме меня, еще одна молоденькая девчонка, остальные в возрасте. Что они здесь делают? У них и климакс небось прошел. Старые тетки. И пизды у них старые. Болтаются между ног, как уши слоновьи — хлоп-хлоп. Но с другой стороны, есть ведь они у них! Моей матери скоро пятьдесят, но я не могу представить ее среди этих теток. Хотя она спала ведь с Валентином! И он кончал в тряпочку.

На ужин все бабы идут с пакетиками. Маслица в пюре добавить, в супчик сметаны, огурчик соленый к котлетке. Все из пакетиков, супругами их подвязываемых к веревочкам во время неприема передач. Еда мне кажется вполне съедобной. Те, кто здесь не первый день, морщатся. Разговоры в столовой скромнее, чем в курилке. О том, какой продукт хорошо влияет на потенцию, анекдоты про несчастную сосиску и тертую морковь.

После восьми тридцати «шляться» по коридорам запрещается. Все заваливаются в койки, и начинаются девичники. Таких откровений, такой ненависти не позволят себе на сеансах с психиатром! Фрейд, где ты?! Понятно, что все ведь из-за ебли, вот мужиков и поливают. Но как! А отношение к сексу… Это просто каторга для них! Может, оттого что им сейчас больно? — успокаиваю я себя. Мы с девчонкой помалкиваем, уткнувшись в книжки. Разговаривают «старушки». Но какое чтение?…

— Так я нашла у него слабинку — веночка у него, прямо у яик. Я руку просуну, повожу ей пару разиков — и он тут как тут — готовенький. А так всю ночь мудохать может, ни сна тебе, ни отдыха.

Вот идиотка, ей хочется, чтобы он кончил поскорей, отстал бы от нее. А что за муж у нее такой, если за столько лет (она замужем двадцать) не смог возбудить ее, удовлетворить?

— Хорошо, что ваш такой сговорчивый. У моей приятельницы дочь замуж вышла. Видный парень, в загранку ходил. Одета она была с ног до головы. Но он в этих загранках, видно, не только по тряпишным магазинам ходил, понахватался там всякого. И ей как-то, вернувшись, она матери-то, приятельнице моей, рассказала, стал свой хер, извините, в рот совать! Приятно ему, мол, будет. Девчонка, бедная, испугалась, а он не отстает — я, мол, тебя люблю, и ты, если меня любишь, то сделай мне приятно. Она удрала прямо ночью к матери. Вся в слезах. Мамаша ее, конечно, этого так не оставила и в суд на него подала…

Не сговариваясь, мы с девчонкой хохочем. Меня, правда, интересует юридическая сторона вопроса.

— И что же суд?

— Да какой там суд?! Этот сукин сын повесился!

Ни хуя себе! Вот что значит — «в извращенных формах»! И суд дело принял! Осудить его, значит, могли. Всех моих знакомых тогда могут судить не за фарцовку и тунеядство, а за то, что им приятно, когда у них хуй сосут!

— Да приятельница ваша и дочь ее варвары и убийцы!

Это девчонка не выдержала.

— А что же она, по-вашему, должна была его хер вонючий в рот себе засунуть?!

— Да как вам не стыдно только? И что за выражения вы употребляете? Оральный секс во все века существовал. Посмотрите на китайские гравюры. Вы и про остров Лесбос никогда, наверное, не слышали! Почитали бы книжки, пока здесь лежите и делать вам нечего…

Молчавшая до этого баба на самой дальней кровати вдруг достает бигуди из сеточки. Слюнявит пальцы, смачивает ими пряди волос и бигуди накручивает. И вкрадчивым голосом к девчонке обращается.

— Лесбос — это там, где… лизунчики жили, да? Уж извините, не знаю, как их правильно назвать. Вы, я вижу, образованная… Так у меня во дворе живет одна такая. Она, правда, не с себе подобными, а с кошечками. У нее есть шесть кошек.

Я сразу вспоминаю Колину девушку из Мухи. У нее, правда, собаки были на рисунках.

— Так сосед ее подглядел как-то, да и не раз, думаю, подсматривал, он малость того… странный мужчина. Так вот, он и говорит — развалится она на диване, юбку задерет и на это свое место бесстыжее — сметану. А кошечки тут как тут. Вот она их и приучила сметанку там у нее лизать. Они ведь любят сметанку. Язычки у них шершавенькие, лакают они быстренько, так что ей должно быть очень приятно… сосед сказал.

Очень забавно, хотя верится с трудом. С такими кошечками в цирке можно выступать. Вот какая баба — про пизду сказала «бесстыжее место», а про то, что «шершавенькие… быстро», и это — приятно — она знает, это не бесстыже. Сама, наверное, мастурбирует в свободное от работы время… бигудинкой, ха-ха, шершавенькой! По Невскому часто гуляет одна «шикарная телка», как выразился бы… ну, Дурдом, к примеру. С двумя доберманами. Людка утверждает, что она ебется с ними. Они такие оскалившиеся, гавкают на всех, рычат. Хотя если она действительно с ними ебется, то, может, они из ревности такие. Страшные. Мужики пострашнее могут быть. Никогда не забуду, как в «Баку» тащили девчонку за волосы. Недаром такое название — звери одни туда ходят! Команда Феоктистова. Сам он внизу стоял, ждал, пока ее притащат. И никто даже не вступился. Странно, что с нами они так всегда мило и джентльменски даже обходились. Знали, наверное, наш возраст. Боялись.

— Примерная жена, как говорится, не то что теперь.

Прослушала начало, но «не то что теперь» явно относится к нам — ко мне и девчонке. Ее соседка, та, что бигуди накручивала (уже накрутила. На ночь, в больнице…), сладким голосом узнала и ее имя, и где она учится, и теперь пытается разглядеть название книжки, которой девчонка, Неля, прикрывается, когда ей невмоготу слушать.

— Ну, случилось с ней, влюбилась. В какого-то научного деятеля. С портфелем, в очках, все как полагается. Долго она не решалась на сближение. Потом не выдержала, решила — дам разок и на этом роман закончу. Мужа она своего боялась очень. Тот работящий был человек. Но какой там разок. Этот научный деятель такое с ней сделал, что ей прежде и не снилось. И кажный день она к нему стала бегать. К этому, научному. С мужем спать перестала. Тот некоторое время терпел, думал, ну, пройдет у бабы дурь. А она свое — не могу с мужем ни в какую, он дикарь и хам необразованный и ничего, мол, в любви (это она о сексе так говорила) не понимает. А дикарь этот, работящий, возьми и узнай все. Подкараулил их как-то и ворвался в квартиру, где они по-научному развратничали, и порешил его ножом кухонным. Научного. Насмерть.

Какое болото все эти истории! Порешил, повесился… Мы в каком столетии живем? Цивилизация, еб вашу мать, расщепление атома!..

— Ну вот — муж сидит, любовник на кладбище, она теперь вообще не… понимаете? Уж чего ей этот научный там делал? Она мне — вы не поймете, вас это оскорбит… Ишь ты — сама-то из Саратова без году неделя, а я, мол, не пойму! Да я коренная ленинградка!

Мы меняемся с Нелей книгами. Я ей даю сборник Ахматовой, который еще Валентин спёр с Печатного Двора, она мне — «Мастера и Маргариту». Непонятно, запрещена эта книга или нет? В магазине, конечно, не купишь. Но там и Пушкина не купишь. Булгакова вроде не ссылали в лагеря, не расстреливали, и все знают о летающей Маргарите. О чудном дьяволе! О, сатана, здорово!

30

Как же рано они будят! Я-то думала отоспаться здесь. Нет, уже в семь утра — «вставайте, бабоньки!». И, как на смертную казнь, так же рано, кому-то на аборт. Доктор тоже рано встает, как и палач. Когда солнышко январское еле-еле, как лампочка сорокаваттная; когда воздух за окном, как проспиртованный, крепкий… На казнеубийство.

Сразу после завтрака мне на осмотр к врачу. Вот они — шесть пизд, включая и меня, раскинули свои ляжки, развалились в креслах, которые здесь кровати. Сразу шестерых осматривают в одном кабинете. Хорошо, что шесть разных врачей. А если бы один? Вот бы ему кино — ух ты, рыженькая, воспаление придатков! Тореадор, смеле-э-э-э-е! Кармен! эрозия шейки матки! Нежная розовая блондинка — не миновать тебе аборта!

Женщины в таком количестве, да еще вывороченные наизнанку — и изнанка эта больна, — должны действовать депрессивно и даже отвращение вызывать. Врачи этого не скрывают. Ругаются. Женщины, правда, тоже хороши — никто даже не помылся перед осмотром. Вонючие, залезли на кресла. Надо мной стали смеяться, когда я пыталась задом на раковину залезть, чтобы помыться. Сказали, что сломаешь и, мол, и так сойдет.

Врач вставляет в меня холодный металл и, переговариваясь с врачом-соседом, тыкает в меня палочкой. Анализ берет, мазок. Какое жуткое ощущение. Ведь этого же места касался Александр своими длинными пальцами. Его член касался, упирался в это место. В матку! И я охуевала, рыдала под ним от восторга. А теперь чувствую, что я ничего не чувствую. Омерзительная палочка, обернутая на конце ватой.

Все у меня в порядке. Но сделаем, мол, анализы, то да се. В общем, имеется в виду, что подержат меня в больнице по просьбе уважаемой Маргариты Васильевны.

Курилка в том же коридоре, где и операционная. Я бегаю туда и стреляю сигаретки. Мать, видно, не сказала Александру, что я здесь. Иначе бы он пришел под окно, сигареты бы мне принес. Я бы их в мешочке на веревочке подымала… В третий мой забег в курилку я не успеваю еще прикурить, как раздается дикий вопль. Животный крик. Через несколько минут слышно, как дверь операционной открывается. Женщина в больничном халате, значит — на аборте, выскакивает в коридор. Дверь остается открытой. Мы все видим.

Старая нянька с отвисшими щеками несет сверток из простыней. Несет, выставив его вперед, отстраняясь от него. Подальше от себя. Женщина в больничном халате к ней:

«Ну, как она?» Нянька останавливается и злобно смотрит на нее. Ее отвисшие щеки шевелятся, будто она пережевывает что-то маленькое или будто слова погадливей подыскивает. И неожиданно она открывает простыни. Мы все видим. И мы молчим.

В простынях что-то темно-коричневое, с желтым оттенком и с красными подтеками. Ма-аленькое. Это же ребеночек!.. Он негритосик?

— Вот как она! Обосрала всех, да еще вот эту гадость выкинула! Йодом жгла и спицами колола, блядюга чертова!

Это он от йода такой коричневенький!.. Нянька уходит в кладовку, или черт его знает куда там, со свертком. Женщина в больничном халате затягивается сигаретой, протянутой ей все той же брюнеткой с выжженной прядью. Все молчат. Она плачет.

— А что, что ей было делать? На пятом с половиной месяце. А этот хуй, чтоб его яйца отсохли! — оказался женатым! Вот как оно получилось после года страстной любви! А они — вам нельзя аборт делать! Да так, как они делают, никому нельзя. Живодеры!

Я ухожу. И чувство — будто это меня спицами кололи и йодом жгли.

Ночь. Все спят. Посапывают, вздрагивают во сне… Бедная баба, бедный ребеночек! Как она орала! Что они с ней там делали, что она так орала? Живодеры, сказала ее знакомая. Потому что аборт делают без наркоза. По живому, в живое, и ты живая. А в кладовку нянька ребеночка понесла, чтобы потом в научно-исследовательский институт отправить. В баночку со спиртом — и студентам показывать: вот, мол, какие убийцы женщины! Почему за любовь надо платить такими вот воплями? Такой вот непредставимой мне болью? Тем, чтобы мерзкая нянька сказала при всех, что ты обкакалась… Атомные электростанции они строят… Пусть у вас в ушах стоит ее, этой бедной бабы крик, когда вы на Луну летите!

Когда я вернулась в палату после колизейного зрелища, услышала новый голос. Как раз о противозачаточных средствах. О пасте. «Они» решили ее попробовать. «Они», я думаю, они и были, а не ее подружка с мужем, как она сказала.

— Ввела она ее себе туда, и стали они… ну, в общем, понимаете. Но паста эта оказалась, как белок от яйца. Его взбиваешь, знаете, как для безе, и пена получается. Видно, паста рассчитана всего на туда-сюда. А они люди молодые, им туда-сюда недостаточно… В общем, поплавали они в этой пене, белье постельное от нее не отстирывается. Анекдот просто.

