Друзей не существует цитаты

Neevrei
Тема Холокоста уже более полувека доходно эксплоатируется мировой кино- и теле-индустрией. Спилберг, Полански, Херман, десятки других менее известных кинорежисеров делают хорошие деньги на Катастрофе европейского еврейства. Россия, повторяя Запад (как всегда с опозданием), тоже принялась пахать эту черноземную ниву. Не так давно голубые экраны российских телевизоров посинели от сериала «Тяжелый песок», смастеренного «по мотивам романа А.Рыбакова». То, что эта полумыльная опера мало соответствует первоисточнику, вполне естественно, но то, какие идеи она проповедует, вызывает недоумение. По воле кинокомпании «Риск» еврейское черниговское местечко Сновск (советский Щорс) превращается в многоликий вавилон евреев, немцев, украинцев, поляков, слившихся в смешанных браках и благолепии «сталинской дружбы народов». В ассимиляционном раже авторы даже заставляют евреев в синагоге принять решение построить… православную церковь.
На самом же деле, никакой плавильный котел народов СССР, впрочем, как и всех других империй прошлого и настоящего, не образовался. И «новая общность людей» под названием «советский человек» не возникла (если не считать некоторых их общих черт, именуемых «совковыми»). Особенно характерно, что в том советском горячем насыщенном растворе именно евреи не растворились. И это вопреки беспрецедентному на них давлению и даже большому усердию значительной части их самих.
Количество последних было и есть, увы, достаточно велико. Взять, к примеру, такого одиозного, как В.Жириновский – наглого афериста, одевающего то маску фашиста (Мусолини), то клоуна («рыжего»). Поигрывая русским шовинизмом, этот полукровка-«сын юриста», строит из себя самого русского из всех русских, а евреев предложил выселить куда-нибудь подальше, например, на Мадагаскар,
Другой полуеврей Д.Быков (по отцу – Зильбертруд), написавший толстую книгу о Б.Пастернаке, упивается своим открытием того, что знаменитый поэт всегда «стеснялся своего еврейского происхождения». И сам демонстративно отмежевывается от своего полуеврейства. Приехав в Израиль, он эпатировал собравшихся на его выступление евреев сообщением, что их страна – «историческая ошибка». При этом глубокомысленно пояснил: «Задача соли плавать в общем супе, а не собираться в одной солонке». На это мудрый И.Губерман ему возразил, заметив, что соли повсюду хватает, а здесь, в Израиле, щепотка оказалась побольше.
Д.Быкову вторит живущий в США поэт Н.Коржавин (Мандель). На каждом своем публичном чтении стихов он настойчиво подчеркивает, что является именно «русским поэтом», а не каким-нибудь другим. При его внешности местечкового цадика, это выглядит по меньшей мере смешно. В своей мемуарной книге «В соблазнах кровавой эпохи» (2005 г) Н.Коржавин отмечает: «По происхождению я – еврей. По самоощущению – русский патриот». Но от своих еврейских корней он всячески открещивается. «Вы стараетесь не общаться с евреями – скрываете, что вы еврей», – сказал ему как-то один его знакомый.
Бывший в прошлом твердокаменным приверженцем коммунистов и сталинистов, Н.Коржавин теперь с не меньшим жаром утверждает себя государственником и руссофилом. И неизбежно постыдно смыкается с черной сотней «патриотов»-антисемитов, вроде А.Солженицына и А.Проханова. Вслед за ними он твердит о «тождестве понятий “большевик” и “еврей”» и повторяет избитую ложь, что в конце 30-х годов «среди евреев было много чекистов и начальников».
То, что в отрицании своей еврейской идентификации наибольшую активность традиционно проявляют евреи – деятели культуры и особенно литераторы, понять не трудно. Испокон веков, живя среди других народов, евреи во многих делах оказывались намного успешнее их самих (были «правее римского папы»). В том числе и во владении их языком, грамотой, национальной культурой и искусством. Ведь это факт, что еврей Ю.Левитан, диктор радио, говорил по-русски лучше любого русского, а другой еврей Левитан, художник, писал российские пейзажи одухотвореннее любого Шишкина. А какие пронзительные «русские народные» песни сочиняли И.Дунаевский, М.Блантер и другие евреи-композиторы. Хотя об их авторстве знает не любой русский, склонившийся над нотной тетрадкой или кружкой пива.
Потому-то и многие деятели литературы, евреи России, со значительно большей страстью и глубиной, чем иные русские, проникали в недра русского языка. Но от этого они не становились русскими ни по духу, ни по крови. В.Гросман, Э.Казакевич, И.Уткин, Э.Багрицкий и другие не менее блистательные, чем упомянутые выше, писатели и поэты не считали себя русскими. Впрочем, так же, как и великолепные мастера русской прозы не евреи Ч.Айтматов, Ф.Искандер.
Правда, были в русской культуре и предтечи нынешних еврейских апологетов русского духа. Например, Б.Пастернак, О. Мандельштам, И.Бродский без особого внешнего нажима насыщали свои стихи перебором христового благовеста и православного славословия. И делали это даже чаще, чем другие советские и российские поэты, русские по крови.
Не уступая, а даже превосходя по неистовости своих предшественников, некоторые современные литераторы, евреи и полукровки, тоже с большим рвением гнут спины перед православными крестами. Такие, как Н.Коржавин, склонились к этому, вырвавшись из пут ленинизма-сталинизма. Он вспрыгнул на новую «основу – религию», радостно восклицая, что для него «она – христианство». И, перекрестившись, провозгласил: «я – христианин».