Действительно, хуйня какая-то! Спираль вредна — от нее эрозия. Таблетки, которые и не купишь нигде, — от них пигментация кожи. Презервативы — никакого удовольствия!.. Природа — нет чтобы устроить менструацию один раз в год! Захотел ребеночка — вот тебе возможность. Хули просто так беременеть? Выражаясь по-Зосиному, рожать огрызков?

«Опасайтесь случайных связей!» — это в брошюрке было написано о венерических заболеваниях, и даже в диспансере я успела разглядеть плакат. На нем трое были изображены — она в пальто, почти как у меня, с лисьим воротником, он у двери, а третий — уходящий по лестнице. Сваливает, мол, заразитель.

Окна бабушкиной комнаты выходят на этот же переулок. Бабка спит уже, конечно. И я в ее комнате спала. Засыпала под тик часов, под эти же звуки, которые сейчас слышу. Троллейбус шуршит шинами — снег опять растаял. Вспышки, как молнии, освещают палату. Это троллейбус своими усами за провода задел. Короткое замыкание. По стене плывут тени дома Зоси, Оли. Да, и Фаинка — глиста во фраке — там живет. Часы в бабушкиной комнате — тук, тук, тук. Бабушка кашляет и сплевывает мокроту в тряпочку. Когда она умрет, мы много таких засохших тряпочек найдем у нее под матрасом, наверное. Она мудрая — сказала: похороните меня рядом с Жоржем (это мой папа), а то вы ленивые, на могилку лишний раз не придете, так — будем рядом, вместе, вы и меня заодно проведаете.

По коридору шаги. Не няньки, не больной. По коридору жесткие и твердые шаги. Каждый шаг на секунду утопает в линолеуме пола. Но все равно — быстрые и верные шаги, знающие дорогу. И я уже знаю, чьи это шаги.

Дверь распахивается, и я успеваю увидеть, что он в пиджаке — и шарф вокруг шеи. Но так высоко, что рот закрывает. Он уже движется на меня. Как зверь. Два шага-прыжка, и его руки на моем горле.

Нет, это не руки! Это что-то черно-гладкое. Перчатки.

Я закрываю глаза.

— Сука, сука подлая! Я убью тебя!

Все так шумно, но где-то там, далеко. Бегут, дверьми хлопают, кричат. Я слышу совсем близко: «Сука!» и рядом: «Свет, свет включите!» Короткое замыкание троллейбуса. Я успеваю прошевелить губами: «Саша». Мне дыхания не хватает. А он уже бежит. Сбивает кого-то с ног, и шаги его не успевают тонуть в линолеуме пола.

Свет. И все в белом и застиранно-цветастом надо мной. Милиция приехала. Меня ведут вниз. В пункт приема передач.

— Так это он на вас напал?

Все им известно. И фамилии, и адреса.

— Кто он? Я не знаю, кто на меня напал. Может, он палату перепутал?

Милиция думает, что я сейчас в таком состоянии, что наговорю им про него. Хуй вам! Я устала. И не меня, а Ольгу надо было бы душить и кричать ей: «Сука! Подлая сука!» Это она, предатель мерзкий и завистник, рассказала ему.

31

Она всегда вовремя. Дня три прошло, как Александр уехал. Я мерила бирюзовый костюм. Соседка позвала к телефону.

— Ты, конечно, занята?

— Ошибаешься, к сожалению. Он уехал.

— Ну и прекрасно! Алка твоя объявилась. Я с ней договорилась в семь часов встретиться. Она с какими-то ребятами идет на джаз-сешн в институт. Тебя звала. Пойдешь?

Я согласилась. Из школы выгнали, всю дальнейшую судьбу мою без меня решили. Если бы я знала, что меня к прокурору вызовут, а потом в эту больницу упекут, я бы и не то отколола!

Смешная, картавящая Алка! Как же она рада была мне! Ольга ее как-то прошмандовкой назвала. Так мы всех петэушников называли в самопальных одеждах. Пизда-Оля разбаловалась со своим Мустафой. Если бы не он, то ее саму можно было бы назвать прошмандовкой. Что, у нее есть деньги на фирменные тряпки, на духи французские?

Пожалуйста, в магазинах навалом, стоят сорок пять рублей. Москвич у художника в студии рассказывал про какого-то поэта с фруктовой фамилией, который выпил флакон «Шанели № 5». В то время как художник с птичьей фамилией продавал иностранцу картину под названием «Желтый Масон». Живут же люди — шанели пьют!..

Милиция уехала. Всех разогнали по палатам. Нянька сказала: «Жулик этот по водосточной трубе залез, и окно в операционной разбил. А там беременная на сохранении лежала…» Не дай бог у нее выкидыш от страха будет! Сашка, Сашка! Сумасшедший ты парень.

Знакомые Алки контрамарок на концерт не достали. Парень, обещавший нас провести, не появился. Толпу при входе в институт просили расходиться. Нам неохота было расходиться, и мы пошли по Невскому к Дворцовой площади. Самый маленький и шустрый парень собрал со всех деньги — у кого сколько было — и сгонял в магазин за портвейном. И мне нравилось быть с ними. Я отвыкла уже от своих одногодок. Хотя ребятам было лет по девятнадцать. По сравнению со знакомыми Александра они «сопливые шкеты», как бы он их назвал. С деньгами напряженка, квартиры, свободной от родственников, ни у кого нет.

Сели в скверике перед Исаакиевским собором. Решили выпить прямо на скамейках. Тусклые фонари, снег синий. Мы с девчонками уселись на колени ребятам, чтобы задницы не отморозить. Но мальчики долго выдержать не могли. Все они были в коротеньких курточках. А у парня, на чьих коленях я сидела, курточка была из кожзаменителя. Так она хрустела громче снега под ногами прошедшего мимо нас и усмехнувшегося дядечки. Бутылка портвейна не согрела. Кожзаменительный — его называли Вал, от Валентина, наверное, — топал ногами в высоких ботинках на шнурках. Для согревания. Мне такая тряска не очень нравилась. Тот, что бегал в магазин, предложил пойти в подъезд, чтобы в тепле допить. И Ольга, сука, была ведь с нами!

Вал побежал вперед по переулку, забегая в парадные. Из одной он выскочил очень довольный. Чердак в подъезде был открыт. И какой! Громадный, теплый, с лампочкой. Трубы обмотаны ватином, а сверху пергаментом. На них мы и расположились. Алка рассказывала смешные истории, читала стихи. Ольга ломала кайф. Все ей не нравилось. Когда Вал вывернул лампочку и стало темно, она сказала, что уходит. Ее пошел провожать безуспешно пытавшийся понравиться ей парень. Мы остались впятером. И что же она могла рассказать Александру? Только то, что я сама ей рассказала, прибежав тем же вечером в одиннадцать часов к ней домой. Ее родители смотрели телевизор, и мы тихонечко пробрались к ней в комнату. Малюсенький чердачок, антресоль на кухне. Я положила пальто на батарею. Сохнуть. Мокрое оно было из-за того, что мы сломали трубу. Или она сама сломалась под нашей тяжестью и раскачиваниями на ней. И такой мерзкий запах пошел от трубы! Ржавый и гнилой.

Алка ебалась с бегавшим за портвейном. Очень долго. Они не знали, что им больше хочется — ебаться или портвейн пить. Передавали друг другу бутыль и еще ругаться умудрялись — «ты больше глотнула, ну-ка!» Я… Я целовалась с Валом и, упершись спиной в балку, полулегла на трубе. Он пытался ебать меня, но было очень неудобно. Надо было сделать наоборот. Я должна была сесть на него. Но холодно было снимать сапоги, колготки. Вал слез с меня и стал оглядываться в темноте, соображая, что бы придумать. В этот момент я почувствовала на своих губах хуй. Сэма. Сеня его звали! Он поднял меня и повернул к себе спиной. Я, как баба-яга, оседлала трубу. Держась за нее, как за метлу, отставила свой зад подальше и повыше. И мы даже смеялись тихонько. Красные шрамики чуть выше коленок были еще заметны, когда я прибежала к Ольге. От резинки колготок и трусиков.

И все это Ольга рассказала ему?! За что? Как можно так предавать? Он мог сказать ей, что нас кто-то видел, припугнуть ее. Он хитрый. Но как он мог что-нибудь знать? Мать сказала ему, что я в больнице, и он сразу что-то заподозрил, наверное. Ольга — друг. Да будь я тысячу раз неправа — ты мне об этом скажи, в лицо мне плюнь!.. Алка никогда бы такого не сделала! Она позвонила на следующий день. Сказала, что в «Вечерке» напечатали маленькую заметку о вредителях, которые в такую погоду, в заморозки, сломали трубу отопления, и полдома осталось мерзнуть. Смеялась, говорила, что хоть наших имен нет, но о нас уже в прессе пишут. Труба отопления, а так воняла! Когда она треснула, из нее побежала вода и запах. Мы побежали вниз по лестнице.

Это уже даже не смешно. Из больницы меня тоже выгнали. Мать пришла за мной, и мы вышли через служебный вход, как два обманщика, пойманные за руку во время жульничества.

— Ты не повреждена?

Что я — с фронта, что ли? Я захихикала.

— Смешно тебе напрасно. Веселенькую ночку он мне устроил!

Как я и предполагала, мать ночевала в «моей» комнате. И милицию она вызвала.

— Боже мой! А что же я должна была делать? Ночь. Вдруг стук в стену. Как Валентин когда-то стучал, с ночной смены возвращаясь.

Я рассказала Сашке про этот условный сигнал. И он не раз так стучался, чтобы соседям на глаза не попадаться.

— Я выскакиваю из комнаты, как мышь. Открываю. Саша. Взгляд обезумевший — и в комнату. Схватился за штору. Она оторвалась, и он с ней на пол повалился и, как сумасшедший, повторяет, причитает: «Я убил ее, Маргарита Васильевна, я сейчас убил ее!» Боже мой! И я ему еще двадцать капель валерьянки…

Я еле сдерживаю смех. Картинка!

— Я схватила его и потащила в больницу. Он мне по дороге рассказал, как он залез туда. Кто бы знал, что я вместе с ним шла, а не убила его тут же!

— Зачем же ты милицию вызвала? Тебе же сказали, что я жива-здорова, никто меня не убил.

Мать стоит у пианино, змея извивается над ее головой.

— Ему все с рук должно сходить, по-твоему, так? Тебя по милициям и прокурорам будут таскать, а он будет с тобой развлекаться и уезжать на свои темные дела? И грязью тебя еще обливать! Наговорил мне, пока мы по лестнице спускались…

Я мать презираю за то, что она бежит за помощью к посторонним. Александр, выходит, то же самое делает. Бедненький мальчишечка, прибежал жаловаться матери обидчицы. Убил ее, мол, за то, что она такая и сякая, так что вы меня, мамаша, не очень ругайте. Кретин!

— Я надеюсь, что милиция его поймала. Еще и это ко всему приплюсуется. Возьмутся за него серьезно! Он не на необитаемом острове живет! В обществе, государстве, в котором существуют законы.

По Сашкиным законам, он должен был убить меня за измену. За предательство, как он это называет. Но и моя мать тогда должна была его убить. Я его, он меня, она его. Глаз за глаз!

— Он тебя достаточно напугал, надеюсь! Теперь уж ты побоишься с ним общаться. Я бы на твоем месте даже к телефону не подходила.

Ах, мама! Если б я боялась, то сидела бы сейчас в школе за партой. А я думаю совсем о другом — написать ему письмо, просто пойти к нему? Да, и обязательно набить морду Ольге!

32

Мне скучно. Ничего в жизни не происходит. Все заняты накопительством в свой собственный гроб и увиливанием от участия в жизни. Мне надо было родиться в другое время. Во времена революций, переворотов. Какие люди были!.. Сейчас все опошлено. Никаких идеалов. Для нас вот любой мудак на «жигулях» и в «сейке» может быть героем. А как же Корчагин? Как же марш, гимн нашего пионерского отряда — «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!»? Мечта всех моих знакомых девчонок — выйти замуж за фирму и валить, валить отсюда. Но потом приезжать — разодетой иностранкой в гости к маме, на зависть всем подружкам. Заодно фарцануть свои поношенные шмотки, заработать рублики на икру в кабаках. «Ах, этим летом мы с мужем едем в Италию, но осенью придется вернуться в чопорную и консервативную Вену…» Бляди!

«Тебе скучно? Да другой человек за всю жизнь не познал, что ты к пятнадцати годам знаешь! — маме-то самой, конечно, не скучно. — Ты доскучаешься до того, что в один день без рук, без ног домой приползешь!..» Да я не только о своей телесной скуке! Я люблю секс. В этом моя самая большая вина перед вами. Но я знаю, что на одних телесах отношения не могут продержаться долго. А что же у меня другого в жизни есть? Чем она заполняется, когда судороги в ногах после оргазма проходят? Работой!

Одно слово — работа. Занимаюсь злоупотреблением государственного имущества — сижу и кальку перевожу. Во-первых, это не чертежный отдел, а копировальный. В двух смежных комнатах двенадцать теток. Самой молодой под пятьдесят. Уро-одины!.. Одна такая толстая, что сидит на специально для нее сделанном стуле. Единственное, что утешает, — дорога к институту. Он прямо за Исаакиевским собором, напротив Александровского сада.

Каждое утро иду через канал Грибоедова, оставляя позади переулок с Домом пионеров. Первый раз меня привела туда бабушка — в хореографический кружок. Я даже октябренком еще не была. Дальше — по переулку Гривцова и выхожу к Фонтанке. Заворачиваю налево, иду вдоль речки к мосту. На площади — Горисполком. У-у, тетка проклятая! Но вот — «Астория». Вкусный кофе делают там в баре. Как раз перед тем как потерять невинность, я откушала в «Астории» кофию. За «Асторией» бывший отель «Англетер». Бедный Сереженька Есенин! «Чтить метель за синий цветень мая, / Звать любовью чувственную дрожь…» Исаакиевский. Сквер. Сидели в сквере. Ебались на чердаке. Институт со львами.

В отделе копировщиц никто и не подозревает, что я племянница директора и что для меня придумали должность — ученица. А хули, государство не обеднеет, лишаясь сорока рублей в месяц! Начальница отдела — пресквернейшая бабища. Ни черта не делает целыми днями, а только ходит из одной комнаты в другую, шаркая тапками без задников. Рассказывает подробности из жизни своей дочери, только что вышедшей замуж. Ничего нового. Живут втроем в однокомнатной квартире.

Накалываю прошлогодний чертеж — я ведь ученица, ха-ха! — на доску. Отрезаю такого же размера кальку и накалываю ее сверху, сильно натянув.

— …То она — ах! то он — ах! И ворочаются и охают. Потом она — шмыг в ванну! Нальет воды на пол. И он потом в ванну — тоже весь пол замочит. И чего в ванну-то бегать? Пользовали бы тряпочку…

Во-во, все вы одинаковые — тряпочку!.. Тетки сидят, согнувшись в три погибели над досками. Они сдельно получают, вот и стараются побольше скопировать. Даже в столовку не ходят. Всё с собой из дома приносят. Толстая всегда интересуется, кто что принес, и просит попробовать. Сама она в кастрюльках еду приносит.

Смазываю кальку специальным маслом. Из матовой она становится прозрачной. Макаю перо в тушь, стряхиваю на пол — весь пол в двух комнатах в кляксах. Прикладываю линейку к линии на чертеже и аккуратненько провожу пером по кальке. Теперь надо как-то умудриться отодвинуть эту линейку, чтобы линию не размазать. Но я, конечно, смазываю. По концам линии подтеки. Крылышки.

— …Нельзя же месяцами в одних и тех же брюках ходить! Это мужики могут. Она их бросила на кресло, так я смотрю — там аж засохло все! Ну, понятно, бабой стала. У нас там всегда чего-то…

Начальница поглядела на меня и замолчала. Я бы хотела дать ей доской по голове, вылить на нее тушь, чтобы она навсегда заткнулась. Что за дикость! Как ей не стыдно только? Никто ее не просит, сама рассказывает о ебле своей дочери. Прямо кайф ловит! Может, ночью их комнату освещает фонарь с улицы, и она, затаив дыхание, смотрит, как силуэты их движутся под одеялом. Они ведь точно одеялом укрываются! Даже посмотреть друг на друга не могут. А начальнице, наверное, завидно. Ее муж десять лет назад умер. Она десять лет не еблась?

Я ненавижу то, что я делаю. Я ненавижу, что я ничего не делаю. Никогда ведь я не стану копировщицей! Тоже мне, удружили, родственнички! И я ведь только четыре часа здесь. А если бы восемь? Да лучше завербоваться в экспедицию геологическую! Поварихой. Пусть переебут все, но только не здесь. С десяти до шести, каждый день, всю жизнь! Кто тебя заставлял? Сама виновата. Могла бы учиться в нормальной школе, всего полтора года еще. А ты? Бросилась с головой в эту любовь свою, которая на волоске держится. Но я всегда оправдание найду. Спасибо, Окуджава: «Разве можно понять что-нибудь в любви…»

В воспоминаниях о проводах белых ночей осталось — дрожащая вода, дрожащий воздух, дрожащие огни кораблей. И ожидание. То же самое было и после больницы. Несколько дней ожидания. Такое состояние бывает после крутой поддачи. Наутро. Знобит и трясет. И не пройдет эта дрожь, пока не опохмелишься.

Его звонок был началом моего похмелья. Он позвонил и приказал приехать. На угол. Конспиратор… Пока я ехала в такси, я будто держала в обеих руках похмельный стаканчик. Но глотки спасительные сделала будто, только когда увидела его стоящим на углу. О, эти первые глотки похмелья! Дрожь как бы усиливается, и думаешь, что никогда не донесешь до рта эти спасительные глотки. Но ничего. Выпиваешь… Я опохмелилась будто, когда он схватил меня за руку выше локтя. Бывает, что похмелье затягивается и переходит в новое опьянение. Так и со мной случилось. Входим в подъезд, а я как пьяная. Все мне равно.

Подъезд был шикарный. С зеркалами. И как только сохранились? Все ведь портят. Мы поднимались наверх, на чердак. В голове мелькнуло несколько сценок — там, на чердаке, он убьет меня.

Нет. Там он собрал компанию, и они сейчас будут меня насиловать и бить. А он смотреть.

Дверь открыл бородатый Павел. Художник. Все художники бородатые. И этот, и Женя Рухин, который Сашкины иконы реставрировал. Это их форма, как у пионеров галстук, у ковбоев шляпа… В коридоре было темно. Павел шел вперед, освещая путь лампой на длинном шнуре. Несколько пустых комнат осветилось. А где же картины, если он художник?

Вот настоящий кабинет следователя. Александр сидел на высоком кресле, я на топчане, у него в ногах. В глаза мне прямо была направлена яркая лампа без абажура. Он пил коньяк. Приказал: «Рассказывай!» Что рассказывать? Я подумала, может, он кайф собирается словить от моего рассказа? Но нет, он собственник. Делиться не хочет. Моеоооо!

Он обзывал меня, несколько раз замахивался. Злые слезы блестели у него в глазах. «Может, я опять болен? Может, тебя наградили какой-нибудь скрытой формой сифилиса? Или ты уже успела подлечиться? Сссука!» Входил и выходил бородатый Павел. Просил: «Тише», — когда Александр со злого шепота срывался на крик. «Я должен тебя наказать!» Но мне не стало страшно. И я вспомнила, как так же он сказал о Гарике. Мне казалось, что я уже наказана. Раз не с ним, раз я виновница этих злых слез, этого шипящего «с» в слове «сука».

Еще несколько вскрикиваний, удар кулаком по столику, так что стаканчик подпрыгнул и выплеснул из себя коньяк. И тут же — удары в дверь. Вломились, вбежали. Сразу стало темно. Александр схватил меня за руку и потащил за собой по коридору, дальше, в квартиру. Быстро, не задевая ни за что, к дверям, о которых он, конечно, знал. И я только услышала его шепот: «Менты!»

Мы выскочили на чердак и, пригибаясь — балки очень низко были, — побежали. Еще одна дверь — и мы оказались на крыше. Сашке надо было жить во времена гангстеров, у него нюх на спасательные ходы и реакция бульдога. Мы добежали по плоской крыше до барьерчика — перегородка от другого дома или просто конец этого? Александр выглянул за барьер, перекинул через него одну за другой ноги и спрыгнул. Загремел металл. Я посмотрела вниз — два метра. И там стоял он и протягивал руки вверх. Ко мне! Я прыгнула. Мы пошатнулись, чуть не упав. Но он удержал нас, и мы опять побежали. Крыша гремела и прогибалась железными квадратами.

Дверь. Опять оказались на чердаке. Благословен будь архитектор этих зданий, связанных между собой чердаками, переходиками, крышами, проходными дворами! Молча спустились по лестнице неизвестно куда выходящего дома. Выйдя из парадного, оказались на совсем другой улице. И вскоре увидели зеленый огонек приближающегося такси. Как в поезд, уезжающий в Сочи, мы вскочили в него.

33

Александр сам про себя сказал — счастливчик! С серебряной ложкой во рту родился. Его таки забрали в милицию после происшествия в больнице. Но отпустили. За неимением улик! Где их логика? Ведь и имя его у них было! Правая рука не знает, что левая делает. Через пару дней он, правда, был на приеме у помощника прокурора. Дама с мужской фамилией Желвакова выразила ему «восхищение» моей отчаянностью. Он ей не сказал, как мне потом, что, мол, какая тут отчаянность, правду девушка сказала. Ебется со всякими, но любит, получается, меня. Я стояла перед ним и чувствовала себя общипанной курицей. Бегает курочка по двору, вся такая в перышках, крылышках. И шеи у нее будто нет. Но на кухне, когда ее над огнем опаливают, эта шея вдруг оказывается такой длинной, синей и беспомощной. И голова на ней висит. Так же и у меня голова свисала и тряслась, будто на сломанной шее, когда я стояла перед ним.

Товарищ Желвакова потребовала у Александра справку с места работы. В неделю. Устроиться на липовую было бы глупо — они бы проверили и тогда уж точно присудили бы какой-нибудь срок. Сломали, сломали Александра. Я-то ладно. У меня вроде и прав никаких нет. Сама я так, конечно, не думаю. Права у меня появятся в шестнадцать, когда паспорт вручат. Но тут же и отберутся — общество сразу сделает меня равным своим членом. Равным со всеми, как все… Вот Александр равный теперь.

Двор с набережной канала Грибоедова. Совсем недалеко от моей второй школы. Из которой выгнали. Меня, в принципе, из обеих выгнали. После своей работы бегу к Александру. В подвальном помещении контора. Почти как детская комната милиции — в последнее время у меня только такие сравнения. Временный филиал научно-исследовательского института. Исследуют они что-то, связанное с атмосферой. В окне вижу спину Александра в свитере с седыми ворсинками. В этом свитере он уходил от меня в августе, в нем ходил он до поздней осени, нося под пиджаком, в нем же он душил меня.

И вот сидит в этом свитере… инженер. «Я сам себе хозяин! Я ебал все их организации в рот!» Да… Все же он устроился — график свободный. Посидит, ручечки черных приборчиков покрутит, в блокнотик что-то запишет, с дядьками бородатыми (вот, оказывается, не только художники с бородами, атмосферщики тоже!) посмеется и уйдет. Когда хочет. И придет, когда захочет. Всё это временно. Группа готовится в экспедицию на остров Таймыр. «Да я уволюсь перед самой поездкой…» — я теперь и не думаю об этом. Финишная ленточка столько раз груди касалась, что теперь я живу каждым днем. Что будет, то и будет. Бритва, обмотанная в шелк, по шее — бжжжик!

Мы бежим к нему, скорее, пока мать его с работы не пришла. Все уже отработано. Пара поцелуев на диване. Встаем. Он раскладывает диван, и я уже полураздета. Несколько секунд у дивана — и мы ложимся на него. В процессе ласк и поцелуев заканчивается процесс раздевания. И в руке уже твердый член. Его рука между моих ног. Еще несколько минуток, чтобы внутри меня стало совсем мокренько, а его член — каменным. И вот я оседлала его, и мы несемся. Мой круп в его руках. Лошадь на коне. И грива разметалась и прилипла к потному лбу. Вверх — вниз, влево — вправо, как бы соскальзывая с седла. И глаза чуть приоткрыты и «да, сейчас! да, да… аааааа» сойдутся зрачками к носу. Звонок…

Захарчик и Дурак тоже работают. Их вызывали в местные отделения милиции. Дурак дал кому-то на лапу, и его оформили дворником. Он ходит на работу за зарплатой — 48 руб. в месяц. Захарчик работает осветителем в театре. Так же, как и Дурак, он работает! В прошлом году мать разыскала Володьку-баскетболиста, а теперь и этих вот всех… Захарчик посмеивается.