Другие именитые евреи, обмокнув пальцы в священной купели, не остановились на своем собственном крещении. Так, православная еврейка Л.Улицкая посвятила пропаганде еврейской христианизации даже целый роман – «Даниель Штайн, переводчик». Однако, повесив на грудь золотой крест и осенив им государство Израиль, она все равно не стала к Христу ближе – глаза-то и нос у нее еврейские.
При отсутствии таких специфических внешних признаков еврею, конечно, проще жить не евреем (не по паспорту ведь бьют , а по носу). Возможно, этим обьясняется самоощущение, например, писателя и литературного критика В.Сарнова, бывшего литинститутского соученика Н.Коржавина. В своей мемуарной книге «Скуки не было» (2006 г) он сообщил читателям, что «пресловутый “пятый пункт” на протяжении всей его жизни не так уж много мешал».
Странно звучит это заявление из уст человека, которого в страшные годы сталинщины исключали из института, не печатали, не давали профессионального роста. Неужели такое благодушие памяти – следствие счастливого характера, при котором отсутствие излишнего честолюбия позволяет удовлетворяться тем, что судьба дает. Не потому ли теперь на склоне лет Б.Сарнов зла не помнит? «Если не считать, – вспоминает он, – той давней, юношеской, моей реакции на обрушившееся на меня известие о том, что евреев не принимают в МГИМО, за всю последующую мою жизнь я ни разу больше не посетовал на то, что мне выпало быть евреем».
Нет, Б.Сарнов не причисляет себя к русским и не кланяется православным иконам. Он не только вне религии и вне национальности, он вообще вне всякой идеологии. «Признать, что я не иудей, – пишет он, – не христианин, а тем более не коммунист – это мне легче легкого». Такое самоощущение естественно: ведь Б.Сарнов, как и все мы, вышел из пеленок советского атеизма. Но непонятно, почему у него за всю его долгую жизнь ни разу не пробудился, если не интерес, то хотя бы любопытство к своему еврейству и его религии. «Мне случалось, – сообщает он, – бывать в православной церкви (отпевание покойников, друзей) и в католических храмах (слушал орган, глядел на картины великих мастеров). Но в синагоге я не был ни разу». Что это, как не добровольное самообеднение?
В отличие от Н.Коржавина Б.Сарнов хотя бы пытается в себе разобраться. «Я не извне, – пишет он, – не от “окружающих” наций, а сам, так сказать изнутри, из самого себя узнал, что я – еврей (Лучше, наверно, сказать – когда я узнал в себе еврея)». Хорошо, что Б.Сарнов хотя бы не принимает расхожее представление о том, что еврей в диаспоре начинает чувствовать себя евреем только тогда, когда его заставляют им становиться.
Не знаю, как кому, но мне очень жаль, что все эти поистине талантливые люди и незаурядные личности (не исключая Жириновского) нелепо расходуют себя на подкоп своих еврейских корней. Никто этого не оценивает, а даже, наоборот, многие осуждают. Чужаки всегда встречаются стаей с недоверием или даже враждой. Представителям коренного населения той или иной страны приятнее, чтобы иностранцы и иноверцы были благополучны и счастливы там, у себя, но не у них. Вот и юдофоб А.Солженицин, по справедливому замечанию того же Б.Сарнова, «желает добра всем евреям, считающих себя евреями. Ну, а что касается тех из них, кто полагает себя русскими, – тут уж извините, подвиньтесь».
Так что, полукровкам, четвертькровкам и прочим нечего обольщаться – их так же не любят, как и полноценных евреев. Не случайно обнаружение тщательно скрывавшейся раньше восьмушки еврейской крови в вожде мирового пролетриата вызвало такое оживление в среде российских антисемитов. Вот, обрадовались они, оказывается, и главный Большевик, низвергнувший их страну в пучину революции, тоже из евреев.
Но другие, призадумавшись и застеснявшись, что их Историю делают не они сами, а чужие, иезуитски выворачивают «еврейский вопрос» наизнанку. О чем разговор, – говорят они, – о каких евреях может идти речь? Их ведь давно уже нет, они растворились среди других народов, исчезли в пыли веков, вслед за древними греками и римлянами. Еврейское тысячелетнее выживание, как нации – дурной приукрашенный миф. Люди ХIХ и ХХ веков, говорившие на идише, ладино, фарси и других чужих языках и считавшие себя евреями, таковыми никогда не были.
И сионистское возрождение единой еврейской нации в Израиле не состоялось. Не это ли показывает пример той же «русской улицы», которая там никак не совмещается даже с общинами бухарцев, горцев, грузин? Не обьединил этих разных евреев иврит, как в советском прошлом и русский язык. Жонглируя подобными «аргументами», арабские ученые акробаты довольно потирают руки – нашли они, якобы, способ показать публике, что никакого еврейского феномена нет.
Но это неправда – чудо еврейского долгожительства на Земле свершилось. Все многочисленные попытки королей, императоров, канцлеров, генсеков изничтожить надоевшую им нацию провалились. Она выжила, пройдя сквозь дым погромов, гарь холокоста, елей ассимиляции и смешанных браков. Еврейский народ, назначенный Богом быть «дрожжами, на которых встает прогресс человечества» (М.Горький), продолжает свою яркую жизнь на этой планете. И никакие перерожденцы, выкресты и внутренние антисемиты не способны ее затемнить. 
Геннадий Разумов – Лос Анджелес