— Хорошо отделались! Ты, Саня, не смог бы быть бизнесменом за границей — женщины бы тебя погубили!

Людка не упустит момента подъебнуть Захарчика.

— А ты не смог бы из-за самого себя. И из-за своей мамочки. А по вам, влюбленные, надо боевик снимать! Написать сценарий — и в Голливуд отправить. Передать с каким-нибудь Мойшей, отъезжающим в Штаты виа Израиль. Или дипу в атташе-кейс засунуть. Это ведь не доски, контейнер не нужен…

Людку никуда не вызывают. У нее документы поданы на брак с иностранцем. Она панически ищет способов переправить хоть что-нибудь. Неважно даже, в какую страну — там, мол, документов для путешествия не надо. Захарчик слегка зол — она выуживает у него любую мелочь. Может, ревнует? Людка обещает ему найти француженку — «страшную-престрашную» — и прислать для фиктивного брака.

— Ты не коммерчески рассуждаешь, Людмила. Со страшненькой мне трудно работать будет. Она же поймет, что я вовсе не влюблен в нее, когда у меня не встанет. И придется ей башлять, а может, и валюту потребовать. Тебе же хуже! На эту валюту лучше в «Максим» в Париже сходить.

Мечты, мечты. Я должна бежать. Я ведь учусь. В школе рабочей молодежи.

Каждый вечер я в окружении тех, с кем, выражаясь их же языком, на одном гектаре срать бы не села. Уже в двенадцать лет я ненавидела мальчиков, приезжающих из провинций, толкущихся у техникумов, петэу. «Милая деревня…» — очень хорошо звучит в устах столичного поэта.

Все время разное количество учеников в классе. Преподают «Что делать?». Да-да, опять. Программа девятого и десятого классов обычной школы растянута здесь на три года. Ну вот они только за этот вопрос и взялись. В классе все приблизительно лет восемнадцати, но есть один дядька, он приходит, когда ему взбредет, лет тридцати пяти. Дядька! Я с такими дядьками еблась…

Ведут себя, как хотят. Встают, выходят, перебивают педагогов. Спросить если что хотят, так в голову не придет руку поднять — прямо с места орут. Мне обидно за учителей. За себя. Но я тихо сижу, стиснув зубы от злости, уговариваю себя отсиживать положенные мне часы. Ради бумажки. Ради проклятой бумажки, которая даст мне возможность… Вот именно — многоточие.

В седьмом классе нас хоть учили на машинке печатать на уроке труда. Так и назывался урок — «Труд». Но так недолго… А потом мы шили передники и готовили винегреты. Их мальчишки на переменке съедали. Их учили пилить и гвозди забивать. Учили бы нас иностранным языкам! Самим бы потом на пользу пошло — не надо было бы краснеть за всяких представителей, посылаемых за границу.

И в научно-исследовательском институте я нашла себе компанию. Мама бы сказала — «свинья всегда себе грязи найдет». Парень из соседнего отдела — еврей, инженер — приметил меня в курительной и сразу предложил туфли итальянские купить. Восемьдесят рублей. Купила. И браслет металлический для часов, которые Сашка подарил. Теперь они совсем как фирменные. Скоро можно будет туфли надеть. Уже пахнет весной. Уже грузины в кепках-аэродромах нарциссы продают. Скоро деревца задрожат набухшими почками, а девушки — беременными животами.

Смельчаки уже в пиджаках ходят. Ну и Александр, конечно.

Ольга… Ну что Ольга? Покричала я на нее. «Я ничего не могла сделать. Нас кто-то видел…» — ее оправдания. Нас что, видели ебущимися? Ольга даже не видела! Александр должен ненавидеть ее. Кому нужна эта правда? У него могли быть сомнения, подозрения, но и надежда, что ничего не произошло. Теперь он смотрит на меня с ухмылочкой. Обманувшему один раз уже никогда не верят? Но как же тогда «да простятся грехи ее многие, за то, что возлюбила она многих…»? Да, но за «возлюбила». Я-то никого не любила. Еблась, как кошка.

Иду с работы одна. Грустно. Обычно я хожу в сопровождении еврея-инженера и его рыжего друга. У инженера как раз к двум часам перерыв. Рыжий приходит к институту, и они идут пить кофе в «Асторию». Меня приглашают. А я так всегда боюсь! Вдруг кто-нибудь увидит меня с ними… Приду и помолюсь на иконку. Александр мне подарил. Эмалевая в серебряном окладе. Маленькая. Ее должен был купить американец. Но передумал и купил несколько больших досок. Я видела этого здоровенного жлоба у Александра. «Прибыл из Америки посол, хуй моржовый, глупый, как осел…» — он рассказал омерзительную историю, хотя сам назвал ее «фанни». Ничего смешного. Он с приятелем подцепил фирменных блядей на Невском и привел к себе в номер. Одна тут же стала ебаться, потребовав двадцать долларов вперед, а другая предложила за десять — у нее менструация была. Американец думал, что должно быть наоборот — дороже во время менструации, и говорил, какие «рашен герлз» добрые. Дуры они, а не добрые! Александр мне все это перевел, и я от злости пропела — «Один американец засунул в жопу палец и думает, что он заводит патефон!» Америкашка, конечно, ничего не понял, но улыбался до ушей. Проклятые иностранцы-засранцы! Хуй с вами такие девочки в вашей Америке за колготки ебаться будут! За какие-то вонючие кофточки, которые, может, и не модны вовсе! По американцам моды не поймешь — они в пластиковых туфлях или кедах и в бесформенных штанах из кримплена.

34

Как я не люблю, когда соседи в квартире! И все время они на кухне. Варят, жарят. И обязательно замечания делают. То ты ноги недостаточно хорошо о половик вытер — «пол только что натерли». То свет в ванной не погасил — «это общее пользование, а не ваше личное…» Хотя крупных скандалов не бывает. Все, кроме новых соседей, живут в этой квартире всю жизнь. Моя бабушка с пятилетнего возраста, мать родилась здесь, а потом Серегу и меня родила. И похоронили уже в этой квартире не одного. Моего папу. Потом соседку. Я совсем маленькая была и крала у нее папироски. Ей врачи курить запрещали. И еще одна умерла. Люди из морга потащили ее по полу коридора в белой простыне. Она одинокая была.

Бабушка — старейший житель квартиры. Она и главный. Когда надо обсудить вопросы общего пользования, она устраивает собрания на кухне. На этой кухне я полдетства провела — выступала перед соседями. Стихи читала, песенки пела. Коронным моим номером был танец умирающего лебедя под скрипичный аккомпанемент соседа… Благодаря бабушке нам, кстати, и телефон поставили. Она коммунистка с сорок второго года, ходит на партсобрания. Всегда так готовится, даже в парикмахерскую за день до собрания идет. Если зимой, то надевает котиковую шубу, губы подкрашивает. Она в молодости красивая была. На нескольких старых фотографиях она в шляпе с огромными полями. Сидит на скамейке с папироской, а сзади какие-то мужики стоят. Солидные такие. Один в кожаной куртке, как комиссар, другой с усищами, как у Сталина.

Несмотря на то что бабушка советовала мне головой в канал Грибоедова, у нас бывают и хорошие минуты. Мы хохочем, и она, кашляя, роняет пепел с папироски на пол у кровати. Она всегда сидя на краю кровати курит. У самых дверей. Материно изобретение — чтобы в коридор дым уходил. Соседи посмеиваются на дымок, выдуваемый ею сквозь дверную щель.

35

— Наташка, иди к телефону. С Ленфильма опять звонят.

Что? Мне, с Ленфильма? Я хватаю трубку и несколько секунд стою, прикрывая ее рукой. Сердце так громко бьется.

— Это говорит ассистент режиссера Бориса Фрумина. Вы можете прийти завтра? Он хочет взглянуть на вас для роли в его новом фильме.

Могу ли я прийти? Да вы с ума сошли! И почему завтра? Сейчас! Вы меня помните…

Завтра. В четыре. Мое имя будет оставлено в проходной Ленфильма! Борис Фрумин. Он был ассистентом у Авербаха. Тетка даже летом вспомнила. Борис пришел в школу, в наш класс. На урок ботаники.

Училку звали Ида Яковлевна. Мы называли ее Иуда. Губы ее были вывернуты наизнанку, прямо как у лягушек, про которых она пиздела, сравнивая их пожирание насекомых с пожиранием насекомых некоторыми видами экзотических цветов. Она даже демонстрировала. Открывала рот и застывала, будто мошек ловила.

Кто такой был пришедший в наш класс высокий молодой парень в зеленой водолазке и коричневом пиджаке — вот как я помню! — никто не знал. И не особенно интересовался. Как всегда на Иудиных уроках, все орали и хулиганили. Иуда вызвала меня к доске и вкатила двойку. Она щедра была на две цифры — 2 и 5. Против моей фамилии, мы в переменки подглядывали, в журнале стояли четыре двойки и пять пятерок.

Борис попросил Иуду разрешить мне выйти с ним из класса. Она торжествовала: «Вот, Медведева! Даже посторонние люди обращают на тебя внимание!» Ой, как хорошо, что обращают! Обращайте, обращайте! Мы стояли в пустом зале у классной комнаты. Борис тут же сказал, кто он и откуда, и попросил прочесть стих. Я прочла про войну, про девчонку, которая не дождалась парня и вышла замуж за другого — «Косица белая острижена, и от былого ни следа…» Борис сказал, куда и во сколько прийти на следующий день — и начались мои походы на Ленфильм. После месяца прослушиваний и отборов меня, наконец, взяли на пробу. На кинопробу! Меня! А сколько там девчонок было…

Пробы происходили в громадном павильоне. Прожектора дымились, и их то и дело выключали. И опять включали. Пришел режиссер. Все притихли. А он послал меня с Борисом во двор побегать — чтобы щеки у меня порумяней были. Мы бегали, и я терла щеки снегом. В сцене, которую снимали, — девочка на катке. Но меня не взяли тогда. Конечно, сделали из меня дуру — косички на уши заплели, свитер слишком узкий дали…

В костюмерной Гурченко надевала много лис на шубу и жаловалась на свою пятнадцатилетнюю дочь.

Мать скептически относится к моему сообщению. «Без труда не выловишь…» Нет чтобы порадоваться, сказать: «Конечно, дочка, тебя возьмут!» Труд, труд!.. Чего этот труд стоит, если ты бездарный и тупой, как валенок. Даже в «Что делать?» есть о наклонностях и способностях. Не даны они если тебе природой, то ничего и не выйдет. И сколько ты ни высиживай, усилий ни прикладывай — все результаты будут не такими, как если бы талант в тебе был.

Тетки на работе — в восторге. Я, конечно, не удержалась и рассказала им. Толстуха смеется и просит специальный билет на премьеру. Начальница говорит, чтобы не забывала про работу.

— Ты, Наташа, уже у нас четыре месяца. Пора из учениц в работницы переходить.

Может, меня еще не возьмут? А она уже переживает — «Когда же съемки начнутся?» Боится, что я должна буду пропускать работу. «В работницы!» Знала бы она, как я к ним, к работницам, отношусь! Я не занимаюсь самолюбованием. Все мое детство мне аплодировали, и теперь я не воспринимаю это всерьез. Я как раз все под сомнение ставлю.

Надену новые туфли, конечно. И платок новый на шею. Ольге такой Мустафа привез. А я приобрела его в общественном туалете. Отправились мы с Ольгой к Думе. Прямо напротив Гостиного Двора — туалет. Забит девчонками — торгующими или покупающими. От сигарет до дубленок, от колготок до косметики — но все фирменное. Цены, конечно, тоже не стандартные. Этот паршивый платок сорок пять рублей стоил. Какие-то лошади на нем, цепи, эмблемы. Я предпочитаю свой огненный шарф. Но Ольга сказала, что я в нем, как бабка, и что не модно, и… В общем, я решила приобрести модный платок.

Фирменный, как называют туалет, посещают любители не только фирменных шмоток. Милиция тоже приходит. Облавы устраивает. Уводит расфуфыренных девиц в ближайшее отделение. После трех таких приводов ставят на учет — фотографируют и анфас и в профиль. Шмотье, с которым забирают, не отдают. Сами потом, наверное, перефарцовывают.

Ну и кого же мы встретили на Невском у Думы? Сашку с Захарчиком! Как он развопился! И как мне, мол, не стыдно по таким местам ходить? Я разозлилась на него:

«А где я еще могу купить? Ты же мне не купишь у своих клиентов!» Он сунул Ольге в лапку пятьдесят рублей, а меня засунул в такси — домой отправил. Я вернулась через десять минут. Ольга ждала меня в туалете. Мы купили платок и колготки, и губную помаду. И еще деньги остались. Их мы потратили на шампанское и четыре порции мороженого с двойным сиропом. Шлялись потом по Невскому полупьяные. Я жестикулировала, махала платком и кричала какие-то лозунги. Ольга притоптывала своими десятисантиметровыми каблуками и улыбалась всем подряд, ртом уже без губной помады. Она осталась на краях бокалов в мороженице.

— Сашка, Сашенька!

Он даже не просит меня туфли в коридоре снять, видит, какая я ошалевшая.

— Ты знаешь, он меня не узнал! — я хохотала. — Ну неудивительно — тогда мне было тринадцать, сейчас почти шестнадцать. Для смягчения своей взрослости я прочла стих из школьной программы, маминого любимого Лермонтова. Тем не менее он спросил, есть ли у меня школьная форма.

— Если бы я был на его месте…

— Конечно, ты бы повел меня в темное помещение, сказав, что это фотолаборатория, и выебал бы! Чего от тебя еще ожидать!

— Не уверен, что ты бы очень противилась…

Сашка всё с подъебочками. Еще ведь в августе ты аплодировал мне на пляже, кричал «браво!». Может, совсем скоро мне и взаправду можно будет аплодировать. Мое имя было на листке в проходной, и дежурный меня сразу впустил. В картотеку. Там хранятся фотографии актеров, все данные о них. И мои тоже!

В вечернюю школу не пойду! Поедем в новый кабак. Отметить мою маленькую победу. Кабак называется «Тройка», и платок с лошадьми у меня на шее.

Захарчик встречает нас у метро «Маяковская», ресторан недалеко. Как, интересно, его переименуют? «Сайгон» и «Ольстер» уже есть, да и о Вьетнаме будто забыли. Сейчас надо во что-то израильское. Еще на подходе к ресторану ясно, что за народ тут толпится. Как бы сказала моя тетка — прожигатели жизни, дармоеды и жулики. Никого случайного, никого из толпы, одетой под цвет асфальта. Как только мы подходим к пестрой кучке, подъезжает такси, и из него выпархивает Людмила. В длинном платье, которое она поднимает и демонстрирует чудные туфельки. А ее рот, накрашенный необычно блестящей помадой (как невысохший лак для ногтей блестит) уже открывается в ругательствах Захарчику.

— Тебя нельзя оставить без присмотра даже на пару дней! Ты сразу же хиреешь без пизды!

Понятно, почему Захарчик дерганый — из такси вылезает Жан-Иван. В шарфике. Как француз может быть без шарфика? Людка — молодец — и по-английски говорит, и по-французски. Может, не прекрасно, но Жан ее понимает. Чего-то ей каркает, она ему в ответ. С нами идут еще двое. Борис по кличке Козел. Людка объясняет эту кличку не его тупостью, а его вонью. Он действительно какой-то замызганный, и волосы жирные свисают на плечи. Уж длинные-то волосы, кроме петэушников, никто не носит! Его девушка — Лорик — без умолку тараторящая пизда, желающая во что бы то ни стало быть центром внимания. Вот уж хуй!

В кабак мы входим без особых препятствий. Самое главное — войти в зал. На дверях стоит здоровенный швейцар — собирает дань. Пока мы раздеваемся, Сашка договаривается с ним. Даже в вестибюле слышно, что оркестр в кабаке классный. Играют что-то из «Лед Зеппелин». Я наизусть помню их диск — Флер целыми днями в школе выстукивал их музыку, и мы даже на два голоса пели.

Перед группой итальях швейцар с улыбкой распахивает двери. Проклятый жополиз! Они только своими обтянутыми в фирменные штаны жопами перед ним покрутили да паспортами итальянскими — ничего ему не дали! Александр дает швейцару десятку за нас — и тот еще недоволен. Какое блядство! И мне стыдно перед иностранцами. На своих, на русских, на советских граждан! этому хую, значит, положить, а перед какими-то итальяшками он расшаркивается! Наверняка, если б война — стал бы полицаем.

Поднимаемся в зал. Стены вдоль лестницы в шкурах, оружии. При чем здесь «Тройка»? На тройке гулять ездят, в былые времена — к «Яру», где цыгане и шампанское. Но не на охоту ведь… Наш столик рядом с итальянцами. Шесть мужиков. Без баб. Сплоховали бляди с Невского — такую группу пропустили. Но Людка не упустит — заговаривает с ними, чем вызывает кислое выражение на лице Захарчика. Лорик старается как можно громче разговаривать, но ее заглушает оркестр, перешедший с «Лед Зеппелин» на что-то французское и быстрое. Мы идем с Александром танцевать.

Назло Лорику и вообще всем я усиленно вращаю бедрами, посылаю воздушные поцелуи итальяхам. Сашка, как ни странно, не делает мне никаких замечаний. Но видно же, что я не из-за итальянцев такая бурная. Мне безумно весело. И хочется немного подразниться. Это оттого, что меня взяли, взяли на Ленфильм! И я уверена в себе сейчас. Так что сколько ты ни криви свою морду, Лора, я — победитель сегодня!

Мы возвращаемся к столу, который уже уставлен бутылками, икрой, холодным мясным ассорти. Тут же подбегает официант и прямо перед моим носом ставит две бутылки шампанского. От итальянцев. Я в восторге. Машу им рукой. Не успеваю проглотить кусочек бутерброда с икрой, как надо мной уже наклоняется итальянец. Приглашает танцевать, что-то говорит Сашке. Сашка ему «О'кей!» — и я уже танцую. Сразу с двумя. Они смешные. «Белла, белла!» Я им говорю, что меня зовут не Белла, а Натали. И они уже в такт музыке скандируют: «На-та-ли! На-та-ли!»

Козел подсел за стол к трем фарцовщикам, которые с завистью поглядывают на нас. Музыка гремит одесской мелодией. Официанты лавируют между столиками, как рыбы — стараются в первый день. Может, в зале кто-нибудь из партийных деятелей, с проверочкой. Нахальная Лорка кадрится к Жану-Ивану, который уже пьяненький. По ее просьбе открыли шампанское, которое мне ведь прислали! Я должна была сказать, чтобы его открыли.

— Старшим надо уступать, старших надо уважать, Наташа.

— Ох, прости, мама Лора!

Людка хлопает в ладоши и хохочет. Лорка от злости укусить меня готова. Ну и глупо! Завтра в компании, где меня не будет, ты будешь центром внимания. А здесь — я!

Людка — любительница повыебываться. Официант забирает тарелки с закусками, а она своим поставленным голосом: «У меня есть время выкурить сигарету перед горячим?» Он смотрит на нее глазами без ресниц: «Да курите, мне-то…» Бедный мальчик! На горячее к столу возвращается Козел. Лора в это время обсуждает какую-то махинацию с Захарчиком. Козел говорит, что ей надо заниматься не сделками, а устройством на работу, пока ее не выставили на сто первый км. Она обиженно достает из сумочки пудреницу (ах, какая красивая! Блядь Лорка!) и пудрит маленький носик.

— Боря, не учи меня жить, а лучше помоги материально.

Да, прямо по Ильфу и Петрову. Эллочка-Людоедочка. За столом у итальянцев затишье. Выдули уже две бутылки водки, закусывают фруктами. У иностранцев странная манера водку пить — смакуют ее, как коньяк. Мы же вонзили свои зубы в мясо — кто в шашлык, кто в цыпленка-табака. Я осторожно беру цыпу за крылышко и машу итальянцам. Они счастливы. Подзывают официанта — еще две бутылки шампанского передо мной. Лорик подсчитывает, сколько четыре бутылки стоят на доллары, и вздыхает: «Лучше бы наличными прислали». А итальянцы не унимаются. Один из них идет, уже слегка пошатываясь, к оркестру. Сейчас музыканты заломят ему цену. Но итальянец очень доволен, аплодирует. Оркестр исполняет «Натали» Беко. «На Красной площади падает снег…» Это ведь для меня он заказал! Я заставляю Александра бросить шашлык, окунаю пальцы в серебряную чашку с водой и плавающим в ней кружочком лимона, чуть касаюсь салфетки, глоток шампанского — и мы уже в центре зала. «Он зовет меня голосом нежным, Натали!»

— Сашка, не давай этой Лорке открывать новое шампанское. Мы его с собой лучше возьмем и поедем к Людке. А? Жан все равно уже пьяный, мы его в отель отправим. Спать. И поедем вчетвером к Людке. Без Козла и его фурии, конечно.

Александр подмигивает мне.

— Это же предложение уже поступило от Людмилы.

Начинается быстрая часть песни: «Москва, Украина…» — и итальянцы выходят на танцплощадку. Разъединяют нас и берут за руки. Они «русского» хотят танцевать! Прыгают, приседают. Я кружусь на месте, они прикрикивают что-то вроде «Хоп! хоп!» Весь зал смотрит на нас. На меня, кружащуюся по очереди с итальянцами по кругу и останавливающуюся в Сашкиных руках. Мы целуемся.

Итальянцы хлопают, кричат «Браво!». Лорка в бешенстве, встает и, зло взглянув на нас, уходит.

Оркестр делает перерыв. Стаи девиц устремляются в туалет. Лорик тоже, наверное, там. Старательно подкрашивает губы, готовится к последнему рывку. Вот дура-то! Жан вдрызг пьяный. Почти ничего не ел, а еще француз. Людка подмигивает то Сашке, то Захарчику. Я иду вниз, чтобы позвонить матери. Телефон рядом с дверью туалета. Набираю номер — длинные гудки. Удивительное дело, не занято. В этот момент из туалета выходит Лорик и специально стукает меня дверью. Вот какая противная баба! А она вплотную подходит ко мне, берется за мой платок, прямо за лошадь, и шипит: «Ты не думаешь, что слишком нагло себя ведешь, малолетняя ты пиздюшка?!» В этот момент гудки сменяются голосом соседки: «Але?» — «Одну минуточку, тетя Ира, это Наташа…» Я перекладываю трубку в левую руку и изо всей силы пихаю Лорика. Получается настоящий удар.

— А твои все уехали в гости, Наташенька.

Дура Лорка упала. Лежит у стены, хныкая и собирая свою фирменную косметику, вывалившуюся из сумки.

— Ну, ладно. До свидания, тетя Ира.

Я быстренько прохожу мимо Лорика, которая успевает цапнуть меня своими когтями за штанину. Надо сваливать. Как у Бальзака: «Красивые женщины всегда уходят из театра, не ожидая, пока опустится занавес». Тем более что ничего интересного уже не будет. Вот скандал может разразиться.

Я возвращаюсь к столу. Кокетливо улыбаюсь итальянцам, беру в охапку две бутылки, подмигиваю Людке.

— Саша, пошли?

Александр беспрекословно, но гордо следует за мной. Лорика не видно. Может, все лежит там? Кошмар — Наташка-драчунья! Погуляли. Хотя, эффектный выход — весь кабак провожает завистливыми взглядами. Спасибо за внимание!

Я стою на улице, жду, пока Александр возьмет мое пальто. Из ресторана выходят Жан и Людка, повиснув друг на друге. Захарчик следом за ними. С моим пальто. Ну, конечно, Александра, как всегда, оставили расплачиваться. Людка выбегает на середину переулка и, задрав платье выше колен, свистит, как соловей-разбойник, при помощи двух пальцев. Ну как же, ей надо тоже как-нибудь отличиться после моего номера! В другой ситуации Захарчик бы не упустил момента накричать на нее. Но не сейчас. Его мужское самолюбие ликует. Ваню-то в отель, а ебать Людочку он будет, Захарчик! Получается, что Жан действительно Иван-дурак. Хотя русский Иванушка неплохо всегда устраивался — печка у него сама ехала, ведра с водой сами по себе шли. И мерзкая лягушечка оказывалась писаной красавицей.

Жана запихивают в такси. Людка кричит ему: «А дома шери!» Я залезаю на заднее сиденье другого такси с двумя бутылками шампанского.