################################################################################

Многие люди в той или иной степени подвержены комплексу неполноценности и жестоко от него страдают. Наверное, всем известно, в чем он выражается: это негативное отношение к самому себе, постоянный стыд за свои истинные или мнимые недостатки, болезненная страсть к выискиванию их. Но существует и комплекс национальной неполноценности, странным образом присущий многим евреям, в частности, ассимилированным интеллектуалам, и выражается он прежде всего в их отношении к иудаизму.  Одна из главных причин такого комплекса – удивительная, едва ли не уникальная, способность евреев к мимикрии, особенно ярко проявляющейся в области культуры. Они как бы перенимают формы и окраску окружающей среды, уподобляясь другим, более сильным видам.  Способности имитатора, вызванные необходимостью приспособиться к нееврейскому окружению, в разной мере присущи каждому еврею, но чрезвычайно усиливаются, если он не унаследовал представления о своих национальных корнях. В таком случае этот человек вообще перестает считать себя евреем и делает все возможное, чтобы его не считали евреем и другие. Для ассимилированного еврея это стало не просто мимикрией, к которой он прибегает из прагматических соображений, но вызвало изменение его внутреннего мира, приведя к отказу от системы ценностей и образа жизни своего народа…  
Еврей, который полагает, что сроднился с нееврейской культурой до такой степени, что она стала его естеством, глубоко в душе все-таки хранит веру в уникальность своего народа. Более того, он осознает, что эта уникальность обязывает его, предъявляет к его поведению особые требования и завышенные стандарты… Если самобичевание  евреев принимает наиболее крайние формы, то подсознание вытесняет вызвавшие его реальные причины и весь шквал гнева обрушивается на собственное происхождение. Это может перерасти в болезненную антипатию к еврейству вообще, а то и в настоящую ненависть – автоантисемитизм… Еврей-антисемит  презирает свое происхождение и при этом не чувствует ни тени смущения, не испытывает никакой неловкости, равно как и необходимости самооправдания: ведь он сам – еврей. И уже одного этого достаточно для ненависти к не отпускающему его народу. Только такой человек и может быть неисправимым, законченным юдофобом, ненавидящим свой народ, а значит и самого себя.  Раввин Адин Эвен-Исраэль (Штейнзальц)

——————————————————————————————————————————————————-Война в переулке

———————————————————————————————————

Мы – удивительные люди! Не существует больше нации, представители которой с таким бы удовольствием поливали грязью собственных соплеменников, причем используя «ругательства», которые вроде бы  в свете исторического контекста в последнюю очередь можно отнести к представителям еврейского народа.

———————————————————————————–



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Иосиф Виссарионович Сталин: цитаты, афоризмы и высказывания Вереск из бисера мастер класс с пошаговым

Друзей не существует цитаты Друзей не существует цитаты Друзей не существует цитаты Друзей не существует цитаты Друзей не существует цитаты Друзей не существует цитаты Друзей не существует цитаты Друзей не существует цитаты Друзей не существует цитаты

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