36

Странные женщины! Когда у Александра не было постоянной девушки, Людка вроде и интереса к нему не проявляла. Это Сашкино собственное наблюдение. То, что происходит сейчас — и мне заметно. Как только она поддаст, сразу начинается: «Саша, выйди на минутку». Сашка ей даже пощечину дал, когда она к нему в брюки полезла. Она нас тогда выгнала; обзывая, бежала за нами по лестнице.

Но сегодня об этом инциденте не вспоминает никто. Хотя я отношусь к Людке с недоверием. Сегодня — «Натали!», завтра — «проститутка!». После двадцати пяти у женщин, говорят, критический период.

Людка разгуливает по своей довольно узкой комнате в кружевных трусиках и такой же коротенькой комбинашке. Наклоняется прямо перед нашими носами, демонстрируя половину жопы. Ищет пластинку Гинзбурга. На Захарчика ни Людкина жопа, ни сексуальный писк «Вья, вья…» Биркин не подействует — у него болит желудок. Людка издевательски смеется над ним, садится ему на колени, давя на его живот и пытаясь влить в него шампанское.

— Бедный мальчик, он не привык к грубой пище! Он может кушать только еврейской мамы приготовления. У меня есть слабительное… Пойди просрись, не сиди тут с кислой рожей!

Я бы на месте Захарчика отпиздила Людку. За все ее «жиденок», «просрись». Он лениво парирует. Ну, может, Людка тогда и права, раз он такой пиздюк! Даже бабу на место поставить не может.

— Соседки нет, так что вы можете спать на кухне. У меня матрас есть.

Александр не очень хочет оставаться. Ему, видите ли, неприятно «делать любовь» со мной в Людкиной квартире. А где нам еще «делать»? Людка точно в критическом возрасте! Сама предложила оставаться, а теперь вот кидается простынями, подушкой. Она, правда, пьяная. А может быть, предполагала, что мы вместе будем спать: «амур а труа», или как любовь втроем называется по-французски?

Александр лежит, закинув руки за голову. Молча.

— Саша, ну что ты такой? Они ведь в другой комнате…

Он поворачивается ко мне, обнимает. У него даже хуй стоит! Да мы в одной комнате с Захарчиком уже спали. Он тогда не с Людкой был, а с Ольгой. Наверное, Людка узнала и недолюбливает меня за то, что я подружку свою Захарчику подсунула.

Я не подсовывала. Она сама осталась. Они с Захарчиком на кровати Сашкиной матери спали. Весь следующий день Ольга уверяла меня, что Захарчик в нее не кончил. Маразм какой-то! Она ебется только для того, чтобы в нее кончили? Раз не кончил — значит, и не выеб? Она не чувствует ничего. Ха-ха, фригидная подружка Оля! Так ей и надо!

Я вначале очень пугалась, если мужик долго не кончал. Думала, что я плохая, не возбуждаю его. Но я тогда сама не кончала. Мне стыдно было из-за того, что он должен что-то специальное делать, для меня.

Клоп. Еще один. Клопы-ыыы! Александр вскакивает, включает свет. Ой, клопы по простыне побежали! Вот и провели ночь вместе! Людка, как только Александр свет включил, сразу прибежала. В пеньюаре — кружева, кружева.

— Что ж, бля, у тебя тут клоповник?!

Александр стащил с матраса одеяло и замотался им. Людка смеется. Мне с матраса виден треугольник ее пепельных волос в паху. Значит, она натуральная блондинка. И волос мало.

— Что ты лежишь среди клопов, еб твою мать! Вставай!

Ну, я и встаю. Голая.

— Ой, какие сисеньки! Дай потрогать!

Людка уже тянет ко мне руку. Она выползает из кружевного рукава, в колечках и браслетах. Александр ее отпихивает. Грубо. О, ей только это и надо было. Повод для скандала. Провокаторша! Она уже орет: «Убирайся вон со своей блядью!»

Мне смешно. Я одеваюсь в свои одежды, брошенные мне прямо в лицо Людкой. Сашка швыряет мне пальто, пиджак. Сам в брюках с незастегнутым ремнем. Я беру свои шмотки и иду в коридор. Заглядываю в комнату. Захарчик на нерасстеленном диване. Злой. «Пока, Захарчик!» Людка дает мне поджопник. Мне не обидно. «Ай виш ю э гуд тайм!» Еще один поджопник. Она чуть не плачет. Ваню в отель отправили, а Захар ее даже не выеб. Какое же это гулянье!

Мы сидим на скамейке у Людкиного дома. Такси, конечно, не видно. Людка не унимается — выкрикивает нам ругательства из окна. Совсем рехнулась — бросает в нас подушку: «Спите под кустом!» Я кладу подушку на колени Александру и свою голову потом на нее, вытянувшись на скамейке.

— Саша, знаешь выражение — «и рыбку съесть, и на хуй сесть»?

— Знаю, оно обычно к бабам применяется.

К каким, он не говорит. Но мне очень весело. За один день столько происшествий!

— Ты, Сашенька, хочешь заниматься своими делами — фарцевать — и не быть связанным с этими людьми. Так не бывает. Я знаю ведь, что тебе больше компания Мамонтова нравится. Ты мне всегда говоришь, чтобы не связывалась с центровыми. А сам? По рукам и ногам с ними связан.

— Вот поэтому я и уеду от вас всех на Север, к ебени матери.

— Хорош гусь! А я, интересно, куда должна уехать — на юг?

Серьезно я не воспринимаю его «уеду», но мне неприятно, обидно. Он целует меня в висок, как бы успокаивая, разубеждая.

— Да, попали! Была бы ты мне малознакомой, как все легче бы было!

— Конечно, легче. Ты бы выебал меня и на клопах. А когда бы я задремала, тихо бы свалил.

И мне было бы легче с малознакомым. У него наверняка была бы квартира. Спали бы сейчас. У меня и хорошо знакомых не осталось. Откуда время на них взять? На Александра его не хватает. Вот они и разбежались, хорошо знакомые. То меня дома нет, то на хуй пошлю, то занята, то еще что-то. Александр прекрасно может и поебаться с кем-то, и пообщаться. Когда я на работе, в школе, когда у него «дела». А я? Не то что поебаться, встретиться с кем-то! Когда я могу? Ведь мужчина в конце концов инициатор. Да я и не хочу быть руководителем. В мелочах, может. Но что это за руководство — так, надутые губы, хныканья… Наглая я все же! О своих грехах не помню. И с Володькой-баскетболистом выеблась, и с ребятами на чердаке. И с другом еврея-инженера выеблась бы — с Рыженьким — будь он понаглее. Он меня и домой не раз провожал, и духи подарил… К моему собственному удивлению, больше не с кем. Дожили, что даже ёбарей нет!

Такси зато вот есть. Сейчас мы поедем в разные стороны. Как мне это надоело!

— Ну, поедем ко мне. Все спят. Никто не узнает. Двери в комнату я всегда запираю…

Действительно. Прошмыгнем тихонько. Утром он рано уйдет. Мать проверять не станет. Да ей в голову не придет, что я могу привести с собой Сашу. Набраться такой наглости?!

37

Начальница была права в своих подозрениях о моих пропусках работы из-за кино. Только в кино я пока еще не снимаюсь, а смотрю. По телеку, утренние передачи. Опять наши тезки нас приютили.

Маленькие молодцы — учатся. Уходят утром в университет, а мы с Сашкой остаемся на матрасе. Едим, пьем. Читаем американские журналы. Их у Наташки целые кипы и совсем свежие номера «Ньюсвика» есть. Что ни номер, так обязательно что-нибудь о Советском Союзе. Так они интересуются! Однобоко, правда, как-то. Фотографии мужиков в шапках-ушанках, бабок с рынка. Можно подумать, что у них колхозники — фермеры — одеваются у Кристиана Диора! Нет чтобы напечатать фото кого-нибудь вроде меня — «Сегодняшняя Советская Школьница». И обязательно увеличенная в размерах беломорина, набитая планом, в накрашенных губах, ха-ха! А то они думают, что мы все тут до сих пор в лаптях ходим и на балалайках играем. Заботились бы лучше о своих безработных. У нас ни хуя никто работать не хочет, а у них работы нет! У них рекламы сигарет и кока-колы, а у нас лозунги и «Требуется!». Безработные, приезжайте в Советский Союз — здесь «Требуются!», «Объявляется набор!», «Срочно требуются!..» Зарплаты маленькие, но вы же будете привилегированными людьми. Еще бы — сбежали из капиталистического рая в «страну, строящую гибель» всему миру.

Немудрено, что иностранцы сходят с ума от русских девчонок. В журналах они видят только «бабушка'с», а приезжают… Софи Лорен-Монро-Кардинале разгуливают по улицам. И главное, не избалованы — флакончик духов — высший кайф! О мраморной ванне с золотыми краниками, в которой плавает первая леди, ныне мадам Онассис, и не подозревают. Одно из своих заседаний Политбюро должно посвятить значению русской пизды в мировой политике. От этой русской штучки все охуевают — женятся, экспортируют.

Я не прихожу ночевать, но мать про милицию больше не говорит. Я работаю. Александр работает. Будто это была ее цель — отправить нас на работу. Сашка, как ее ни встретит, все комплиментами засыпает. И мне вполне серьезно сказал, что у матери сексуальные ноги. Я ей передала. Как она растерялась, раскраснелась! Пыталась возмущаться, но потом застеснялась и из комнаты вышла.

У нас дома новинка. Купили в бабушкину комнату диван. Оттоманку — на помойку. Перед тем как ее выбросить, я заставила бабушку обивку с валиков сдернуть. С изнанки она потрясающая. Бабка все пальцы исколола, пока шила мне пиджак — модель я в «Воге» высмотрела. Отпорола от стокилограммового пальто с лисой золотую пуговицу — и получился блеск!

Как весна меняет людей! Все будто похудели. Особенно женский пол. Волосы по плечам развеваются, ножки в капроне мелькают, жопы туда-сюда. И всех будто больше стало. Выпросила у Ольги плащ. На пробы велели прийти в школьной форме. Не переться же в ней по городу. Я посмеялась над Ольгой. Рассказала ей, что прочла в «Тайме» про убийцу, появившегося в Москве, — он за блондинками в красном охотится. А у Ольги как раз куртка красная от Мустафы. Ольга разинула рот, но потом успокоилась, заметив, что это — в Москве, и наверняка вранье. Специально, мол, написали, а то получается, что только за границей убивают. У нас, если бы такой убийца и появился, вряд ли бы написали — что народ зря пугать и давать каким-нибудь чокнутым лишнюю информацию. Тем более что блондинки все равно не перекрасились бы в брюнеток.

Когда я подхожу ко двору Ленфильма, мне кажется, что все прохожие знают, куда и зачем я иду. Не просто так, а на кинопробы! Вообще-то Борис сказал, что это просто формальность. В проходной меня встречает Татьяна — ассистентка Бориса. Мне нравится, что можно с ними по имени. Они с нами на «ты», мы на «вы», но по именам.

Татьяна постоянно здоровается с пробегающими, несущимися, стоящими у бесконечных дверей киношниками. Олег Даль пробежал, улыбнулся. А в фильме у Бориса будет сниматься Елена Соловей — любимица Никиты Михалкова. Проходим большую залу, увешанную фотографиями, но я никого не узнаю. Татьяна говорит: «Это те, кого зритель не видит». Грамоты висят. В коридоре двери с табличками. Фамилии режиссеров, названия фильмов. «Звезда пленительного счастья», «Дневник директора школы» — нам сюда. Борис похлопывает меня по плечу. Я снимаю плащ, и он недоверчиво смотрит.

— Слушай, а что, вам разрешают в таких коротких?

Это он о школьном платье. Я уже в прошлом году из него выросла. Но киваю головой на его вопрос. Приходит молоденькая девушка-гример. Подходит ко мне очень близко, рассматривает мою физиономию.

— Ну, ее гримировать не надо, кожа хорошая. Может, под глазами слегка. Ночью спать надо!

У меня «синяки» под глазами. Оттого что я сплю-не сплю! — с Александром.

— А что с волосами? Косички, может?…

Гримерша смеется над Борисом.

— Какие косички, Боря? У них в школах, в девятом-то классе, все курят на переменках в сортирах.

Борис недоверчиво поглядывает то на меня, то на гримершу. Ногти кусает.

— И не только курят, поверь мне. Пошли со мной, школьница!

Я улыбаюсь извиняющейся улыбкой и иду за ней дальше по коридору. На следующей двери табличка: «Синяя птица». Ничего себе! Джейн Фонда, Элизабет Тэйлор, может, я даже познакомлюсь с ними — «хау ду ю ду?»

В комнате, в которую мы проталкиваемся, в самом ее дальнем углу, стол. Это для меня. Около, как мне кажется, слишком большой кинокамеры — восточный человек в кожаной куртке и кепке. Вот такими все себе киношников представляют, обязательно в кепи. Меня усаживают за стол. Гримерша отходит к камере, смотрит в объектив. Тут же возвращается ко мне — подмазывает и припудривает мои круги под глазами, поправляет волосы. Приходит Борис и объясняет мне, что делать: «Очень естественно, смотри в сторону… дайте ручку и тетрадь… пишешь что-то…» Так тихо стало — из комнаты вышли, стоят за камерой. Мне как-то грустно даже. Голос Бориса: «Мотор!» — камера затрещала. Я пишу в тетради: «Мне грустно». Поднимаю глаза, смотрю в камеру, потом в сторону. Подпираю рукой щеку — на стене висит картинка подмигивающего Чарли Чаплина. Я подмигиваю ему. «Стоп!» И тут же все забегали, зашумели, провода куда-то потащили.

— Все хорошо, Наташа. Сделаем еще один дубль. Только в этот раз вообще в камеру не смотри. И очень хорошо с подмигиванием получилось.

Во второй раз я уже не нервничаю. Чирикаю что-то в блокноте. Борис — слева от камеры. Я смотрю на него, улыбаюсь. И подмигиваю ему, а не Чарли. «Стоп!» Оператор показывает большой палец. Борис кивает головой. Вот и все.

Хотелось бы по студии пошляться, но Татьяна ведет меня к проходной. Борис ее попросил. А то, сказал, какой-нибудь старичок получит инфаркт от этой школьницы. Ну что, теперь к Сашке? Будем сидеть-лежать — у него… Взлететь хочется! Фейерверк устроить! С сожалением оглядываюсь на двор Ленфильма — когда я опять сюда приду? Съемки ведь только в середине лета…

38

Подхожу к метро «Горьковская». Всего две остановки до Васильевского острова. До Александра… Рыженький! Приятель еврея-инженера. Он так всегда краснеет, что, кажется, веснушки исчезают.

— Володя! Рыженький, я сейчас на Ленфильме была. Меня снимали!

Он берет меня за руку. У него и на руках веснушки. Какой-то он уж слишком застенчивый. Из-за своей рыжести? Глупо. Это же редкость — голубоглазый, светловолосый. Все нации смешались — грузины с русскими, русские с евреями, евреи со всеми…

— Можно тебя пригласить куда-нибудь? Я так рад тебя видеть, ты не представляешь! И за тебя рад.

— Конечно, можно, Рыженький! Пригласи меня. Вот только матери позвоню.

Я зачем-то вру ей, что еду к Саше. Чтобы лишних разговоров не было? Куда, мол, с кем, немедленно домой…

— Володя, давай куда-нибудь с музыкой. Не в ресторан только.

Я совсем очумела — я ведь в школьной форме. Рыжий не верит, смеется. Я расстегиваю плащ, как только мы садимся в такси, и он заливается краской смущения, но и какого-то возбуждения. Может, действительно, строгое платье монашенки эротичнее голого тела? Поедем в бар «Баку», у Рыжего там знакомые, так что в плаще пропустят. Я просто слюной захлебываюсь, рассказывая ему о пробах. Привираю, конечно, будто бы я буду сниматься в главной роли. Он с восторгом смотрит на меня и все время подносит мою руку к своим губам. Не целует, а осторожно прикасается.

«Баку»… Сколько я не была уже тут? Год. С прошлой зимы, когда мать искала нас с Ольгой в этой, по ее выражению, клоаке. Мы «отдыхали» на чьей-то квартире… Как нежно я называю еблю: отдыхали! Дуры набитые! С кем только не уезжали мы из этого бара! Да и все девчонки, приходящие в бар, покидали его с кем-то. Бегали в туалет и решали — ехать или нет… дать — не дать… как свалить? номерок от гардероба у него…

Сейчас я вхожу сюда со странным чувством превосходства. Все-то я об этом месте и его посетителях знаю…

Рыженький дает гардеробщику трешку, и меня пропускают в плаще. Поднимаемся по лестнице. По той самой, по которой зимой девчонку за волосы тащили.

— Наташа, у меня ведь рубашка под пуловером. Ты надень его на платье, получится, будто у тебя юбка коричневая и бордовый свитер. Передник только сними.

Я захожу в туалет. Боже мой, я ведь только о ней подумала, о девчонке, которую за волосы… Она опять здесь, и глаза опять заплаканные. Опять ее что-то заставляют делать. Засовываю передник в рукав плаща, как шапку и шарф в детстве… Хочет она, значит, хуй, например, кому-ни-будь отсосать в этом же туалете — раз здесь!

В баре темно, как у негра в жопе, — Зося бы так сказала. Две девочки танцуют. Все та же публика — наглые центровые хуи и парочки, троечки пиздюшек типа — и хочется, и колется.

За наш столик уж, конечно, никого постороннего не подсадят — Рыжий что-то пошептал бармену. Официант шампанское приносит. Мы сидим друг против друга, и наши колени касаются под столом. Странное ощущение в момент их соприкосновения. Будто спазм в паху, прямо между ног. Какая я блядь! Мы выходим танцевать. Под Азнавура. «Ля богема, ля богема» — да, очень кстати для этого места. Богема… ха-ха! Рыженький боязливо держит свои руки на мне, не пытается привлечь к себе, прижать. Ну и хорошо! Пусть я как что-то хрупкое в его руках, к чему он боится прикасаться. Особенно это приятно в этом баре, где столько грязи было. Да и сейчас есть. Не со мной только.

— У тебя тушь на пальцах. Зачем ты ходишь на работу? Тем более такую… не подходящую тебе?

— Это временно… как и всё, впрочем. Но я уйду. Вот съемки начнутся, и я брошу. И вообще я хочу уйти из дома. Я с мамой и бабушкой живу. Так они мне надоели!

Рыжий опять держит мои руки, но сейчас не просто касается, а целует. Сашка мне никогда руки не целует. Официант вытирает лужицу вокруг бутылки.

— Хочешь, живи у меня.

Ничего себе! А он сразу как бы оправдывается.

— Я все равно там не живу. Я у жены живу… пока.

Господи, жена какая-то! У всех свои проблемы.

— Трудно объяснить ситуацию… Ну, у нас договор такой. Из-за денег. Контракт своеобразный.

Людка рассказывала, что за границей, когда женятся, то заключают брачный контракт. Чтобы в случае развода не произошло никаких казусов с делением имущества. Это значит, они, еще не поженившись, уже думают о том, как бы кто друг друга не объебал при разводе. Чтобы не было потом удивленного лица — как, это разве не мое?! Как логично, умно… мерзко.

— Спасибо, Володя. Но… Я ведь тебя и не знаю совсем. Да и ты меня, может, я аферистка?

— С такими глазами? Не поверю.

Мне грустно. Если бы я согласилась, то не обошлось бы без ебли. Не то что я не хотела бы с ним переспать, но это было бы, как плата. За квартиру. И он наверняка не обрадовался бы, узнав, что я в квартире буду жить с Александром. Но, может, я напрасно так думаю, может, Рыженький от всей души и, может, не все только из-за пиписьки, будь она проклята…

Рыжий провожает меня домой. По Садовой, мимо Гостиного Двора, мимо Банковского сада. Дальше, дальше — переулок. Как смели переименовать его из улицы Гороховой в переулок Дзержинского?! Ведь там же Рогожин жил! Может, взаправду… Там он Настеньку бритовкой… Может, Достоевский сам, как Идиот, шел по Гороховой! искал рогожинские окна…

Мы входим в мой переулок. Я держу Рыжего под руку, но, пройдя несколько шагов, почему-то опускаю руку. У самого моего парадного автобус. Туристический. Как странно — в переулке стоянка запрещена.

— Володя, спасибо! Было очень хорошо. Правда.

Он стесняется до глупости. Мне действительно было хорошо. Я обнимаю его. Мы стоим напротив парадного. Я целую его в ухо, и его волосы касаются моей щеки. Шелковистые, рыженькие. Он боязливо касается моих плечей. И потом вдруг, как задохнувшись, сжимает их и целует меня в рот. Сильно. Он наклоняет меня назад, и я уже чувствую затылком свою спину — он целует меня в шею. Мы можем пойти в подъезд и целоваться, целоваться… Не надо. Лучше так все оставить.

— Иди, Володя. Пока.

— Я встречу тебя завтра с работы.

Я целую его в веснушчатую щеку и убегаю в парадное. Как хорошо, что мы не вошли в него — как всегда, темно и воняет мочой.

39

Лифт открывается. Свет из него освещает площадку. Откуда-то из угла выходит Александр. Он выгоняет из лифта Людмилу и Жана и впихивает в него меня. Мы поднимаемся вверх, и он вдавливает меня в тонюсенькую стеночку. Кто-то выцарапал на ней: «Эльвис Пресли — король рокен рола». Он, как котенка, держит меня за шкирку — за ворот плаща.

— Открывай.

Как просто и скупо! Военный приказ. Он буквально по воздуху пронес, протащил меня к дверям квартиры.

— Тише. Уже поздно.

— Открывай, я тебе говорю.

В «моей» комнате свет.

— Вот, Маргарита Васильевна. Ваша невинная дочь.

Торшер включен. Мать на расстеленном диване. В пижаме, чуть прикрывшись одеялом. «Капитанская дочка» в руках. Она не поверила мне, когда я прочла: «…чем прикажешь заняться? Ведь не все же бить жидов. Поневоле пойдешь в трактир и станешь играть на бильярде…» Она будто и не удивлена нашим появлением.

— Я только что был здесь. Ты, оказывается, со мной! Ты со мной сейчас перед парадной целовалась?

Он ударяет меня по лицу. Какие глаза у него… Он ненормальный и пьяный, и у него травма головы.

— Саша, прекратите здесь… Что происходит, Наташа?

Александр хватает со стены, срывает, змею.

— Происходит то, что ваша дочь, как эта змея, заползла ко мне в душу и изжалила всю. Сука!

Это уму непостижимо! Соседи… мать… «Сука» — при матери!

— Убирайся вон отсюда! Что ты устроил тут? Как ты смеешь, негодяй!

Александр пытается переломить змею о колено. Он согнулся над ней, и я вижу, как слезы капают из его сумасшедших глаз. Он напрягается, стукает змеей о колено и наконец разламывает ее. Змею. Меня.

— Саша, немедленно прекратите! Приходите в нормальном состоянии и выясняйте отношения.

Он выкидывает половинку змеи в форточку. Она с грохотом приземляется на груду ящиков в закутке, куда я бросала ключ девушке-маляру. Потрясая второй половинкой, он медленно движется на меня.

— Все выяснено, вся она выяснена, все…

Я пытаюсь вытолкнуть его из комнаты. И он, бросая вторую половинку змеи на пол, шарахается от меня и со словом «уйди!» выбегает. Несколько минут мы слышим грохот его ботинок, сбегающих вниз по лестнице.

— Боже мой, Наташа! Боже мой! Что же ты делаешь?

Я подбираю обломок змеи, верчу его в руках, потом бросаю в кресло и ухожу. Иду в бабушкину комнату, где ее нет, и причитаю на ходу какую-то галиматью.

Как я всегда негодовала, когда бабушка приносила украденные бутылочки с работы. Она один раз не выдержала и наорала на меня: «Курочку есть хочешь, печеночку парную любишь?!» Господи, да есть курочки — с Володькой-баскетболистом мы покупали. Они, правда, импортные, а значит — в два раза дороже. Вот моя бабушка и снабжала местных мясников винцом да спиртиком — за курочку. Как это все… стыдно.

Мать не пошла за мной ночью. И утром не заглянула в комнату.

А может, я повесилась?! Я пила портвейн всю ночь и ревела в подушку — чтобы соседи не слышали. Я проклинала всех и тут же молилась на иконку. Ударила себя пепельницей по лбу. Из-за того, что я сука и блядь. Гладила себя по шишке, возникшей на лбу, называя бедной, несчастной девочкой, не знающей, как жить, что делать и зачем. Проклятый собственник — я шептала-шипела в адрес Александра, — и я еще хотела с тобой жить! Да ты бы связал меня веревками, приковал бы к кровати…

Голова болит от портвейна. На работу даже звонить не буду. Врать, придумывать. Зачем? Чтобы не уволили? Так я же сама хочу бросить. Вот пусть и уволят. Трудовой книжки все равно еще нет — будущему не повредит. Какому будущему?…

Три длинных, два коротких… Что он хочет? И смеет еще нашим условным сигналом звонить! Три печальных, два веселых…

Не пьяный. Не злой. Строгий. Стоит посередине «моей» комнаты. Я у пианино. Руки на груди скрещены, как мама говорит, по-наполеоновски. Наполеон закладывал одну руку за спину, другую за борт шинели. Как Гитлер потом, как Сталин…

— Передай мои извинения Маргарите Васильевне, я ее больше не увижу.

Мог бы ей на работу позвонить, раз такой порядочный. Я стою молча в длинной, до полу, юбке, сшитой из старинного бабушкиного платья. В огромном, ее же, свитере.

— Давай все наши фотографии. Все, что со мной связано.

У Рыжего с женой контракт… Платок — лошади, цепи — висит на стуле. Я достаю из туалетного столика фотографии. Мелькает — я в одной босоножке, опираюсь на его плечо… Он кладет платок на крышку пианино и в него фотографии. Выхватывает их у меня из рук. На шкафу стоит пластиковый ослик. Он берет его и кладет в платок. Снимает маску со стены. Я подаю ему джинсовую куртку. Потрепанную. Он усмехается.

— Надеюсь, что следующая твоя жертва будет щедрее, ха…

Даю ему иконку. Он вертит ее в руках, а потом… кладет в задний карман джинсов.

— Это слишком дорогая вещь. И, тем более, ты никогда не заслуживала ее!

Ааааа! Игра. Все это игра его! Подаю ему часы. Опять усмешка.

— Оставь их себе. Чтобы знать время, когда из коек вылезать и домой возвращаться.

Мне хочется повалить его на пол, бить по нему кулаками и орать: «Аааааа!» Я молчу. Он связывает платок всеми его четырьмя концами. Гостинчик бабушке от Красной Шапочки.

— Пошли.

— Куда?

— На канал Грибоедова. Бери это барахло и пошли. Через черный ход.

Я умею быть послушной. Идем. Вниз по лестнице, через двор. Пасмурно и ветер. Это не Ленинград, а Ветроград. У Хлебникова кто-то так сказал. Из двора к набережной. Как это громко звучит. Только для Невы это название и подходит — Медный всадник, гранит, набережная. Я знаю, что он хочет сделать, — утопить узелок в канале Грибоедова. Прямо по Достоевскому играет. Подходим к чугунным решеткам. Вода какая грязная.

— Бросай.

— Почему я? Это твой… сценарий, ты его и разыгрывай!

Он зло смотрит на меня. Тянет мои руки с узелком за парапет. Но ведь он тоже держит узелок. Я отпускаю свои руки. Узелок у него в руках. И он как бы выпадает из его рук, будто бы он не удержал его, упустил.

«Откуда вы?» — спросил Пушкин, путешествующий в Арзрум, у встреченных им грузин, сопровождавших арбу. «Из Тегерана». — Что везут? Они: «Грибоеда». Тело Грибоедова они везли, убитое и изуродованное тегеранскими бандитами.

Круги на воде. Но узелок не тонет. Покачивается на ряби воды. Сашка матерится. Ветер — и подол юбки прилип к моим ногам. Какие-то люди прошли. Даже не посмотрели. А может, мы младенца убили и теперь вот утопить хотим? Им и дела нет. Сашка нашел палку. Длиннющую. Как для прыжков в высоту с шестом. Господи, прямо тыкает ею в узелок! В моего ослика! Я закуриваю. Такой ветер, что дым мне обратно в горло влетает. Глубоко в легкие. И Сашка узелок палкой глубоко под воду погрузил. Пузыри. Он убирает палку. Узелок не всплывает. У Александра пот на лбу. Смотрю на воду, ну?… Нету больше узелка. И пузырьков больше нет.

— Хочешь выпить?

Как я могу ему предлагать выпить после того, что он сделал? А он — как может он согласиться? Он соглашается.

Сидим напротив. Пьем порт. Курим. Его сигаретка между большим и указательным пальцами. Моя почти у виска, у волос, которые так выросли, что можно стянуть в хвостик… Может, это и грех — иконку утопить, но должен был. А так, все это поза. И часы…

— Все. Я пошел.

— Я тебя провожу до улицы.

Он не очень хочет. Но я пойду. Чтобы не чувствовать себя оставленной.

Я стою на углу переулка и площади Мира. Под деревом, на круглом газончике вспаханной земли. А он уходит. Быстро, почти бегом. Как всегда. Я вижу его фигуру у стеклянных дверей метро. Он смотрит в мою сторону. Конечно, видит меня. Стоящую под деревом, полами своей собственной юбки избиваемую, саму себя обнимающую. Он поднимает руку. Взмахивает? Прощается?…

40

Он уехал. Бросил меня. Но разве я вещь, чтобы меня бросить? Узелок он бросил!

Был день. Июньский. Вот-вот и годовщина нашей встречи. Пусть некрасивой тогда, но со временем изменившейся, окрасившейся в другой цвет. Шестого июня Пушкин родился…

Даже недолюбливающие друг друга женщины заодно в чем-то. В борьбе с мужиком. Скорее — за мужика. Даже если ты «за», то все равно в том, за кого ты, надо что-то переломить в свою сторону. Значит, «с»?…

Быстрым голосом, слышно было, что прикрывает рукой трубку, Людка нашептывала мне:

— Он уезжает. Самолет через два часа. Мы в аэропорту.

— Куда-а?

— На Север. На год. Он не знает, что я звоню. Мы стоим у главного входа в аэропорт.

Я надела старинные бабкины бусы из янтаря. Взяла такси. В сумке у меня лежала косыночка.

Он так любил, когда я ее надевала. Красное, белое, синее. Вместо звезд, как на американском флаге, — якоря… Больше всего я боялась, что он изругает меня, наоскорбляет, скажет: «Ты все думаешь, это бесконечно? Все утоплено, моя любимая де-во… блядь».

«Бей свалившуюся в воду собаку».

Боясь встретить его глаза, я вошла не через центральный вход. Поднялась на балкон. Увидела внизу яркий, химически-голубой плащ Людки. И потом его. Какая длинная у него шея! Он подстригся. Стоял и улыбался своей американской улыбкой. Нельзя ему жить в Америке — будет, как все. Американцы все время улыбаются.

Людка заметила меня. Я спряталась и стала ее ждать.

Как намного трудней быть оставленной! Оставленной там же, где вы вдвоем были. Среди всего, что вас двоих окружало. Идешь по городу, не замечая ничего, думая о своем, — и вдруг очнешься — там же. На Львином мостике. На мосту, по которому бежали вприпрыжку под дождем вместе. И он, оставивший тебя, пел: «Какой большой ветер напал на наш остров…» И, засмеявшись: «Унес он мой зонтик! Унес мою Наташку!» Это ты себя унес!

На балконе, где я пряталась, был бар. Людка ахнула стакан винища, не поморщившись. Я проглатывала слезы вместе с белым вином. Людка бегала и требовала салфеток. Торопила меня.

Как изменился он, увидев меня. Я не видела его рук, но наверняка они были сжаты в кулаки. Захарчик, разодетый, как павлин, и даже с мундштуком, дежурно улыбался.

Как хочется всегда самой куда-нибудь удрать, находясь в аэропорту, на вокзале. Но ты ведь — оставленная. Ну и вот на, иди по своей любимой улице Росси. Но это ведь там, где эхо. Вот именно — эхо. Обернешься в надежде… Одна. Иди и саму себя слушай.

Он взял меня под руку и повел. Повел через зал аэропорта, так, будто хотел отдать меня, сдать. Как багаж. И билетик от багажа навсегда потерять.

— Не волнуйся, я тебя никогда не забуду. Ты к этому все усилия приложила. Что ты еще хочешь от меня?

Мы сидели на бетонном парапетике, отделяющем нас от летного поля. Я боюсь открытых пространств, у меня голова начинает кружиться. Высоты я не боюсь. Ведь внизу есть конечная точка. А тут — бесконечность.

— Я только хотела попрощаться… Ты меня ненавидишь?

В носу стало мокро. Всегда так, перед тем как заплачешь.

— Если бы! Как я был бы счастлив…

Зачем он всегда давал мне надежду? Он всегда уходил и говорил, что любит меня. Даже если и не говорил, я это видела, чувствовала. Я стала плакать. Он достал большой платок, как всегда, отутюженный. Никогда меня не станут снимать в кино в плачущей роли — сопли, нос, как картошка, все лицо в пятнах. Он все просил меня не плакать. Какое твое дело! Это мои слезы!..

Прибежала Людка и сказала, что его ищут. Меня затрясло, и я вцепилась в его рукав. Мы пошли внутрь. К его рюкзаку. К бородатому человеку, который уже махал рукой, подгоняя. Что такое полчаса? Перед экзаменом — учащенный пульс в желудке. Полчаса любви. Украденные. Сколько, сколько их было… Полчаса перед разлукой…

Александр стал грустным и озабоченным. Заглядывал в мои лужи слез. Захарчик был смущен и, казалось, хотел бы убежать, чтобы не видеть такого прощания. Людка бегала между нами, подшучивала. И вот мы пошли вниз. Туда, откуда он не вернется. Инферно. Но оказалось, что это не самый еще конец. Там еще был эскалатор, по которому он должен был спуститься уже совсем к конечной точке. К взлетной полосе. К финишной ленточке. И мне туда было нельзя. Его звали снизу, торопили. Будто говорили, да брось ты ее!.. Стюардесса! Богиня! «Не положено!»

Я держалась за него обеими руками. Я всем существом, всем нутром своим за него держалась. И опять соломинка: «Я люблю тебя. Да». Людка просила стюардессу:

«Девушка, ну что вы в самом-то деле? Ну дайте вы ей спуститься с ним вниз. Ну вы же видите, какая трагедия…» Оклик снизу: «Саня! Давай спускайся!» Я вытащила из сумки платочек. Красное, синее, белое… Он поцеловал его и засунул под свитер. И побежал, схватив свой рюкзак. Побежал вниз по эскалатору. «Саааашааа!» Внизу он обернулся. «Жди меня!»

Захарчик удрал. Мы простояли с Людкой у высоких столов бара два часа. Она болтала с пьяным мужиком. Я бегала в туалет — меня рвало. Я врубалась локтями в высокий стол и пыталась понять, о чем говорил мужик, но слышала только: «Жди меня, жди меня жди меня ждименя-ждименя…» Зачем он это сказал?

Людка поехала ко мне. Вот — сейчас прийти домой, включить громадный магнитофон и… Ах, да, я помню. Но вспомнить только на последних словах: «Любовь прошла, любовь прошла, и ничего нет впереди. Лишь пустота, лишь пустота, не…»

Я проснулась в бабушкиной комнате. На ее кровати. Людка спала на новом диване. Первые ее слова были о пиве. Я стала одеваться и заметила, что на брюках нет пуговки. Ах, это он, оставивший тебя, оторвал. Тогда, давно, когда, забежав в подъезд, вы целовались. И он просовывал руку в твои брюки. И он трогал твою пипиську. И она плакала под его рукой. И слезинки ее на трусиках, спрятанных тобой в самый дальний угол шкафа от матери…

Ларек на канале Грибоедова закрыт. На площади продают квас. Покупаю три литра кваса. Какая разница!.. Сколько людей вокруг. Куда вы все несетесь, даже если и плететесь? Жизнь продолжается. А кто-то, может, вены себе утром перерезал. Но другой зато, выругавшись и затянув ремень на штанах, пошел на завод.

Людка ругалась: «Что ты купила, дура? Мне лечиться надо. Опохмелиться…» А меня кто вылечит? Зачем-то продала Людке бабкины бусы. Вылила квас. Взяла бидон и вышла на улицу.

1983–1985 Париж


Поделиться впечатлениями



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Интернет-магазин немецкой обуви в Москве: модная мужская и Истории о близких отношениях

Как сделать лаковые туфли Как сделать лаковые туфли Как сделать лаковые туфли Как сделать лаковые туфли Как сделать лаковые туфли Как сделать лаковые туфли

Похожие новости